К 70-летию города Осинники
9 декабря 2012 - Геннадий Казанин

К 70-летию города Осинники

«На ладони земли – городок небольшой …»

В канун 70-летия нашего города в издательском доме «Вояж» г. Новосибирска вышел объёмный, богато иллюстрированный сборник «День шахтёра в Кузбассе. В нём представлены города, где эти праздники, в подготовке которых  принимала участие вся область, уже состоялись. В том числе и наши Осинники. Все мы свидетели того, как преобразился и похорошел наш город в результате такой подготовки, той работы, которая была проделана. Этому и посвящён очерк об Осинниках в вышедшей книге. Тираж её небольшой, всего 1000 экземпляров, поэтому она уже сегодня стала библиографической редкостью. В канун 70-летия города, мы предлагаем этот очерк вашему вниманию в газетном варианте.

***

Неутешительные изменения происходили в Осинниках в последние десятилетия ХХ века. Город, несмотря на свой не столь уж долгий век, стал приходить в упадок. Запущенный и словно поблекший вид приобрели дома и улицы, а новые микрорайоны становились однообразно серыми и неприветливыми. Неухоженностью и запустением отталкивал городской парк – когда-то излюбленное и едва ли не единственное место отдыха горожан. Ну а главная площадь, расположенная, как и подобает, в самом центре, стала чем-то наподобие большого рынка, с его неряшливыми пёстрыми рядами и неистребимой захламлённостью. Даже здания, занимаемые объектами социально-культурного назначения, немногочисленные спортивные сооружения оставляли неприятное впечатление – их существование и достойный вид, вроде бы, и старались поддерживать, но извечный недостаток средств быстро сводил на нет все усилия,

А сколько к 2004 году накопилось проблем, без оговорок относящихся к категории жизненно важных! В их числе катастрофическая нехватка жилья, ветхое и неприглядное состояние старого и крайне медленные темпы строительства нового. Множество нареканий вызывало состояние учреждений здравоохранения: и городской больницы, выстроенной ещё в середине прошлого века, и поликлиники, разместившейся в двух тесных двухэтажных корпусах и обслуживающей практически весь город.

Остро назрел вопрос строительства вокзала и железнодорожного переезда в районе 405-го километра. Поднимали его не раз и на разных уровнях, но безрезультатно – слишком велика была цена вопроса. Между тем, вместо вокзала многочисленные пассажиры вынуждены были довольствоваться убогим одноэтажным строением, которое не могло вместить даже очередь за билетами, не говоря уж об ожидающих электрички. А на двух неохраняемых переездах, которыми на тот момент пользовались горожане, продолжали гибнуть люди, Только за период с 1997 по 2003 год на переезде произошло семь столкновений с электропоездами, погибло четыре и травмировано семь человек. Пуск нового переезда позволил бы решить проблему безопасности движения, не говоря об экономическом эффекте.

Весь перечень нерешённого, невыполненного, недостроенного, не отремонтированного можно было бы продолжать долго, а всё вместе складывалось в малоприглядную картину, позволявшую судить о славном шахтёрском городе как о «депрессивном», переживавшем в своем развитии даже не «застой», скорее, деградацию. Милая сердцу провинциальность утешала разве что старожилов, представители молодого поколения осинниковцев не связывали с родным городом своего будущего или будущего своих детей.

Но именно тогда, в 2004 году, стали происходить события, которые за считанные месяцы самым кардинальным образом изменили облик города. С тех самых пор вся его история поделилась для местного населения на «до» и «после». До и после состоявшегося здесь областного дня шахтёра.

Решение о проведении в нашем городе грандиозного торжества было принято руководством Кемеровской области осенью 2003 года.

- Цель таких мероприятий состоит не в том, чтобы собраться на гулянье в каком-то городе, – сказал по этому поводу первый заместитель губернатора В. П. Мазикин. – В ходе подготовки все выделенные средства аккумулируются на самых кризисных, на самых социально значимых объектах, определяющих лицо город? Практика дала серьёзные положительные результаты. Те, кто подолгу не бывал в Ленинске-Кузнецком и Белове, сейчас не узнают эти города, так они изменились в лучшую сторону.

Областной праздник решено было провести в Осинниках? Губернатор считает, что город заслуживает большего внимания: это сложная территория со множеством проблем, не решаемых в последние годы. Таким образом, губернатор решил поддержать главу города Осинники П. П. Дочева, его предвыборную программу.

В октябре 2003 года в Осинниках состоялось заседание выездной коллегии областной администрации. На нём было принято постановление с перечнем ряда объектов, которые необходимо либо отремонтировать, либо достроить, либо построить заново ко Дню шахтёра 2004 года. Это было началом большой работы.

- Мы несколько раз проехали, обошли весь город, определили и распределили объёмы работ между исполнителями, – сказал на заседании П. П. Дочев. – Общая их стоимость беспрецедентна для Осинников: 150 миллионов рублей по первоначальному варианту. Впрочем, эта сумма будет постоянно корректироваться, потому что все наши социальные объекты находятся в таком состоянии, что требуют всё больше и больше вложений. Первоначальная сумма быстро возросла до 250 миллионов рублей. И хорошо, что в этой связи нам удаётся найти взаимопонимание с собственниками.

Тогда, на исходе 2003 года, и эти цифры, и планы, озвученные на совещаниях и в прессе, казались чем-то нереальным, почти фантастическим. Не верилось, что это возможно – буквально за считанные месяцы изменить облик города, сдвинуть с мёртвой точки огромную и, казалось бы, неподъёмную глыбу застарелых проблем, мешающую полноценному и целенаправленному развитию. Ещё сложнее было добиться изменений в сознании людей, убедить, что любовь к родному городу не должна быть пассивной и созерцательной – только всеобщая заинтересованность и активное желание принять участие в развернувшемся созидательном процессе сделают реальным самое, на первый взгляд, нереальное.

