Осинниковский рудник: всё во имя Победы
15 июля 2017 - Геннадий Казанин

Осинниковский рудник: всё во имя Победы

Сегодня своими воспоминаниями о жизни и работе угольных предприятий Осинниковского рудника делится Пётр Григорьевич Ведмедь, 1925 года рождения, стаж работы – с 1941 года. Трудился такелажником, электрослесарем, проходчиком, мастером-взрывником. Награждён медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «30 лет Победы», «Ветеран труда». В городе Осинники проживал с 1938 года. Его рассказ относится к ноябрю 1985 года.

- Я начал работу такелажником. В то время рабочие этой профессии занимались доставкой и монтажом оборудования и механизмов. Работа чисто физическая, доставку производили вручную или с помощью ручной лебёдки. Часто из-за нехватки рабочих основных профессий трудился на проходке выработок, иногда в лаве, на подкатке вагонов. Это дало мне возможность познать все секреты подземного труда и технологию выемки угля. В связи с трудной обстановкой условия труда и быта были тяжёлыми: ощущался недостаток в спецодежде, обуви и верхней одежде. Производство страдало от нехватки оборудования, из-за большого количества неквалифицированных рабочих план выполняли с трудом, чтобы удовлетворить нужды промышленности, нередко проводились дни повышенной добычи. Если за смену не выполнялась государственная норма, рабочие оставались на вторую смену.

В годы войны существовала продовольственная карточка. Подземный рабочий в сутки получал 1 кг 200 г хлеба. За отличные показатели поощрялись дополнительным питанием: по талону выдавали 100 г хлеба, 50 г шпига и 20 г сахара. Что интересно, – шпиг был американский. Большим подспорьем были продукты, которые выращивались на приусадебном участке, но в основном пища состояла из хлеба и картофеля. Соль, спички, керосин, мыло – настолько привычные нам сейчас, были на вес золота. Некоторые старожилы держали коров, свиней, с сеном помогали шахты и, на паевых условиях, колхозы «Ярбагаж», «Атаманово», «Берензас» и др. Работали почти без выходных, о свободном времени только мечтали, а когда появлялась свободная минута, её проводили на сельскохозяйственных работах. Молодёжь иногда посещала клуб имени Сталина, где демонстрировали фильмы довоенного и военного времени.

В июле 1941 г., мне было в то время 16,5 лет, старший брат Константин предложил пойти работать в механический цех шахты «Капитальная-1». Он уже работал там токарем, и мне эта профессия нравилась, работал и учился с желанием. Но в ноябре 1941 г. многие квалифицированные шахтёры ушли добровольцами на фронт, и нас, молодых рабочих, призвали для пополнения подземных кадров. Для подготовки не было времени, поэтому за нами закрепили опытных рабочих. Как сейчас помню слова главного механика Симоненко: «Завтра, ребята, пойдёте в шахту». На всю жизнь запомнился мне первый спуск в клети, это было в начале декабря 1941 г.

Шахта «Капитальная-1» в то время была самой крупной шахтой нашего рудника и единственной, которая имела ствол, а уголь марки «ПЖ» был наиболее ценным из углей, применяемых в металлургической промышленности. Работа очень тяжёлая и опасная, т. к. ещё не были разработаны методы борьбы с газом метаном. Несмотря на это, люди работали с энтузиазмом, зная, что их труд необходим для разгрома врага.

Рабочий день под землёй составлял 8 часов. Глубина ствола – 100 метров. Разработка велась на двух горизонтах, добывали уголь в основном взрывным способом. Из механизмов, применяемых в шахте, могу назвать качающие приводы, электрические насосы, вентиляторы, врубовые машины, электровозы, лебёдки, колонковые свёрла. Позже стали применять угольные комбайны «Донбасс».

Товарищи, которые работали со мной, – Панченко, Дугин, Никонов – были такого же возраста, как и я, или немногим старше. А если говорить в целом о работниках шахты, то возраст их был от 17 до 45 лет. В связи с военной обстановкой разрешили под землёй трудиться и женщинам. Мало того, что многие девушки работали наравне с мужчинами, само их присутствие, жизнерадостность, молодость часто поднимали настроение, культура производства становилась выше. Люди старшего возраста – Кряжев, Зарубин, Коровин – работали под землёй ещё до войны, нередко мне приходилось работать рядом с ними и учиться. Трудились на нашей шахте рабочие из Донбасса, но так как они обладали большим опытом и навыками в работе, их привлекали на самые ответственные работы, многие занимали руководящие посты. Часть рабочих, их называли репатриированными, были немцы из Поволжья, финны, переселенцы из Западной Украины. Первое время мы относились к ним с недоверием, но позже, когда увидели, что они трудятся добросовестно, отношение к ним изменилось. В начале 1942 года наши ряды пополнили казанские татары. В конце 1943 – начале 1944 г. г. стали появляться военнопленные немцы. Жили они в специальной охраняемой зоне, на работу привлекались как на поверхности, так и в шахте, трудились на вспомогательных работах: погрузке и разгрузке леса, в строительной группе и др.

В плане оснащения техникой наша шахта выглядела не очень хорошо, а выполнять план было необходимо. Все мы, кто в то время жил и трудился в тылу, понимали, как важно обеспечить страну углём, и большую роль в этом сыграло стахановское движение. В военные годы мне запомнились дни повышенной добычи. С одной стороны, мы отдавали почти все силы для выполнения задания, а с другой – эти дни были для нас, как праздник, в шахту привлекались почти все рабочие столовой, стройгруппы и др. Естественно, они выполняли работу, не требующую высокой квалификации, но их труд был необходим. Очень радостно было выезжать на-гора, когда знал: сделал всё, что от тебя зависело. Встречали нас с музыкой, руководители предприятия поздравляли, жали нам руки.

В то время мы считали парторга шахты самой важной единицей на предприятии. Помню, тогда парторгом был Варламов. В административном комбинате вывешивались «Молнии», приятно было и то, что нас поощряли материально, выдавали талоны на промышленные товары. В 1944 году у нас было самое широкое стахановское движение. В то время появились и рекордисты: Фунтиков, Кагадей, Кузнецов. Часто рабочие шахты не выезжали на-гора, пока не выполнят нормы. Впервые с этим призывом выступили бригадиры Овсянников и Сарычев.

На трудности мы в то время не роптали. Да и как можно было роптать, если была война? Два моих брата воевали, были несколько раз ранены, один из них горел в танке. В конце войны старший брат Николай погиб, не дожил до Победы два месяца, поэтому хотелось работать лучше и лучше. И вообще хочу сказать, что чувство долга, желание приблизить победу придавали нам силы. Патриотизм, соревнование – большая сила, об этом нужно знать и развивать такие чувства у нашей молодёжи.

Материал предоставлен Архивным управлением

(Время и жизнь, 15 июля 2017)

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Калтан – Осинники 21 века © 2017

Калтан – Осинники 21 века

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?