Янин Юрий Юрьевич, горноспасатель
13 декабря 2012 - Геннадий Казанин
Янин Юрий Юрьевич, горноспасатель

Мама, не плачь

Как тяжело терять родных,

Любимых, близких, дорогих.

Как будто лопнула струна,

Они уходят навсегда.

Их души где-то в небесах,

А боль о них у нас в сердцах.

И память с нами на века,

Нам не забыть их никогда.

Судьба такая у людей,

Кому и сколько надо жить.

И в Божий сад открыта дверь,

Нам ничего не изменить.

Уж видно Богу так угодно,

Призвать к себе пришла пора.

Одной единственной дорогой

Уходят люди в небеса.

Обратно нет пути назад,

Они с небес на нас глядят.

Там жизнь своя, нам не понять.

Как тяжело родных терять…

Н. Белянин

***

Дороже его у неё никого не было. Лишиться единственного и горячо любимого сына – мука непосильная. До сих пор, спустя год после той страшной трагедии, она не может говорить об этом спокойно: слёзы, не останавливаясь, катятся по щекам, дыхание перехватывает. Мир сошёл с ума. Родители не должны хоронить своих детей. Это настолько противоестественно, больно и нелогично, что никак не укладывается в её сознании. Все ещё кажется, что это сон, что вот сейчас она проснется, откроется дверь, и на порог ступит её Юрик, малой, как привыкла она называть его с детства…

Человек на своём месте

Юрий Юрьевич Янин, командир отделения, попавшего под взрыв на шахте «Распадская», был примерным сыном, настоящим другом, замечательным отцом. Он рос в рабочей семье единственным ребёнком. Мама, Людмила Ивановна, долгие годы заведовала лесным складом на шахте «Шушталепская», отец, Юрий Фёдорович, работал водителем. Несмотря на то что в семье Юра был один, его не избаловали, наоборот, приучили к самостоятельности, ежедневному труду. Добрый, открытый, очень отзывчивый, он с детства притягивал к себе окружающих. Друзья, которые появились в детстве, дорожили этой дружбой и став взрослыми. Юра всегда был в окружении коллег, друзей, знакомых, всем помогал, поддерживал.

Как все мальчишки, рано потянулся к технике, научился водить автомобиль. Хорошо, что папа – шофёр, мог всё показать и объяснить. После школы в выборе профессии долго не сомневался: конечно, в горный техникум, в шахту надо идти. Горняцкие специальности тогда востребованными были, а труд шахтеров престижным. Одновременно с учёбой в техникуме окончил водительские курсы, на которые был отправлен от военкомата, стал водителем сразу двух категорий. Потом служба в армии, первое расставание с домом. Писал домой часто, скучал. Нежные, доверительные отношения с мамой у него были всегда.

Вернувшись, устроился горнорабочим очистного забоя на шахту «Шушталепская», перешел на «Северный Кандыш», но чего-то не хватало. Его позвали в ВГСЧ, устроился, и сразу стало понятно – это его. Здесь он нашёл своё место, новых друзей, уважение командиров, здесь он стал незаменимым.

- Таких, как Юра Янин, редко встретишь, вспоминает бывший командир взвода В.П. Тимофеев. – Он болел душой за всё, что происходило во взводе. Был готов в любое время суток, даже в свой выходной, помочь в ремонте, ехать по служебной надобности, был абсолютно безотказным. Со всеми поддерживал ровные товарищеские отношения, никогда не конфликтовал, спокойный, уверенный в себе. К службе относился очень серьёзно, постиг все тонкости профессии. Поэтому, когда возникла необходимость возглавить отделение, Юра согласился и не подвёл. Его отделение стало лучшим, лицом нашего взвода, занимая на областных соревнованиях первые места, ребята защищали честь кузбасских горноспасателей на общероссийских состязаниях и тоже привозили победы. Символично, что, когда после первого взрыва на «Распадской» наших горноспасателей отправляли на разведку в шахту, мой заместитель В.В. Щукин мог идти с любым из отделений, но он пошёл с отделением Янина, потому что оно было самым надёжным.