«Родному городу чистоту, уют и порядок!» – таким был девиз, с которым шёл на выборы Пётр Петрович Дочев, и после избрания на должность главы он неукоснительно следует ему по сей день. Начиналось всё с элементарного: коммунальщики наводили порядок во дворах и на улицах, устанавливали новые, специально заказанные контейнеры для мусора. Прошёл месяц-другой, и в городе действительно стало чище. Этот, пусть маленький, но конкретный шаг к обозначенной цели сразу же заметили и восприняли горожане.

А вот другая идея Дочева – освободить главную городскую площадь от стихийного рынка и размещённых по периметру павильонов – многими была воспринята в штыки. И хотя рынок не ликвидировали, а всего лишь перенесли на территорию расположенной неподалёку торговой базы, поводов для возмущения хватало – и со стороны обывателей, и со стороны «челночников», у которых заметно поубавилось покупателей. Годом позже площадь, волевым решением возвращённая городу, стала одним из самых приметных в Осинниках мест. С городских улиц исчезли разномастные металлические киоски, выкрашенные в большинстве своём в синий цвет, город шаг за шагом двинулся к цивилизованной торговле – в специализированных магазинах и павильонах, оборудованных и оформленных по всем правилам современного дизайна. Недовольные были и на этот раз, было непонимание и даже сопротивление, но кто, в конечном счёте, выиграл – очевидно. Выиграл город, избавившийся от ещё одной приметы своей провинциальности.

По материалам публикаций, регулярно появлявшихся на страницах городской газеты, проследим, какой ценой был получен конечный результат, ошеломивший не только гостей, но и самих хозяев шахтёрского города.

Дворец культуры

Из интервью с директором Дворца культуры Л. Ф. Трофимовой (февраль 2004 года):

- План реконструкции здания заложен в общегородскую программу по подготовке города к проведению предстоящих областных мероприятий. Исполнитель этой грандиозной программы – «Южкузбассуголь», который осуществляет не только её полное финансирование, но и сам с начала и до конца проводит реконструкцию и капитальный ремонт здания.

(Время и жизнь, с 20 ноября 2008)

К юбилею города Осинники

«А время шло, менялись даты, ты рос и силы набирал …»

Может, для кого-то перелистывать страницы старых документов – занятие не из приятных, но я всегда с трепетом беру в руки пожелтевшие от времени документы. Даже при первом поверхностном взгляде можно много что узнать о том времени, когда эти страницы были написаны. Серая обёрточная бумага – наглядное подтверждение того, какие трудности испытывала страна в далекие уже годы. Ну а многочисленные ошибки красноречиво свидетельствуют об уровне образованности населения. Ещё одна характерная примета – как велись тогда протоколы, и, в особенности, как они заканчивались. Как правило, это была фраза «Да здравствует наш вождь – друг и учитель Великий Сталин!» – вот он, тот самый культ личности, в обыденном своём проявлении.

Как боролись с «врагами народа»

Начало 1938-го. На заседании осинниковского райкома партии в числе 15 поставленных вопросов дело члена партии с 1917 года, начальника осинниковского отделения Сиблага Радзина Карла Яновича, который «окружил себя врагами народа – троцкистами». Читаем дальше: «Когда отдельные члены ВКП (б) пытались разоблачать врагов народа, то Радзин запрещал это делать, угрожая расправой. Он игнорировал приказ наркома и в результате завалил работу в лагере. Постановили: за покровительство врагов народа, вражеские действия на работе Радзина К. Я. как врага народа из рядов партии исключить».

Светлая Вам память, Карл Янович, ваши родственники могут Вами гордиться. Скольких людей спасли Вы, забыв о себе!

Страшные трагедии хранят документы тех лет. Многих не обошла беда. Пришла она и в дом Капитолины Ивановны Шишкиной, правда, тогда её ещё так не называли, но маленькая девочка помнила долго, как уводили её отца.

- Постучали в дверь, мы открыли. Начался обыск. Обстановка в квартире убогая: между стенкой и печкой прибивали доски – это были детские кровати. Были ещё стол и родительская кровать – больше ничего.

С надменным видом военные разбросали наши школьные тетради, вещи, а потом забрали отца. Мама и трое детей оставались в полном неведении: будет ли работать мама или её уволят, останемся мы в квартире или нас выгонят.

И, это ещё не самое страшное, что могла бы, рассказать Капитолина Ивановна. Уже во время войны, когда она работала методистом в гороно, в горкоме партии на неё собирали досье, а увидела она эти документы под грифом «секретно» лишь в. 1998 году, во время нашей встречи, когда я показала ей копии, снятые в областном архиве. Глядя на них, немолодая уже женщина сначала оцепенела, а потом рассказала, что органы НКВД не оставляли её в покое и в военные годы: часто приглашали туда двадцатилетнюю девчонку, дочь расстрелянного отца.

Перелистывая страницы с размытыми чернилами протоколов заседаний райкома, а затем горкома. Среди многочисленных вопросов на повестке дня почти всегда было исключение из партии. Так было по всей стране, так было и в Осинниках.

Глазами живых свидетелей истории

Газета – один из тех документов, в которых жизнь города – как на ладони, и описывается она ярко, живо, эмоционально. Как актуально даже для нашего времени звучит заголовок к заметке Леонова «Больше товаров местного производства». Автор клянёт руководство артелей имени 8 съезда Советов и «Шахтёр»: «Не справляются с работой сапожные мастерские, перегружены работой. Исключительно безобразно обстоит дело с качеством». Далее идут нелестные отзывы о председателе артели т. Бурцеве. Одну из работниц, тех самых, что не выполняли план, я нашла в лице моей свекрови. Когда Катенька Жигера пришла работать в сапожную артель, ей было 17 лет. Теперь она вспоминает:

- Чан – сорок вёдер, воду носили с ручья, кипятили и поддерживали в горячем состоянии, чтобы катать валенки. Было огромных 7 печей, которые топили углём. Труд был очень тяжёлый, и работали в основном мужчины.

