Парышков Алексей Николаевич: жизнь была такая
16 октября 2016 - Г.П.

Парышков Алексей Николаевич: жизнь была такая

Дорогие мои старики

Только-только улеглась февральская метель. Куда ни глянь – всюду белым-бело. Принарядилась и деревня Чёрный Калтанчик. Домишки здесь, что избушки на курьих ножках: один врос в землю, другой повалился на бок, а третий и вовсе лежит. Есть дома поновее, но это дачные. Живут тут постоянно только в трёх дворах, да и то старики. Что их здесь держит? С одной стороны вплотную подступил разрез, с другой – стеной встал лес.

Бреду по снегу к крайнему домику. Впереди одни сугробы, ни одной тропинки. И сразу мысль: всё ли в порядке, живы ли старики? Фронтовик Иван Андреевич Малышев, много лет проживший здесь, ещё с осени занемог. Выйдет, бывало, во двор, сядет на завалинку и все на косогор поглядывает, чуял, пора собираться на покой.

- Бабке одной тут будет не житьё, – горевал он.

- Еще по осени умер мой сосед, а его жена к дочери в город перебралась, – говорит Алексей Николаевич Парышков, а у самого глаза слезятся. Видно, тоскует по верному другу. Эх, жизнь ... сколько пережито вместе! Оба в прошлом фронтовики. Прошлым летом у обоих скотину со двора увели. Вот уж погоревали соседи. В зиму остались на голодном пайке.

- Мы-то недавно со старухой коровёнку купили в Сарбале, в долг купили, теперь с пенсии рассчитываемся. Без скотины нельзя, и с ней одна морока. Попробуй, уследи за ворьём на девятом десятке, – рассуждал Алексей Николаевич.

- Зайдём, дочка, в хату, что на улице стоим?

Дед тщательно обмёл валенки от снега и отворил в сени дверь.

Каждая деревенская изба имеет свой характерный запах. Сразу у входа забеспокоились в курятнике куры – таких красивых хохлаток ещё не видела. За печкой заскулил щенок, видно, чужих почуял. В переднем углу комнаты, как и полагается, икона. Хозяйка Роза Гараевна удивляется, неужели с горсобеса пожаловали. А узнав, что нет, расстроилась.

- Хоть бы кто открытку деду прислал. Живём тут, как волки. Порой хоть вой, да что толку, кто услышит? Тайга кругом ...

Алексей Николаевич присаживается ближе к печке, протягивает крючковатые пальцы к огню и говорит:

- Почти полвека здесь прожил, лес по речке Чёрный Калтанчик сплавлял, леспромхоз тут был. А деревня не то, что сейчас, домов сто было. Смотрю и сам удивляюсь, куда что подевалось? Родники были на каждом шагу, а теперь кругом пустая порода. Разрез испакостил землю, надругался над ней. Бугры разрывают, лога засыпают. Одно время хотели даже погост снести. Выходит, помирать и то страшно, как бы породой не завалили ...

На эти слова Роза Гараевна ругается, мол, что переживать да горевать попусту, коль повсюду беспорядок. Её старший брат, известный татарский писатель, живёт в столице, но этими местами очень даже доволен. Почти каждый год приезжает, по тайге бродит.

- В Таштаголе Рашита Гараева знают хорошо, машину дают, а он отказывается, говорит, пешком полезнее. С мозолями уезжает. Летом у нас веселее, а вот зимой скучно. Был бы хоть телевизор, – жалуется хозяйка.

- Говорят, нынче телевизоры пошли какие-то японские, совсем не ломаются, наверное? – спрашивает дед.

Вообще дедом назвать этого человека трудно. Высокий, статный, розовощёкий, только ноги больные. На фронте в пехоте был, а там выживали только выносливые. Правда, Парышков и в плену побывал. В 1942 году по неопытности загремел, тогда частенько новобранцы попадались. Алексей Николаевич видел своими глазами, как истощённых, ещё живых солдат немцы в траншеи сбрасывали. А потом это место бульдозером "гладили". Как выжил, и сам не знает. В конце войны союзники освободили, а свои потом в ссылку, в Сибирь, отправили. Так и попал Парышков на лесоповал в сарбалинский леспромхоз.

Обиды у старика за прожитые испытания нет. Жизнь была такая, всем в общем-то поровну отмеряла. Не один десяток лет валил он лес. Работа была не из лёгких, но всё же в радость. Это не в гамбургской тюрьме на нарах вшей кормить да картофельные очистки жевать. В Чёрном Калтанчике целебный воздух, парного молока и хлеба вдоволь. Что ещё нужно?

Судьба ... От неё, говорят, ни уйти, ни уехать. Думал ли тамбовский мальчишка, что всю свою жизнь проживёт в далекой Сибири, на краю глухой тайги. Ведал ли, что никогда больше не побывает на своей родине, не придётся поклониться праху своих родителей, которые не вынесли тягот войны. Из большого рода Парышковых Алексей Николаевич остался один. Одному ему было дано пережить все тяготы и лишения.

- На фронте был, в плену побывал и невредимым остался.

А тут в прошлом году врачи большой палец на ноге оттяпали. Теперь инвалид ...

То ли всерьёз, то ли в шутку говорит Алексей Николаевич.

Странные эти старики. Не поймёшь их порой – чему радуются и на что жалуются.

Из книги: Шаги по росе. Н. Пономарёва

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Смотрите также

Калтан – Осинники 21 века © 2020

Калтан – Осинники 21 века

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?