Н. И. Наумов и Кузнецкий край
7 октября 2016 - Г.П.

Н. И. Наумов и Кузнецкий край

«Неужто так должен жить человек?»

(Н. И. Наумов, 1838-1901 гг.)

В 1858 году уроженец Тобольска Николай Наумов, закончивший всего три класса Томской гимназии, написал свой первый рассказ «Случай из солдатской жизни». Знакомство с солдатской жизнью для Наумова началось намного раньше, когда ему было всего семь лет и отец его служил в Омске прокурором. Дом выходил на площадь. Здесь шли учения, здесь же солдат секли розгами и шомполами. Много позже писатель Наумов расскажет о своих воспоминаниях про то, как «далеко разносились крики терзаемых жертв», и признается: «Я и теперь без содрогания не могу вспомнить эти сцены. Я плакал, забивался в подушку, чтобы не слышать барабанного боя и раздирающих душу криков». В 1860 году Наумов поступил вольнослушателем в Петербургский университет. И года не потребовалось, чтобы неизбежная поляризация толкнула его к сверстникам, которые были наиболее созвучны ему по образу мыслей.

Он участвовал в студенческих демонстрациях, сблизился с кружком каракозовцев и в 1862 году был арестован по подозрению в принадлежности к революционному обществу «Земля и воля». Улик не было – его освободили. Арест минул, образ же мыслей остался неизменным. В 1864 году Наумов возвращается в Сибирь. И вот выдержка из письма: «В течение девятилетней службы крестьянским чиновником в двух округах Томской губернии, Мариинском и Томском, я изо дня в день, по свежим впечатлениям записывал всё, что доводилось мне подметить и слышать!» А подмечал он многое, что лишь ждало воплощения в строки. После недолгого пребывания в Петербурге он вновь приезжает в родные края, и с 1884 года его жизнь тесно связана с Сибирью.

Невелик был чин у Наумова, служившего в Кузнецке, Мариинске, Томске, но работа вела его в самые глухие уголки Томской губернии, в гущу жизни, что для писателя – большая удача. В Кузнецке Наумову удалось заглянуть за кулисы жизни чиновничества той поры. Наумову-писателю интересны были жители Кузнецка, его купцы и чиновники. Его знали в Тисуле и окрестностях, он был частым гостем в нынешних Осинниках.

Восемь лет Наумов молчал, хотя в петербургских литературных кругах его знали – редакции «Современника» и «Отечественных записок» охотно принимали его рассказы. Но самые правдивые, самые щемящие в своей искренности работы Наумова еще не созрели. Пока он лишь накапливал впечатления. Он нашёл свою тему – «безсудность» Сибири и угнетение крестьянской бедноты, разгул «сельского барина»-мироеда и наглость местного «царька»-чиновника.

Свои размышления Наумов очень органично вписывает в ткань рассказов и очерков – их немногим более тридцати, – вкладывая в уста своих героев.

В Осиновском улусе Наумов пробыл один день. Но впечатлений набралось столько, что в бурном клёкоте Кондомы ему слышались «стон и подавленные рыдания». Он знал и любил Горную Шорию: «Мне стало больно за это добродушное, безжалостно разоряемое и постепенно вымирающее племя», – пишет Наумов после разбирательства дел в Горной Шории. В деревне Кокуй Кузнецкого уезда старик Сыслов рассказывает писателю: «На тыщу-то чинов разве только один добродетельный выищется, да и тот недолговечен в наших местах ...»

В Осиновском улусе Наумову рассказали: «Здесь был исправником Иван Миронович Канаев, так ведь такие капиталы нажил: во многие десятки тысяч!»

Невольно вспоминается сердобольное семейство кузнецкого исправника Ивана Мироновича Катанаева (Канаев – лишь маскировка истинной фамилии), так обласкавшее бедствующую М. Д. Исаеву, будущую супругу Ф. М. Достоевского.