Я попросила Екатерину Михайловну вспомнить, каким был упомянутый в заметке председатель т. Бурцев, которого «не тревожил план».

- Николай Михайлович был требовательным и справедливым. Когда я пришла в артель, у меня даже паспорта не было, только справка из комендатуры, что я из репрессированной семьи. И всё-таки он взял меня на работу.

Что касается военных лет, то Екатерине Михайловне запомнилось другое:

- Планы выполняли и перевыполняли, об этом тоже газеты писали ...

Войну объявили инфекциям

Спецпереселенцы ... Им можно посвятить особую страницу в жизни нашего го­рода. Они прибывали и прибывали в Осинники и привозили ... тяжелейшие инфекции.

Работники медицинских учреждений (их в то время было 25 человек) старались не допустить эпидемий, что в тех трудных условиях было весьма проблематично.

7 марта 1940 года на исполкоме Осинниковского горсовета был заслушан доклад заведующего горздравом Мезенцева. Он информировал: «Все лечебные учреждения не обеспечены бельём, скорая помощь не укомплектована врачами, транспорт не обеспечивает запросы, поликлиника расположена в ветхом помещении, нет многих специалистов, нет мясомолочной ветеринарной станции. В больнице нет туберкулёзного отделения». Так много «нет» было в предвоенное время в городе. Постепенно прибывали кадры, но очень долго не могли найти специалиста по малярии. Я рада, что десять лет назад познакомилась с человеком, который в те годы взвалил на себя эту ношу. Вот что рассказала мне ныне покойная Панна Ивановна Берук:

- В декабре 1938 года уже был открыт санитарный отдел, но все анализы возили в Новокузнецк, поезд туда ходил два раза в сутки. Я работала в двух лицах: заведовала инфекционной службой и эпидемиологией, а потом пришлось стать и маляриологом. Нужно было выявить все водоёмы, заражённые малярийным комаром. Мы взяли их на учёт. Дальнейшая цель – не допустить вылета комаров.

Для этого специальная служба смешивала дорожную пыль с «парижской зеленью» и засыпала водоёмы. Кроме того, проверяли все стайки со скотиной, нет ли там зимовки комаров, если есть – тоже обрабатывали. Малярия – тяжёлое заболевание, и медики делали всё возможное и невозможное, чтобы избавить от неё население.

Светлая память П. И. Берук и её коллегам, которые в самые трудные годы поднимали медицину города. Многое могли бы рассказать люди, которые жили в то время в Осинниках. К сожалению, в недалёком будущем лишь документы смогут поведать нам о минувшем.

Праздники и будни

Но была и другая сторона медали, о которой рассказывает следующая информация.

Октябрь 1940 года. Город готовится к главному советскому празднику – 7 ноября. В одном из документов читаем: «Исполком обязывает директора пищекомбината т. Глушкова приготовить из имеющегося сырья к празднику следующие напитки и кондитерские изделия: кваса баварского – 300 ящиков, кваса сладкого разливного – 2200 литров, браги разливной – 2200 литров». И шампанское не было забыто, правда, мало кому досталось, всего 30 ящиков. Помимо этого, «... коврижки – 700 кг, пряников – 800 кг, сушек – 2400 кг, других хлебобулочных изделий – 2000 кг и 200 кг тортов»(!).

Так встретил город знаменательный праздник, такие «деликатесы» по этому случаю откушал. Сравнивая их с тем, чем полны наши прилавки сегодня, скажем – негусто. Очень скромно! Но люди довольствовались малым.

Жизнь налаживалась, новорождённый город строился. В газете «За уголь», датированной 1940 годом, читаем: «С каждым днём наш молодой город угольщиков меняет свой облик. В текущем году на жилищное строительство ассигновано 1800 тысяч рублей, закончено строительство 24-квартирного дома в Соцгороде, заканчивается строительство трёх 10-квартирных домов по улице Комсомольской, сдано в эксплуатацию общежитие на 52 места, а на шахте № 4 ведется строительство 8-квартирного дома».

В планах построить в Соцгороде трёхэтажный дом на 24 квартиры, два рубленых дома в районе больницы БИС.

28 сентября того года в Осинниках прошёл первый слёт стахановцев, на который собралось более 500 человек. Об этом тоже сообщила газета «За уголь». Слёт прошёл в торжественной обстановке в клубе имени Сталина. Перед стахановцами выступил секретарь горкома ВКП (б) т. Мезенцев. Он доложил об итогах восьмимесячной работы треста «Молотовуголь» и городских организаций. Стахановцы обсудили и приняли вызов на социалистическое соревнование трудящихся города Киселёвска.

А было так возможно …

Интересная сессия исполкома состоялась 7 октября 1940 года. Рассматривался вопрос, прямо скажем, сенсационный – об отведении земельного участка под строительство паровозного завода. Докладывал председатель комиссии НКТМ СССР т. Уманский Я. И. До этого вышел приказ Наркома тяжёлого машиностроения о строительстве паровозного завода в районе г. Сталинска. Горисполком решил отвести земельный участок на 2-ой террасе от деревни Красная Орловка до реки Шурак площадью 75 га для промышленного строительства и 40 га – для жилстроительства. Эта площадка была выбрана не случайно. Учли многое: возможность использования близко расположенных шушталепских энергетических углей, близость Кондомы, немаловажно и то, что всего в 30 км – металлургический комбинат им. Сталина, а значит, чугун, кокс, доломит. Поблизости Шушталепская лесогавань, где идёт и разделка леса для строительства. Учли также реальную возможность использования существующей железнодорожной ветки к кирпичному заводу путём её продления до строительной площадки. Осинники могли предоставить и рабочую силу в количестве 2000 рабочих.

