Власкина Тамара Петровна и её музеи
13 декабря 2012 - Геннадий Казанин

Власкина Тамара Петровна и её музеи

В поисках утраченной Родины

1. СОБИРАТЕЛЬНИЦА

С самого раннего детства ее тянуло к необычным, ярким, красивым вещам. Неважно, что это было мамина вышивка или осколок разбитой чашки, найденной где-то на улице. Любимое развлечение, ­когда бабушка открывала заветный сундук с вещами, начинала перебирать платки.

- Их было много, В основном ситцевые, но все разные: и в скромный горошек, и с на­рядными розочками. А дедов патефон! Как он звучал! Но живую музыку в доме слушали чаще.

Отец Тамары Петровны Власкиной, Петр Иванович Дудин, с фронта пришел с пулей под лопаткой, которую и носил до самой своей ранней смерти в 51 год. По профессии он был бухгалтером, а в душе музыкантом, освоил сам и гармонь, и мандолину, и балалайку с гитарой, и детей односельчан своих этому умению выучил. В деревне Шуштепке, где семья проживала в 60-е годы, создал оркестр народных инструментов, с которым выступал на всех местных торжествах и в своем, и в соседних сёлах. Сегодня в трещине фундамента, оставшегося от сельского клуба, где когда-то шли эти концерты, цветет земляника добрый знак, отмечающий хорошее место.

Давно умерли или разъехались жители, всё больше это место обретает первозданный вид, и лишь садовые деревья и кустарники, всё больше дичая, ещё сигналят о том, что когда-то тут стояли дома, курились печными трубами, по улицам бегали ребятишки, забираясь на эти самые яблоньки, объедаясь крыжовником и смородиной ... Всё накрыто лесной тишиной, прерываемой лишь птичьим щебетом, жужжанием насекомых. Но к отцовской могилке дорогу найти легко похоронен бывший разведчик и командир роты на видном месте, среди белоствольных берёзок.

Годы идут, но сердце все щемит и зовет ее туда, где отец с деревенским оркестром играл, где юность прошла, безогляд­но верящая в себя и в непременно светлое будущее ... Мама была учительницей, и семью часто переводили из одного села в другое «по казённой надобности»: в новую школу или на вдруг освободившееся место ... Семья объехала почти весь юг Кузбасса, и везде, помимо своей работы, родители занимались клубной самодеятельностью: создавали любительские оркестры, самодеятельные театры.

Потом, уже будучи замужем, Тамара Петровна семейным пешим походом прошла те края от Бенжерепа до Казлочара. И учеников своих в походы водила, краеведческие поисковые группы, изучающие историю родного края. Составляли походные карты, чистили позабытые родники: Русов, Салагин, родник Петра Ивановича ...

- Весна снова зовёт «на тропу», только вот силы уже не те, чтобы повести ребят пешком по любимым краям. Сейчас с ними ходят другие, Елена Инюшева из Дома детского творчества, например. А я теперь к любимым краям автотранспортом добираюсь. Мы, шуштепские, каждую весну на Троицу там собираемся. Вспоминаем прожитое, кладбище навещаем ... Накрываем походный стол на поляне, песни поем, радуемся, что еще одна встреча состоялась ... «Бывшие шуштепцы и в школу приходят с поисковой группой встретиться, что-то передать, рассказывает Тамара Петровна. Я везде, где жила и работала, краеведческие музеи организовывала. В семьях хранится столько уникальных вещей, изготовленных руками предков: предметов утвари, вышивок, вязания, есть и вещи фабричного изготовления, но такие старые, на них времени печать! Часто люди не понимают их ценности, выбрасывают, используют не по назначению. А я не могу это равнодушно видеть ... Некоторые мои музеи при школах были, я сама, педагог, преподаватель русского языка и литературы. Не все меня понимали, кое-кто высказывался: что, мол, всякую рухлядь в образовательное учреждение тащите! Вот, например, целое семейство глиняных корчаг, старые прялки, мебель самодельная ... А ведь это не просто старые вещи, в них память предков, их рук тепло, у каждо­го экспоната своя история.