Что случилось дальше, вы знаете…

Горький праздник

В семье Яниных праздники любили, дом у них хлебосольный, гостеприимный, а друзей и родных много. День Победы отмечали всегда, ведь дедушка Юрия, Иван Никитович Капичников, был участником войны. 9 мая 2010 года начинался как обычно. За утренними домашними хлопотами Людмила Ивановна и не заметила, как день стал близиться к обеду. То, что Юры все ещё нет с дежурства, не удивило: он часто задерживался на работе. О том, что в Междуреченске на шахте произошел взрыв, узнала из телевизионных новостей. На душе стало тревожно, ведь она знала, что без горноспасателей в этом случае не обойдётся. Успокаивала себя тем, что это не в первый раз, что ничего страшного не случится, что просто у него такая работа. День тянулся нескончаемо долго, в ответ на звонки во взвод говорили, что пока ничего не известно. Стали подходить родственники, друзья. Общая тревога и неизвестность отнимали силы, а каждый час телевидение добавляло всё новые и новые подробности случившейся трагедии. Людмила Ивановна не верила до последнего. Ну не могло, не должно было ничего случиться с её кровиночкой. Такие, как Юра, должны жить. Ведь его любили все: и родители, и женщины, и дети, и коллеги, и соседи… Все любили и уважали. Как же его может не стать? Когда на утро после тяжёлой бессонной ночи неизбежное стало очевидным, жизнь у неё как будто остановилась.

Похоронные хлопоты взял на себя взвод, у Людмилы Ивановны едва хватало сил сидеть у гроба своего единственного сына и смотреть, смотреть в дорогое лицо, на котором известна каждая чёрточка, каждая родинка. Жизнь потеряла смысл. Как же теперь без него?

Столько народу не собирали ни одни похороны в Малышевом Логу. Люди шли и шли, чтобы проститься с её сыном. Его все знали, уважали, каждый хотел сказать последнее «прости». Она не видела никого, кроме сына. Как же насмотреться на него, чтобы запомнить навсегда?

Без дорогого и единственного

Юрий Янин обрел последнее пристанище рядом со своими погибшими в том страшном взрыве друзьями-сослуживцами. Четыре могилы в ряд, четыре гранитных памятника с портретами. Там им не одиноко. Но как же маме без сына? Сорок дней, каждое утро и каждый вечер, родители Юрия навещали его в этом новом для него месте, не могли оставить своего сыночка без заботы. Общались с его душой, всё ещё летавшей рядом с ними, рассказывали о своих немудрёных новостях, домашних хлопотах, о внуках.

У Юры три сына и дочь, хотя официально он не оформил отношения ни с одной из жен. Так уж получилось у него в жизни. Всех детей любил, в воспитании всех принимал участие, все часто бывали у него в гостях. Данила, один из его сыновей, сейчас живёт с бабушкой и дедушкой. Заботы о внуке скрашивают одиночество осиротевших родителей.

С портрета на полке на нас смотрит Юрий, молодой, красивый, в горноспасательной форме со знаками Шахтёрской славы на груди.

«Мама, не плачь…» Как часто он говорил ей это, потому что не переносил слез матери и в жизни старался никогда не огорчать. Он радовал её своими успехами, когда возвращался с очередных соревнований победителем и награждался туристическими путёвками в Арабские Эмираты и Турцию, радовал, когда строил дом, когда вновь становился отцом…

Кто же теперь будет её радовать? Эстафету надо принимать внукам, ведь у такого отца должны быть замечательные дети, которые будут им гордиться и продолжать творить добро.

- Юра не мог без работы. С самого детства не помню его бездельничающим. Что-то мастерит, копается в машине, в огороде все мог и умел делать, по хозяйству помогал. Всегда отзывался на просьбы друзей, а они ему помогали. Имея квартиру, стал строить дом, гараж, все постройки на усадьбе. Все основательно, красиво, для души. Жить собирался…

Голос Людмилы Ивановны становится еле слышным.

Юрий Юрьевич успел сделать всё, что полагается настоящему мужчине: построил дом, посадил дерево, родил сыновей. Вот только расти и взрослеть дети будут без него, яблони одаривать своим щедрым урожаем будут других, а дом пока стоит пустой.

Весна вступила в свои права, зазеленела трава, цветут сады, снова пришёл День Победы. Вместо радости он несёт воспоминания о страшной трагедии, лишившей родителей сына, детей – отца. Юра любил жизнь, ему было хорошо рядом с родными. Он достраивал дом, в который собирался переселиться с женой и недавно родившимся сыном. Господь призвал его за всех просить прощенье, его часы остановились ранним утром всенародного праздника. Его душа нетленна, но какою мерой измерить силу любви родных к тому, кто уже не придёт никогда?

Т. Василишина

(Калтанский вестник № 21, 26 мая 2011)

Комментарии (1)
данил # 13 февраля 2013 в 07:25 0

Я всегда буду помнить тебя, Отец!

Калтан – Осинники 21 века © 2017

Калтан – Осинники 21 века

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?