Предполагалось, что всего там будут работать 6,5 тысячи человек, ежегодно из ворот завода должно было выходить более 300 паровозов. По плану построить завод нужно было в 1944 году, на что были выделены 215 млн. рублей.

Не знаю, хорошо было бы для осинниковцев или плохо, если бы такой завод построили, но грандиозным планам не суждено было сбыться – началась война.

Осинники или Молотово?

Любопытное событие произошло на торжественном собрании, посвящённом 23-ей годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Собравшиеся выразили желание написать письмо товарищу Молотову В. М. с просьбой дать свое согласие на, присвоение Осинникам имя Молотова.

12 ноября на сессии исполкома было решено поставить вопрос о переименовании Осинников в Молотово на внеочередной, восьмой сессии 17 ноября с последующей его постановкой перед областными и республиканскими организациями.

Письмо Молотову до сих пор хранится в нашем осинниковском архиве. Полагаю, что этот уникальный документ представляет интерес не только для журналистов, но и для горожан, и потому публикуем его полностью:

Москва. Совет Народных комиссаров. Товарищу Молотову.

Дорогой Вячеслав Михайлович.

Горняки треста «Молотовуголь» и все трудящиеся города Осинники, собравшиеся на торжественное заседание, посвященное XXIII годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции, шлют Вам, лучшему соратнику товарища Сталина, руководителю Советского правительства, горячий большевистский привет!

XXIII годовщину Великого Октября народы нашей Родины отмечают в сложной международной обстановке. Сбываются Ваши слова, сказанные на седьмой Сессии Верховного Совета СССР о том, что вторая империалистическая война перейдёт в новый этап всемирной войны. Только Советский Союз, благодаря мудрой внешней политике своего правительства под руководством товарища Сталина и Вас, товарищ Молотов, находится вне войны и имеет все условия для своего мирного созидательного труда.

Но нам глубоко памятны Ваши слова, Вячеслав Михайлович, о долге каждого гражданина Советского Союза работать честно на своём посту и тем самым способствовать укреплению экономической и оборонной мощи социалистического государства.

К XXIII годовщине мы пришли с неплохими показателями. Коллектив шахты № 4 во всесоюзном соревновании угольщиков занял первенство и поручил переходящее знамя Наркомата Угольной промышленности.

Коллектив шахты № 10 к 12 ноября выполнит годовой план угледобычи. Своей плохой работой в первом полугодии наш трест задолжал государству 57000 тонн угля. В третьем квартале мы дали сверх плана 32000 тонн и оставшийся на сегодня долг в 16000 тонн мы перекроем в ноябре. Мы заверяем Вас, товарищ Молотов, что годовой план угледобычи мы закончим к 24 декабря – ко дню годовщины выборов в местные Советы Депутатов Трудящихся.

Вячеслав Михайлович! Нашему городу нет ещё года. В прошлом шорский улус Осиновка за годы Сталинских пятилеток стал молодым, но растущим городом угля. О тяжёлой жизни шорского народа, стонавшего от кулаков и кузнецких купцов, знаем мы только по воспоминаниям старожилов. Но название нашего города остаётся прежним. Мы обращаемся с просьбой, товарищ Молотов, дать, согласие о присвоении Вашего имени не только тресту, но и городу, разрешив назвать город Молотово.

Заверяем Вас, Вячеслав Михайлович, что мы оправдаем Ваше доверие и будем с честью носить Ваше Имя.

Да здравствует глава Советского Правительства товарищ Молотов!

Да здравствует наш друг, вождь и учитель Великий Сталин!

По поручению собрания письмо подписали: Прокушев, Плеханов, Ялевский, Пархоменко, Ременский, Сорокин, Назаров и   многие другие.

Не знаю, как вам, а мне сегодняшнее название города нравится больше, чем Молотово. Наверное, пока ходатайства ходили из одной инстанции в другую, прошло немало времени, началась война, и стало не до переименований.

Радио – в массы

Как журналисту мне любопытно было узнать о том, что 18 декабря 1940 года на сессии горисполкома речь зашла об организации радиовещания. К этому времени уже прошло 10 номеров радиогазеты, о которых положительно отозвались горожане. Собравшиеся высказали и крайнюю неудовлетворённость печатным изданием. Потому и решение было вынесено такое:

1. Считать необходимым в городе Осинники иметь местное радиовещание и просить Сталинское отделение радиоузла отпустить необходимые средства и оборудование для студии.

2. Поручить депутатам и члену исполкома Илевскому в пятидневный срок подыскать помещение под радиоузел и студию для местного вещания.

З. Обязать т. Брусенцева создать материальную базу для радиовещания, для чего не позднее 25 декабря заключить договоры с хозяйственными организациями на передачу лекций, докладов, бесед и объявлений, направленных на улучшение угольной промышленности и всех городских организаций.

Это было, пожалуй, последнее значимое событие накануне нового 1941 года.

Осинники, как и вся страна, переживал трудные годы. Жизнь текла своим чередом. Люди были полны надежд на лучшее будущее. И никто не знал, что через несколько месяцев настанет черед тяжелейшему для всей нашей страны испытанию, и более 2000 осинниковцев погибнут в страшной схватке с врагом, а остальные, забыв о сне и отдыхе, будут работать на шахтах, выполняя девиз всей страны: «Всё для фронта, всё для победы!».

Наталья Медведева

(в материале были использованы документы из областного и городского архивов и городской газеты «За уголь»)

(Новый вектор, 4 декабря 2008)

Ветераны всегда с нами

Старые фотографии, как отпечатки прошлых, уже ушедших от нас за далёкие горизонты лет и событий. Но именно они, как ничто иное, будоражат нашу память, позволяют вернуться к истокам, к тем годам, когда все мы были молоды, а жизнь казалась вечной ...