Вот, например, самодельные механические игрушки дедушки Домнина из посёлка Шушталеп. Передала их семья Латыш. Тут и казак-кузнец, который бьёт по наковальне и раздувает меха, и пахарь с лошадкой, и куры, стучащие носиками по тарелке с «зерном», и дятел, долбящий дерево ... Весь цикл крестьянского труда в этих игрушках отражен, здесь и мужчины, и женщины показаны в работе. Более современен спортсмен на турнике, есть трещотка, имитирующая стрекот сороки - чтобы воробьев от огорода отгонять. Сколько поколений детей ими играли, с какой любовью и заботой изготовлены они роди­тельскими руками, и какой неподдельный интерес и сейчас они вызывают у маленьких экскурсантам из детских садов!»

2. МУЗЕЙ В МУЗЕЕ

.... .Ее последний музей собран с помощью учащихся школ № 12 и № 18, и особенно воспитанников Детского дома-школы № 26, помогавших ей в походах в Шуштепку и вещи разыскать, и в город доставить, что тоже не легко. Им, с детства лишённым недоброй судьбой тепла родительского крова, было особенно интересно участвовать в этих розысках, будто и до своих утраченных корней пытаться дотронуться. Может быть, поэтому в бывшей «ленинской ком­нате», где сегодня разместился «Музей заходи глазей!», воспитанники детского дома всех возрастов частые гости.

Часть экспонатов изготовлена руками самих воспитанников Детского дома-школы № 26. Здесь стенды с корнепластикой, флористикой, росписью по дереву, глиняной игрушкой, поделками из ткани. Они соседствуют со школьными пионерскими барабанами, книгой почёта Детского дома-школы и другими атрибутами советской эпохи. Тут даже обломок бивня мамонта имеется, тоже найденный в одной из экспедиций, геологические образцы, собранные в походах, а рядом золотистая металлическая плетёная хлебница (такие были закуплены для столовой ещё в 1959 году). Это такой небольшой «музей в музее», посвященный истории учреждения. В нем хранится и панно творческой гостиной «Алые паруса», которую Тамара Петровна вела многие годы. «Алые паруса» остаются с нею всю жизнь, как символ вечной неуспокоенности и тяги к прекрасной мечте. Пронзительная гриновская романтика отразилась и в оформлении встреч, которые она проводила, и в содержании тех литературных и музыкальных вечеров, праздников, дней рождения одной большой детдомовской семьи.

Все это уживается у Власкиной с неистребимой любовью к фольклору, звучанию народных инструментов, впитанному с детства. Поэтому дети сюда ходят заниматься игрой на балалайке (Тамара Петровна научит!), учиться исполнению частушек и куплетов, которых она знает и хранит е записях великое множество, и сама пишет. А еще они играют в самодеятельном оркестре, поют, и все это выпивается в концерты, с которыми выступают в. соседнем санатории­профилактории ОАО «ЮК ГРЭС». В самом музее проводятся посиделки в народном· стиле, с гостями и для гостей. Готовят их вместе с вожатой М. А. Кузнецовой, человеком творческим (её стихи нередко публикуются в местных газетах).

3. НЕМЫЕ СВИДЕТЕЛИ

Отдельное место в пестром многообразии собранных вещей занимают поделки из дерева: необычные столовые ложки, выполненные в виде рыбок и белочек, вырезанные и ярко и умело расписанные неизвестным умельцем «на зоне». В углу напротив входа стоит резная (практически барельеф!), расписанная красками и покрытая лаком икона с изображением Николая Чудотворца, творение того же мастера это дар братьев Владимира и Виктора Воронковых. Рядом резные пепельницы и подсвечники с фигурками животных, подаренные Кузедеевской фабрикой игрушек. Тут же слегка нуждающийся в реставрации деревянный макет собора, подаренный семьей Совкуновых.