Но уже в другой, непарадной ипостаси видится предприимчивый кузнецкий исправник, который был шафером на венчании Достоевского. Нажив большие тысячи на скупке шкурок за фальшивые деньги у шорцев, он мог блеснуть – устроить свадьбу на свой счёт, тем самым умилив доверчивых кузнечан. И невольно салон Марии Александровны Москалёвой, мордасовской «львицы», отражённый в повести Достоевского «Дядюшкин сон», наводит на мысль о кузнецком салоне Катанаевых. Достоевский и Наумов дышали одним воздухом, и вещий взор писателя был свойственен обоим ... Катанаевых в Сибири был легион. Сибирь – «доходное местечко».

Как никто, Наумов узнал сибирское «золотое дно». «Золотая лихорадка» охватила таёжные прииски. Вот что пишет Наумов: «Нигде так не развита система закабаления рабочего, как на приисках, где за весь свой летний таёжный труд работник выносит в очистку лишь несколько рублей» («Ёж»). Но вот сезон закончен, и приисковые рабочие партиями приходят в Тисуль («Паутина»). Богатеют торговцы, наглеют мелкие чиновники, таёжного рабочего грабят, унижая и спаивая в кабаках. Потеряно за пару недель всё заработанное за лето, остаётся лишь горькое сокрушение. Вот слова одного из героев рассказа: «Ты робишь, робишь, жисть кладёшь, и все ты нищий, а другой за твоё здоровье, сложа руки, в прохладе живёт. Неужто так должен жить человек?»

В архиве Наумова сохранился черновик докладной записки 1884 года, когда он служил в Мариинске непременным членом по крестьянским делам. Он, предлагал «предоставить крестьянским обществам право выдворять по приговорам поселяющихся в селах и деревнях мещан и купцов, замеченных в каких-либо предосудительных поступках». Так просто представлял он себе борьбу с народившимся кулачеством. В одном из своих писем к Г. И. Потанину 21 августа 1894 года Наумов не скрывает растерянности. «Не лень одолевает меня, – пишет он, – а усталость, глубокое разочарование во всём, во всём. Вступив в жизнь в 60-е годы, тяжело, ох как тяжело пережить 90-е ... И будет мой голос диссонансом среди хора новых певцов. Так уж лучше молчать, молчать, молчать».

Но он не молчал, и к тому же был неправ в собственной оценке. Вопреки мнению, что после 1894 года он ни чего не писал, его архивы показали, что Наумов до конца дней своих не выпускал из рук усердного пера. В 1895-1897 гг. написаны «Тягун», «Раздел», «Таёжные коноводы» ... Именно в пору мнимого молчания написаны такие строки: «Не объясняется ли подобными побуждениями то грустное апатичное равнодушие к жизни, каким отличается русский простолюдин, не в них ли искать объяснения и того давно подмеченного факта, «что он не любит умирать своей смертью!» То срубит он в лесу дерево и, видя, что оно прямо падает на него, не догадывается отскочить в сторону, и пришибёт его деревом. Другой с высокого стога сена покатится ... прямо на вилы, стоящие около него ... и навылет пропорет ими живот. И нужно посмотреть потом, как умирает он. Вы не услышите ни одного стона, ни одной жалобы или сожаления о преждевременно угасающей жизни, только пред священником, привезённым для напутствования его, и пред собравшимися мирянами он тихо проговорит: «чтоб никого не обвиняли в его смерти». Подобных случаев, где человек как будто бы нарочно напрашивается на смерть, ищет только удобного повода к ней, слишком много ... и что более всего бросается в глаза людей, близко знакомых с бытом народа, – это то, что все они повторяются чаще всего весной, в самое тяжёлое в быту его время» («Крестьянские выборы»). И в противовес этим строкам – другие, дающие нам, кстати, неожиданные сведения о Томском железоделательном заводе, который действовал на реке Томь-Чумыш с 1771 по 1864 год в селе Томское, близ Прокопьевска.

«... По странному стечению ли обстоятельств или с предложенной заранее целью, передние ряды толпы, примыкавшие к дверям, ведущим в волостную присутственную комнату, исключительно состояли из бывших мастеровых упразднённого Т... завода – самого беспокойного элемента населения, выработанного печальными условиями жизни. Все они с детства выросли под игом обязательных работ и сурового дисциплинарного обращения, закалившего их до полной бесчувственности к физическим страданиям. Тяготевший над ними в былые дни гнёт не забил их, как бы следовало ожидать, но развил в каждом из них стойкую самостоятельность, готовность оппонировать не тупо, а во имя убеждения, выработанного осмысленным пониманием дела. Этот, за немногим исключением, грамотный народ, озлобленный экономическими условиями, в какие он был поставлен, был не безопасен».