Мы не знаем, по какому поводу или событию было снято это фото. Да и так ли это важно? Вглядитесь в лица этих людей! Каждый из них – сам по себе частичка истории нашего города, его трудовых и ратных подвигов. Участники Великой Отечественной войны, знатные бригадиры проходческих и очистных бригад, руководители угольных предприятий города, фабрик и учреждений, работники культуры – все они, выражаясь современным языком, были элитой, трудовой элитой нашего города 50-70-х годов прошлого столетия. И именно у них мы приняли эстафету поколений, у них учились, как жить и работать. Их пример для всех нас был определяющим. Сумеем ли мы, сможем ли быть достойными их памяти? Судя по нашему городу, по тому, как он похорошел, вздохнул полной грудью и уверенно смотрит в будущее, – да, сумели! Теперь тем, кто придёт и уже идёт нам на смену, шагать дальше. Им будет легче, чем нашим предшественникам, чем нам, потому что есть традиции, есть выверенный курс, в основе которого созидательный труд и любовь к родному очагу. Это главное! А всё остальное шелуха, на которую и тратиться не стоит. Поверьте, это проверено жизнью!

Конечно, же, конечно, лёгких дорог не бывает. Не зря говорят: жизнь прожить – не поле перейти. Будут и трудности, вопросы, проблемы. Как они были у них, как они были, у нас. Но никто не опустил рук, никто не забился в тёплую и пыльную щель личного благополучия, не пытался остаться в стороне от главного, от самой жизни. Никто!

Городу – 70 лет! Сегодня по его улицам ходят другие люди, дети, внуки и уже правнуки тех, кого вы видите на старом фото. И они не хуже нас, а в чем-то даже и лучше: более образованные, имеющие больше возможностей для самореализации. Так и должно быть, иначе, зачем мы их растим и воспитываем? Они – наша надежда и наше будущее. Да, да, – будущее, потому что мы продолжаем жить в наших детях и внуках, как наши отцы и деды, живущие сегодня в нас. Пусть многих из них, увы, сегодня уже нет в общем строю, но они с нами! В наших делах, в наших поступках, в нашей памяти, в минуты нашего торжества!

Низкий поклон вам, родные!

На снимке слева направо:

1 ряд: Н. И. Попова, М. А. Терентьева, М. Бедарева, Е. Н. Васильева, П. К. Можаева, Е. Н. Калинкина, Р. В. Поляновская, Л. П. Вакуленко, А. Б. Юшкина, П. И. Берук.

2 ряд: Ф. П. Калинкин, А. Деревщуков, П. А. Алдохин, М. Ф. Смоленчук, Н. С. Жуков, М. С. Плоцкий, Г. Г. Мецлер, Д. А. Краев, З. П. Никулина, Т. П. Шумский, Н. Н. Почекутов, В. Г. Алтын, Н. Н. Санкин.

3 ряд: А. И. Серов, В. И. Задорожнюк, П. И. Сидоров, В. Шевцов, М. Семенов, В. М. Шакин, И. И. Голубков, И. И. Кузнецов, С. М. Ерохин, А. И. Шундулиди, И. П. Лобыкин, Ф. В. Соловьёв, Ю. К. Воронцов, А. Ф. Каляев, М. А. Парамзин.

4 ряд: А. А. Шишкин, Д. Ф. Никитин.

(Время и жизнь, 4 декабря 2008)

Часть судьбы оставил

4 декабря 1938 года посёлок Осиновка преобразован в город Осинники, в то время население насчитывало около 32 тысяч. Тогда ещё недоставало жилья, не была автобусов, такси. Дороги утопали в грязи, не было наружного освещения.

В 1941 году началась война. Все усилия были направлены на увеличение добычи угля, особенно коксующегося, для Магнитогорского и Кузнецкого металлургических комбинатов. Женщины заменяли шахтёров, которые уходили на фронт. Однако добыча угля с каждым днём увеличивалась. В 1944 году со станции уходило 350 вагонов. На всех работников станции, связанных с движением поездов, была наложена броня, и, несмотря на это, многие добровольцами зачислялись в ряды Красной Армии.

Надо сказать, что в 1945-1950 годах значительно увеличился частный сектор. Люди за счёт свободного времени от работы и за свой счёт строили дома. Однако период наибольшего расцвета пришёлся на 1961-1976 годы. Реконструировались старые шахты, строились новые. Добыча угля только на шахте «Капитальная» достигала до 11000 тонн в сутки. Вместе с развитием промышленности развивался и наш город, возводились дворцы культуры, школы, построили хлебозавод. Только за 1964-1968 годы сдано в эксплуатацию 80 тыс. кв. метров жилья. В 1964-1966 годах открыто трамвайное движение по городу. В 70-е годы на железнодорожной станции проведена полная реконструкция: удлинены пути, установлены новые стрелочные переводы, введена полуавтоматическая блокировка. Построен переходной мост через железнодорожные пути, два новых жилых дома, детский комбинат. 5 ноября 1969 года закончена электрификация путей, и в этот день через станцию проследовал первый электропоезд на электротяге. Вместо пригородных поездов из деревянных вагонов стали курсировать электропоезда из цельнометаллических вагонов. Город рос не сам по себе – его строили люди.

Надо помнить ныне здравствующих старожилов, которые продолжают вносить вклад в развитие нашего города. Эта Д. Ф. Моренец, Л. М. Белая, Н. Ф. Варенов, С. К. Требушинин, М. А. Тереньтева, Н. М. Матросова, Н. М. Карнаух, П. Г. Пермяков, В. А. Болвинов, И. В. Романов, Л. А. Фокин и др.