В реставрации здесь нуждаются многие экспонаты: скукожившийся кожаный башмачок («в таком еще Крупская ходила!»); весьма помятый жизнью рукомойник, датированный 1882 годом, без носика и крышки; деревянные предметы быта, которые пытались чинить ещё их прежние домовитые владельцы. Растрескавшийся совок для зерна и муки, например, в нескольких местах был стянут толстой проволокой и продолжал исправно нести службу ...

Есть в этом музее уголок, который особенно любят девочки: хранятся здесь расшитые вручную кокетливые белоснежные «низики» (так назывались нижние рубашки, надеваемые под платье невесты), лакированные жениховские туфли с высокими каблуками, муфточка с бисером, плоская сумочка с перепонкой вместо ремешка, наряды разных лет и с прабабушкиными вышитыми узорами, и по моде послевоенной ...

Ещё в этом углу стоит складная железная кровать кустарной работы, украшенная всяческими «подзорами», накидками, подушками в наволочках с прошвами и прочими изделиями городских и деревенских рукодельниц. По большей части эти уникальные вещи, в которые было вложено много кропотливейшего труда, усердия и мастерства предков, были либо переданы сюда наследниками, либо просто выброшены за ненадобностью и найдены Тамарой Петровной в самом плачевном виде. Белоснежная накрахмаленная «колодка» (она декорирует железную спинку кровати с наружной стороны), выполненная в технике ришелье, например, использовалась хозяйкой в качестве кухонной тряпки. Немало вещей отдано пожилыми людьми «сохранности ради»: ведь выкинут все наследники, для которых «бабушкин сундучок» просто чужеродный элемент, в современный интерьер ну никак не вписывающийся. Так, например, здесь появилась филейная скатерть и один из первых советских цветных телевизоров.

А рядом школьная форма, детские и женские вещи, выцветающие фотографии, домотканые шитые полотенца, гипсовые красавицы, перекочевавшие в музей с чьих-то комодов и этажерок свидетельства скоротечности жизни, разорванности семейных связей.

4. ДВА ЧУВСТВА

Тамара Петровна Отличник народного просвещения. Присуждалось такое звание педагогам в советские времена. Очень хорошая формулировка, уходящая, как мне кажется, своими корнями еще в предыдущую эпоху, когда вместо министерств культуры и образования было одно единое министерство просвещения. Звание это потому ещё ей подходит, что она всю жизнь совмещает в себе оба эти начала. Истовая пушкинистка, много лет собирает издания и публикации, посвященные наследию поэта. Это собрание занимает уже несколько книжных полок дома. На открытии музея (10 февраля 1997 г., в день смерти А. С. Пушкина), читала детям бессмертные строки:

Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам ...

Хочется; конечно, ещё и самой творчеством заниматься, но времени не хватает: «по маминому образцу всего две наволочки и вышила ...». Время уходит на детей, на то, чтобы передать им основы той культуры, что несли предки: «надо развивать любовь к творчеству и к своей истории. Вот ткацкий станок с ребятами с ул. Курганной принесли. Сначала, конечно, разобрали. А еще у нас здесь прялки старинные, веретенца. Организовать бы здесь мастерскую народных промыслов для, детей ...». Хватит ли сил, поймут ли, поддержат ли?

«Мы, вятские, упрямые» вятских кровей мама была, старинной фамилии Груздева. Одна беда возраст: «На пенсии ведь я уже, а кому мы, пенсионеры, интересны? На нас нередко косятся, дескать, за старое держитесь, современных веяний не понимаете ... Труд свой я посвящаю памяти моих родителей беспокойных людей, настоящих подвижников в распространении культуры в сибирском селе».

Впрочем, такое настроение ненадолго. Тамара Петровна - человек жизнерадостный, открытый. Беспокоится: «Только не забудьте дарителей отметить: Сколько ценных вещей для музея передали эти люди Н. П. Неразик, П. В. Смирнова, Р. И. Александровская, В. В. Тюренкова, Л. Буркина и многие другие ...»