В 1893 году в одном из своих писем он сообщает: «Пишу теперь «Сцены из жизни тёмного люда». Боюсь, что они не увидят белого света ... до того уже убита во мне вера в мое самодовлеющее творчество». Однако, как бы после снятия внутреннего запрета, публикации следовали одна за другой, притом с неизменным успехом. В «Русском богатстве» – «Картинки с натуры», в «Алтайском сборнике» – «Сарбыска» ...

Н. И. Наумов, незаслуженно забытый сейчас литератор, был тонким наблюдателем. Произвол и злоупотребление, грабёж и насилие – таким он воссоздаёт в своих произведениях климат, в котором трудовой народ горько и дремотно влачит каторжную и разгульную жизнь в цепких тисках «казны», чиновников, кулаков, торговцев, золотопромышленников.

Взгляды Наумова были близки и понятны читателям его времени. Рассказы о деревенских правдоискателях и бунтарях нравились людям шестидесятых годов узнаваемостью ситуаций и подхода к ним.

Высоко ценил творчество Наумова Г. В. Плеханов и особо отмечал его популярность в 70-х годах, в первую очередь выделяя рассказ «Умалишённая» из сборника «Сила солому ломит». В историю литературы Николай Иванович Наумов вошёл как писатель-народник. Рассказы его – истинная летопись Кузнецкого уезда да и всей Томской губернии столетней давности. Он как бы явился в эти края на смену только недавно отбывшему из Сибири Достоевскому, чтобы продолжить его наблюдения со своей особой позиции.

В Мариинске на улице Ленина стоят рядком, перемежаясь друг с другом, деревянные и каменные здания. Многие из них были «присутственными» и наверняка ещё помнят Наумова, чиновника по крестьянским делам.

А вот описание центра Тисуля в рассказе «Паутина». «... Общий вид села, особенно с вершины холма, напоминал своею формою подкову, упиравшуюся своими обоими концами в обрывистый берег реки Томь, по имени которой называлось и само село. Посредине села стояла высокая каменная церковь, и купол её, обшитый белой жестью, ярко горел теперь от солнечных лучей. Спустившись с холма, мы въехали в широкую прямую улицу, обнесённую по обеим сторонам низенькими, иногда покосившимися и вросшими в землю избёшками, среди которых то по одну, то по другую сторону улицы неожиданно вырастал перед глазами высокий одноэтажный или в два этажа дом с балконами, покосившимися на затейливо выточенных колоннах, с резными, ярко раскрашенными ставнями и плотными деревянными заборами. Странный контраст представляли подобные дома, высившиеся среди убогих соседей своих, изнурённых летами и непогодами. Они походили как будто на новые, яркие заплаты, нашитые на ветхом рубище нищего, и своею вычурной красотой только сильнее оттеняли убогий и невзрачный вид лепившихся около них лачуг».

В Тисуле на улице Ленина по сей день сохранился своеобразный комплекс того времени – каменные здания второй половины XIX века: аптека (бывший купеческий дом), кинотеатр (бывший магазин), магазины детских, промышленных и продовольственных товаров (прежде – жилые дома). Именно здесь, в этих местах, в этом климате, среди этих стен разыгрывались драмы приисковых рабочих, так достоверно описанные в рассказах Н. И. Наумова, и поэтому весь комплекс этот можно условно назвать «комплексом Наумова» и – безусловно – считать мемориальным, тесно сопряжённым как с биографией, так и с литературным наследием писателя.

Здесь, также как и в Мариинске, Тисуле и Осинниках, должно отметить улицы, связанные с именем Н. И. Наумова. Мемориальной доске с именем первого сибирского писателя, обратившегося к теме Кузнецкой земли, давно уже место и в Старокузнецком районе Новокузнецка, где он жил и где пока дом его не найден.

М. Кушникова

Из книги: Очерки истории Кузнецкого края. М. М. Кушникова

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Смотрите также

Калтан – Осинники 21 века © 2020

Калтан – Осинники 21 века

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?