Нельзя забывать и тех, кто ушёл из нашей жизни. Сколько сил и энергии отдали они развитию нашего города. Они работали и не знали выходных дней, не знали ни начала, ни конца рабочего времени. Это П. И. Соколов, Ф. В. Соловьёв, М. С. Акишин, Д. А. Краев, И. М. Лобыкин, П. Г. Куспеков, Д. Ф. Никитин, М. С. Охин, А. Н. Паутов, В. Н. Саитов, А. Н. Серов, В. П. Скударнов, Н. Н. Санкин, Л. А. Скубашевский, Л. Л. Фотинов, А. С. Хохлов, И. П. Ходыкин, А. А. Шишкин и другие.

Хотелось бы отдельно отметить П. Н. Васильева, Н. С. Войнова – депутатов Верховного совета СССР, которые внесли особый вклад в развитие города. П. Н. Васильев в 1958 году был на приёме у А. Н. Косыгина и добился финансирования на строительство трамвая. Благодаря Н. С. Войнову через правительство в наш город было выделено 15 такси и 10 автобусов.

30 апреля 2003 года в нашем городе состоялась церемония вступления в должность главы города П. П. Дочева.

В этом году впервые в истории города П. П. Дочеву были вручены эмблема и ключ от города.

Вручение выпало на мою честь, и я горжусь тем, что эмблема и ключ от города были приняты в надёжные руки. Со вступлением П. П. Дочева на пост главы город заметно изменился. Прежде всего, нельзя не заметить, что в городе стало чище. Налажено уличное освещение. Регулярно проводится очистка дорог от снега. Восстановлен заброшенный парк. На автобусных и трамвайных остановках установлены красивые павильоны. Капитально отремонтирована дорога по улице Революции. На площади построен фонтан и установлено множество скамеек для отдыха. Построен храм, поликлиника, железнодорожный вокзал на станции 405 км. Это далеко не полный список. И не случайно П. П. Дочев избран на второй срок.

П. Белых, внештатный корреспондент

(Время и жизнь, 4 декабря 2008)

Дядя Миша и другие

Были в нашем городке люди, которых знали все жители от мала до велика. И были они отнюдь не из руководящей элиты.

Мало кто знал, например, Председателя горисполкома, но все знали старшину милиции Каретина – фанатика правопорядка и грозу всех осинниковских щипачей и хулиганов. Когда Каретин в своём синем кителе или в ослепительно белом мундире с галунами (была одно недолгое время такая милицейская форма) появлялся где-либо, вся шушера мгновенно исчезала из близлежащей округи, будь это клуб или парковая танцплощадка. Каретин был неукротим в своём стремлении извести на нет блатную публику. Его увещевали, неоднократно пытались подкупить, в него стреляли картечью из охотничьего ружья, ему ломали обе ноги, но Каретин, получая за свои старания 400 рублей денежного довольствия, был твёрд и непреклонен, как железный Феликс.

Все в городке знали хирурга, Хлыстова, потому что он был один на сто тысяч жителей и делал такие операции, которые и в нынешнее время считаются уникальными. В примитивных условиях «бисовской» больницы он оперировал на сердце, и я знаю человека, который после ножевой раны и операционного стола, где командовал Хлыстов, остался жив, хотя лезвие попало в предсердие.

Пройдя путь фронтового хирурга, он и после войны спас жизни многим людям, в том числе и моему отцу, а вот себя и своего сына вылечить не мог. С войны Хлыстов пришёл с простреленной ногой, и рана была незаживающей. Его сын учился в нашей школе на год раньше нас. Он неплохо пел, солировал в школьном хоре и даже выступал по городскому радио. Умер он в семнадцать лет от порока сердца.

В городе не было пацана, который бы не знал дядю Мишу – тренера по боксу Михаила Георгиевича Феофанова.

Он брал в свою секцию всех желающих, но разрешал надевать перчатки и драться только через два-три месяца. Те, кто выдерживал эту проверку, оставались, но большинство отсеивались. Дядя Миша был прирождённым педагогом и даже в таком не очень-то добром занятии, как бокс, умел находить интересное. Так, по традиции, все городские соревнования по боксу обычно начинались с показательного поединка братьев Вольф. Этим хулиганистым близнецам, когда они впервые вышли на ринг, было не более пяти лет. Боксерские перчатки были для них настолько велики, что за ними были видны лишь тоненькие ножки боксёров, остальное скрывалось за кожей перчаток. Но дрались братья самозабвенно и бесстрашно. Забыв о родстве, они посылали друг друга в «нокдаун» через каждые десять секунд. Зал покатывался от хохота, глядя на эту естественную комедию. Судил поединки всегда сам папаша Вольф – судья первой категории по боксу.

Вообще-то дядя Миша работал горноспасателем, но всё свободное время проводил в спортзале клуба «Шахтёр». Родом он был из Грузии, говорил с небольшим акцентом и внешне был похож на кавказца, хотя имел русскую фамилию.

За пару лет дядя Миша создал неплохую команду, которая успешно выступала в первенстве области. Мастерами спорта стали Николай Болдырев и Витя Тараш, по первому разряду работали Леня Сатонкин, Вася Сухачев, Валера Авдиенко ...

Говоря об известных личностях нашего городка, следует вспомнить ещё об одном человеке. Многие никогда его не видели, никто не помнит его фамилии, но все, кто в пятидесятых годах жил в Осинниках, слышали о «дедовской» футбольной команде. Человек, организовавший и тренировавший детскую команду, работал сторожем на стадионе. Отчаянно влюблённый в футбол, он отдавал ему всю душу и сердце. Он собрал ребятишек, проживающих в соцгородском районе, где находился стадион, и тренировал их, не помышляя о деньгах и славе. Остаётся загадкой, откуда дед доставал для своих подопечных экипировку: майки, гетры, бутсы и трусы. Всё это тогда стоило больших денег. Мы, уличные «мастера», могли только в мечтах или снах видеть себя в настоящих бутсах и майках с номерами. Не знаю, по каким принципам происходил отбор претендентов в «дедовскую» команду, но помню, что конкурс туда был большой.