... Побывал в музее глава города М. А. Корбашов, подивился тому, как много может сделать одна скромная женщина. Послушал патефонные пластинки: «Три танкиста», «Прощайте, голуби»; полюбо­вался расшитыми рушниками, морозными узорами кружев, что обильно развешаны на стенах помещения. Точного числа собранным экспонатам и сама Власкина не знает Ящики комода, чемоданы набиты тем, что требует детального изучения и сортировки: документами, периодическими изданиями, тут же фонотека, альбомы по искусству, книги, старые учебники ... Поэтому так порадовало Тамару Петровну известие, что в г. Калтан создаётся свой краеведческий музей. В основу его лягут несколько больших собраний, уже имеющихся в городе, созданных как при учреждениях, так и частными лицами. Т. П. Власкина также намерена принять участие в создании экспозиций.

- Я уже знаю, что именно отдам в городской музей, говорит она. И из того, что собирали с детьми, и что сама находила и покупала ... Пусть новый музей живет, работает. Чтобы люди в него ходили, чтобы память жила.

Подготовила Людмила Танкова

(Калтанский вестник, 1 мая 2008)

Папина тетрадка

Должно быть, в каждой семье есть вещи, которые красноречивее слов говорят об их настоящем или бывшем владельце. Как, например, эта школьная тетрадь в косую линейку, выпущенная Камским целлюлозно-бумажным комбинатом в 1963 году, Когда-то в таких учились писать по слогам первоклассники. О ее содержании можно догадаться уже по надписи простым карандашом на синей обложке: «Черновики для представлений».

Тетрадь принадлежала когда-то Петру Ивановичу Дудину, в мирное время бухгалтеру, в годы Великой Отечественной войны командиру разведроты, и всю жизнь самодеятельному музыканту и артисту.

- Судя по всему, отец писал это, уже проживая в деревне Шуштепке, рассказывает его дочь, Тамара Петровна Власкина. Но тексты эти мне были знакомы гораздо раньше, за десять лет. Когда наша семья жила в селе Казлачар Кузедеевского района, они звучали на концертах, которые организовывал отец по случаю праздников или выборов ...

Записи на пожелтевших от времёни листах сделаны аккуратным твердым почерком, на первой странице текст песни «Синий платочек». Но это не известное всем произведение (муз. Г. Перебургского, слова М. Максимова), а одна из многочисленных, бытовавших в народе в послевоенные годы, «переделок»:

Грязный солдатский платочек

Ганс отправляет домой

И добавляет несколько строчек ­

Дескать, дела ой-ой-ой!

Припев:

Лежим! Бежим

Мы по просторам чужим.

Кружится лётчик,

Бьет пулемётчик,

С Гансом простись ты своим ...

Кто был автором этих строчек; Тамара Петровна не знает. Отец, пришедший фронта израненным, умер, когда она еще только перешла в 10-й класс. Нет уже в живых и матери. Родители сибиряками не были как многие, они приехали после войны в этот богатый, быстро развивающийся край, где жить тогда было намного легче, чем в полуголодной европейской части страны. Мама вятская, отец из-под Рязани. Где-то там оставалась родня, но со временем, со смертью отца и постоянными переездами, растерялись былые связи.

Сегодня ей некого спросить, откуда у родителей была такая сильная тяга к творческому самовыражению. В их семье всегда царила необычная атмосфера. Мама, сельская учительница начальных классов, и отец, бухгалтер, помимо популярных и профессиональных периодических изданий непременно выписывали журнал «Молодежная эстрада». Оттуда выбирались стихи, песни и одноактные пьесы, которые можно было поставить силами сельской самодеятельности.

- Самые первые репетиции, которые я помню, рассказывает Тамара Петровна,- проходили у нас дома, в селе Казлачар. Клуба в деревне не было, сцены тоже.