Дед оказался неплохим тренером, и вскоре его команда стала громить школьные и районные сборные. Четырнадцатилетние ребятишки побеждали даже более старших соперников из юношеских команд, которые участвовали в соревнованиях областного уровня. Дело дошло до того, что однажды самолюбивый и экстравагантный капитан сборной города Шульц, посмотрев на игру техничных и быстрых малышей из «дедовской» команды, вызвал их на товарищеский матч.

Предвкушая потеху, в тот день на стадион потекли толпы зрителей. И их ожидания были не напрасными. Интрига матча состоялась уже в том, что первый мяч влетел в ворота взрослых. Пока они снисходительно посматривали на своих низкорослых соперников и, улыбаясь, вступали с ними в единоборство, те провели молниеносную атаку, и их центрфорвард вколотил мяч в ворота сборной города. Был назначен пенальти за снос нападающего в пределах штрафной площадки. И напрасно обескураженный капитан Шульц вздымал руки вверх, объясняя судье, что отбор мяча выполнен в рамках правил. Счёт 2:0.

Публика на трибунах ревела и визжала. Основной костяк её составляли пацаны, и для них такое неожиданное развитие событий было лучшим доказательством того, что в любом возрасте есть место подвигам.

Конечно, взрослые в конечном итоге выиграли, забив семь или восемь мячей, но с игры они ушли потные и усталые. После этого Шульц больше не приглашал «дедовскую» команду в спарринг-партнеры. А в мальчишеской среде этот легендарный матч ещё обсуждался долгие-долгие месяцы.

Б. Колпаков, вн. корр.

(Время и жизнь, 4 декабря 2008)

И незаметно город стал родным

Начало июня 1960 года – это моя первая встреча с Осинниками, с Кузбассом. После жары, песков и пыли Хорезма, куда я была направлена как молодой специалист по окончании Майкопского педагогического училища, Осинники показались мне раем. В то время года цвели огоньки, и от их обилия горы за Орловкой казались оранжевыми. Такого яркого разнотравья я не видела даже на благодатной Кубани, где прошли мое детство и юность. Многое я увидела здесь впервые: терриконики, вагонетки с породой, ползущие по ним вверх, деревянные тротуары (о которых я раньше читала в книгах и думала, что они давно уже канули в Лету), молодых людей с чёрной окантовкой вокруг глаз, а то и вовсе похожих на негров, когда на их лицах блестели лишь глаза и зубы. Я увидела городок, протянувшийся на многие километры и как будто привязанный к шахтам «Капитальная-2», 9-я шахта, 4-я шахта, «Капитальная-1». Соцгорода как такового по сути ещё не было. А за школой № 5, тогда ещё совсем новой, располагались колхозные поля, засаженные картофелем и другими овощами.

Вдоль дороги, начиная от ш. «Капитальная-2», тянулись несколько улиц, застроенных частными домиками. Мою маму все время удивляло, почему эти домики не отштукатурены и не побелены. Она, родившаяся и всю жизнь прожившая на Кубани, была убеждена, что только нерадивая хозяйка может жить «в небелёной хате».

Ко многому пришлось привыкать. Приучалась топить печь углём, так как там, где жила раньше, топили печи дровами или кизяком. Пришлось запомнить новые слова: углярка, стайка, названия шахтёрских специальностей: проходчик, навалоотбойщик, люковой, стволовой, горный мастер ... А вот в шахте так ни разу и не побывала.

Зоной отдыха горожан в то время было заречье. За Кондомой располагался прекрасный черёмуховый парк. Когда цвела черёмуха, её аромат доносился и до города. В парке был ресторан, беседки, а рядом – летняя база детских садов. Каждое предприятие города, имеющее ведомственный детский сад, содержало и загородную базу. Это были деревянные, хорошо оборудованные корпуса с обустроенными детскими купальнями.

Мне нравилось работать в Ашмаринском пионерском лагере. Первые четыре года по необходимости (да и просто из интереса) работала без отпуска по целому лету. Бессменным начальником лагеря тогда был А. А. Умрихин. Старшей пионервожатой – З. У. Сергеева, а потом и я. Ашмаринский лагерь был центром летней работы с детьми и подростками. Расположенный в живописной местности на берегу чистейшей тогда ещё реки Кондомы, лагерь привлекал ребятишек: мы ходили в походы, ловили рыбу, купались, организовывали разного рода соревнования, выставки, карнавалы, а костёр в честь окончания смены лагеря ребята начинали ожидать чуть ли не с самого времени заезда. К нам на футбольные соревнования приезжали ребята из Осинников и Калтана. Многие из этих футболистов стали известными людьми: В. Казаков, В. Хорохордин, братья Шульц Владимир и Борис.

В лагере хорошо было организовано медицинское обслуживание и питание. В. В. Кибакин начинал свой профессиональный путь с повара, потом стал заведующим столовой и заведующим производством. Его жена, Нина Яковлевна, была медицинским работником, а моя сестра Вера работала бухгалтером. Много лет проработали музыкальными руководителями Л. С. Ериков, А. И. Котович, П. И. Суханов.

До места работы я ходила обычно пешком, вдоль Кондомы. Через речку переправлялась или на пароме, или на лодке из Кандалепа, или вброд, если мелела река. На моих глазах строился и перестраивался лагерь, многое сделали осинниковские предприятия, особенно шахты, а также ЦЭММ (ныне РМ3). Была построена новая столовая, спальные корпуса, благоустроена территория. Только в одном Ашмаринском лагере отдыхало за лето около 3-х тысяч детей и подростков, а был ещё отличный Кузедеевский лагерь ЮК ГРЭС. Комплектованием лагерей пионерскими вожатыми занимались горком комсомола и Дом пионеров.

О доме пионеров – особая строка.