Готовую концертную программу показывали в конторе. В те времена любое зрелище было в диковинку. Например, привезенные в село кинофильмы смотрели по три серии подряд, только семечками заранее карманы набивали, да еще могли и воды в бутылке прихватить на случай, если детям пить захочется.

Своих «артистов» принимали очень тепло. На этих концертах отец был и музыкантом, и певцом, и конферансье, а еще режиссером и сценаристом.

Выступления строились по аналогии с официальными большими концертными программами: помимо инсценировок, вокальных и музыкальных номеров, чтения, в них непременно должны были присутствовать клоунада, и фокусы - их показывал отец, постоянно удивляя публику и тщательно скрывая свои секреты.

... И еще одна запись в той же синей тетради, предназначенной для участников очередной концертной программы: «Битва за Сталинград» (на мотив «Прекрасная маркиза»). «Переделка» также неизменно вызывала хохот бесхитростной аудитории, пережившей войну, тяготы ожидания вестей с фронта, непосильный труд в тылу:

Фюрер: Эй, генерал!

Прошу, входите

И расскажите: как дела!

Все предместья Сталинграда

Как наша армия взяла?

Генерал: Хайль Гитлер!

Вы меня простите,

Что я имею страшный вид.

Лучше русских благодарите,

Что я жив, а не убит.

Как мы попали в окруженье,

Как нам там было горячо!

А в остальном, непобедимый фюрер,

Всё хорошо, всё хорошо.

Фюрер: Так, генерал, вы что сказали?

Это светопреставленье!

Мы ведь резервы посылали Вам на соединенье!

Генерал: А резервы были разбиты,

Не доходя до Калача.

Все солдаты перебиты

До Волго-Донского плеча!

И тут начался ад кромешный,

Всё в движение пришло.

А в остальном, непобедимый фюрер,

Всё хорошо, всё хорошо ...

Далее в тексте рассказывается о плачевной судьбе гитлеровских генералов, попавших в «Сталинградский котел». Этот сатирический дуэт звучал под аккомпанемент самодеятельного разновозрастного оркестра народных инструментов (Петр Иванович, самостоятельно овладев игрой на балалайке, гитаре, гармони, мандолине, обучал этому искусству сельскую молодежь и своих детей). Над детской кроваткой маленькой Тамары был развешан целый набор струнных инструментов, которые просто некуда было складывать, и они вместе с остальным концертным реквизитом хранились в доме Дудиных. Ей нравилось трогать их лаковые поверхности и представлять, что когда-нибудь они запоют и в ее руках ... Отчасти ее мечта сбылась; видимо, отец сумел передать ей неуемное стремление к творчеству, любовь к народной музыке и песне.

- Я никогда не забуду наши семейные праздники! На них всегда собиралось много народа, вспоминает Тамара Петровна. Отец везде был заводилой. Сколько было смеха, шуток, песен! Я больше нигде в жизни не видела, чтобы взрослые люди умели так веселиться.

Наверное, поколения победителей умело ценить простые радости жизни, которые так дорого им достались. Тамара Петровна, выбрав для Себя профессию педагога. Всю жизнь старается нести людям зажженный чуть ли не в младенчестве отцовский праздничный огонек. Где бы она ни работала в детском доме или в школе, с взрослыми людьми или с подростками, эта женщина просто не может не заниматься художественной самодеятельностью, не петь, не учить играть на народных инструментах! А папина тетрадь в потертой синей обложке вечно напоминает ей о том, что если творчество живет в душе, то и тем, кто рядом с таким человеком, всегда будет радостно и светло.

Л. Танкова

(Калтанский вестник, 14 августа 2008)

Комментарии (1)
Вадим. # 20 февраля 2014 в 10:27 0
Жалко, Мамы больше нет. Но Она есть...
Калтан – Осинники 21 века © 2017

Калтан – Осинники 21 века

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?