Первым его директором была Т. А. Задорожная. Многие добрые начинания шли (и, к счастью, идут) из Дома пионеров, ныне Дома детского творчества: туристическая Работа, которую начинал в свое время Л. Л. Фотинов и талантливо продолжил Заслуженный учитель России В. А. Зотов, работа агитбригад, городской самодеятельности, учёба актива, разновозрастных отрядов (РВО).

Довелось мне работать в школе № 10 пос. Тайжина, в которой обучалось более тысячи учеников. Даже не верится, какой огромной, по тем временам, была эта школа, она располагалась в основном двухэтажном деревянном здании ив двух филиалах, имела великолепный сад, цветник и теплицу, в которой к Новому году выращивались арбузы. Руководил всем этим великолепием энтузиаст, учитель биологии Ю. И. Меснер. Школа неоднократно становилась призёром на ВДНХ. Директором в то время была Д. Ф. Кочетыгова, благодаря которой в школе сформировалась отличная дисциплина, основанная, скорее всего, не на внутренней убеждённости и взаимопонимании учителей и учеников, а на диктате.

Одновременно со мной в школу пришла яркая, неординарная группа выпускников Новокузнецкого (Сталинского) педагогического института: И. И. Фаст, Г. А. Фаст, Н. М. Безгрешных, З. Д. Бусоргина, В. И. Ильина, Л. И. Захарина.

Через два года работы я была переведена в школу № 26, директором которой в 1962 году был В. В. Ковязин – талантливый человек, мастер на все руки. Мне посчастливилось работать в прекрасном педагогическом коллективе: В. Ф. Валова, М. П. Марчук (Гнып), Г. А. Донкова, Р. И. Гордымова, М. М. Унжакова, О. Г. Гальвас. Библиотекой заведовала М. П. Заварзина – человек компанейский и по-хорошему одержимый своей профессией.

Любила я Стройгородок тех времён.

Населённый, как и пос. Тайжина, людьми самых разных национальностей, он мне представлялся тогда большой дружной семьёй. По нему можно было изучать этнографию. И мы по-своему делали это, устраивая фестивали, форумы, конференции, слёты, для участия в которых из бабушкиных сундуков доставались наряды – украинские, немецкие, польские, чешские и др. Ребятишки с удовольствием облачались в них и ... блистали! Здесь на опыте изучались обычаи, язык, кухня, литература разных народов. И не нужно было какого-то искусственного интернационального воспитания, были только добрые люди, добрые соседи и добрые дети. И не было никакой вражды по так называемому национальному признаку. В Стройгородке я работала в школе № 2, осваивая новую должность, именуемую теперь как организатор внеклассной и внешкольной работы. По сути, коллектив учителей и учеников был для меня уже родным. Мы придумали осенние балы – смотр талантливых старшеклассников, которые помогали ещё больше сплотить коллектив учеников. До сих пор, встречая выпускников, радуюсь их успехам и переживаю, если у них что-то не получается. Не всех уже узнаю, но вдвойне приятно, когда они здороваются сами.

Директором школы № 2 довольно долгое время был Д. И. Сапожников, участник ВОВ, человек внешне сдержанный, но добрый, что чувствовали и ученики и учителя. Он всегда приходил на школьные вечера и комсомольские собрания, садился в первом ряду, на собраниях обязательно выступал, говорил спокойно, весомо. Заместителем директора по учебной работе была Н. Г. Дикарёва – добрейшей души человек. Она создала отличный кабинет географии, который в то время был лучшим в городе.

В 1971 году меня перевели в отдел народного образования, сначала инспектором, а потом заведующей. С теплотой вспоминаю тогдашних директоров школ, свою опору: Г. А. Хиля, В. Г. Таранжин, А. А. Разумцев, Е. М. Московая, А. А. Милихин, Е. Н. Репин, Л. Ф. Кузьмина, Л. Д. Шильцева, Г. Я. Дейч, И. И. Фаст, А. А. Некрасова, А. С. Хохлов, И. И. Аверин.

Большую помощь в работе оказывали секретари горкома партии А. И. Ветров и В. Я. Измаденов. Они помогли, что называется, повернуть предприятия лицом к школе. Помню, как усилиями Т. В. Востриковой строилась столовая труда и отдыха школы–интернат № 26. Особо хочется сказать об опыте совместной работы школ и директоров шахт «Капитальная» и «Алардинская» Д. Ф. Никитина и А. И. Шундулиди. Обычно в конце мая Даниил Федорович приглашал меня вместе с директорами закреплённых за шахтой школ, собирал всех начальников блоков, и мы сообща обсуждали планы подготовки школ к новому учебному году. Директор крупнейшей шахты рассматривал школы как подразделения шахты. По-государственному подходил к школам Александр Иванович Шундулиди. Он не только помогал малиновским школам, но и совместно с музыкальной школой, директором которой был М. М. Маслов, организовал знаменитые тогда Малиновские субботы, о которых писала и столичная пресса. Школы № 19 и 30 перенесли на субботу работу факультативов и кружков, и на их занятия за счёт средств шахты приглашались знаменитые артисты, певцы, музыканты, поэты. В городе действовало 17 клубов по месту жительства. Размещались они в подвальных помещениях и на первых этажах жилых домов. В них работали кружки, проводились различного рода мероприятия.

Оглядываясь назад и сравнивая прошлое и настоящее, невольно отмечаешь: да, мы были тогда беднее, но, по-моему, добрее. Убеждена, что своё прошлое никогда нельзя отбрасывать. Надо брать из него лучшее и переносить в настоящее.

Н. Матросова, Заслуженный учитель России, Почётный учитель Кузбасса, Почетный гражданин Кемеровской области, председатель городского совета старейшин.

(Время и жизнь, 4 декабря 2008)

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Калтан – Осинники 21 века © 2017

Калтан – Осинники 21 века

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?