Коженевский Тадеуш Адамович: фронтовой дневник
15 октября 2016 - Г.П.

Коженевский Тадеуш Адамович: фронтовой дневник

Держу в руках записную книжку, что прошла дорогами войны, и никак не могу поверить, что ей более полувека. Перелистываю пожелтевшие странички и удивляюсь качеству тогдашних чернил. Хозяин этой книжки, точнее, дневника Тадеуш Адамович Коженевский уточнил, мол, не чернила, а химический карандаш, разведённый спиртом.

Читать чужие дневники – дело неэтичное. Но это особый дневник, о войне. До сегодняшнего дня в чужих руках он не был. С разрешения Тадеуша Адамовича читаю отдельные записи.

"1.8.40 г. Архангельск. Наступила осень. Стоит хорошая погода. Снега ещё нет. В нашем клубе посмотрел спектакль Островского "Последняя жертва". Настроение прекрасное. Скоро в Армию".

"6.10.40 г. С утра ездил в город, но ничего не купил. На рынке есть всё, но нет денег. Прочитал книгу Шевченко. Обожаю стихи и поэмы".

"24.10.40 г. Зима. Идёт снег. С другом гулял по городу. Впервые попробовал спиртное. Горько и противно. Пользы мало. Больше не куплю. Смотрел американский фильм об Иоганне Штраусе. Понравилось".

"3.5.41 г. Я в Карелии! Буду здесь служить. От Петрозаводска 15 км. Стоим в лесу. Здесь военный аэродром".

"20.6.41 г. Вечером вернулся командир батареи из штаба чем-то озабоченный. Мы к нему с вопросом, мол, что случилось? Он грустно посмотрел на нас и сказал: "Ребята, пахнет порохом". Что это значит?"

"21.6.41 г. Всю ночь не спал. Странное и нехорошее предчувствие. С Германией договор о мире подписан, с финнами война окончена. Англия воюет, так нам до неё нет дела ..."

"22.6.41 г. Война. Сегодняшний день войдёт в историю как день великих событий. Сегодня в 4 часа Германия нарушила нашу государственную границу и вступила с нами в войну".

"7.7.41 г. Бои с немцами развёртываются. Нашим войскам пока не дан приказ о переходе границы. Мы работаем на укреплении обороны. На помощь приходят местные жители. На аэродроме делаем дополнительную взлётную полосу для приёма тяжёлых самолетов".

"25.7.41 г. Идёт второй месяц войны. Мы закончили первую очередь строительства. Взлётная полоса длиною 1200 метров и шириною 80 метров построена". "9.10.41 г. Больше здесь находиться не могу. Подал заявление 27 зачислить меня в действующую армию. Направили в сапёрный батальон".

"10.6.42 г. Чёртова минировка. Лето. Сидим в обороне. Враг с миномётов сжёг всю растительность, оголив нашу оборону. Получили задание – заминировать поле. Как? Ночей здесь нет, вернее, есть, но они белые, хоть книгу читай. На радость, к вечеру пошёл дождь, мы тут же за работу. Грязь, лужи кругом, а мы ползком в полном снаряжении. Немцы стреляют, но редко. Задание выполнили, все остались живы".

- Ваша записная книжка ни разу не промокла, как удалось её сохранить?

- Я для неё из сумки противогаза специальный чехол сшил ...

"10.10.42 г. Снялись с места. Едем, но куда? Ночью наш поезд промчался мимо Вологды".

"12.1.43 г. Мы на Ленинградском фронте. Время 9.45. Получено задание готовиться к наступлению. Видно, будем прорывать блокадное кольцо. Командир у всех проверил наличие солдатских медальонов. У меня такого нет. Зачем он мне?"

Я на секунду откладываю записную книжку и спрашиваю Тадеуша Адамовича: "У вас не было родных?"

- Мать в 33-м году умерла от голода. Отец был репрессирован, старший брат на фронте, про двух младших ничего не знал. Уже после войны их отыскал.

"15.1.43 г. Третий день сидим в окопах. Стоит сплошной гул и днём, и ночью. Завтра идём в бой. Холодно так, что лязгают зубы. Под утро приехала "кухня". Подкрепились и на исходный рубеж. Скоро в наступление. Хочется жить".

От этих строчек у меня затуманились глаза. Я спрашиваю: "Вы боялись смерти?"

- Нет. Я знал, что останусь жив. Цыганка нагадала. А если серьёзно, скажу так: солдат на войне всегда чувствует приближение смерти. Он начинает беспричинно суетиться, бояться каждого взрыва, шальной пули. Как правило, такие люди вскоре погибали. У меня такого страха не было.

"16.1.43 г. Наступаем, но нет согласованности, ритма. Артиллерия почему-то не бьёт, а нам на исходном рубеже сидеть нельзя – идём вперед. Лупят нас крепко из "шестиствольной коровы". Волховский и Ленинградский фронты объединились. Сила огромная, но удастся ли прорвать кольцо? Немцы озверели. Бьют нещадно. Земля мигом покрылась сплошными воронками, от взрывов стала качаться под ногами. Меня ранило в руку. Странное дело: шапка прострелена, а голова цела. Бывает же ... С трудом добрался до медсанбата, а на его месте только воронка. Едва добрался до другого".

"2.3.43 г. Город Красный Холм. Госпиталь. Лежу третий месяц.

Рука стала подживать. Большинство ребят занимаются коммерческой деятельностью. Отказываются от чая, а потом сахар меняют на хлеб у мирных жителей. Читаю книги".

"9.3.43 г. Прощай, госпиталь! Прощай мягкая постель и милые сёстры. Еду, сам не знаю куда. Война есть война. Лишних вопросов не задашь. Еду поездом на запад".

"10.3.43 г. Прибыли в Рыбинск. Несу службу по хозяйственной части".

"15.5.43 г. Уволен в запас по ранению. Вот новость! Куда ехать? Дома у меня фактически нет, родных тоже. Военком рассудил так: "Коль безродный, поезжай в Осинники, там ты нужней".

"16.5.43 г. Еду в Сибирь. Где она, какая она? Сел на попутку. В машине раненые. Напротив меня сидит доктор-женщина, раненная в грудь. Доедет ли? Не доехала".

Записи в военном дневнике обрываются. Закрываю потёртый временем блокнотик, но тут из него выпадает листок со стихами. Спрашиваю:

- Это ваши стихи?

- Мои. Я их посвятил сапёрам Карелии.

Глядит, не скрывая болотной тоски,

Кривая берёза с пригорка.

"Карельские вёрсты длинны и узки"

­ В народе идёт поговорка.

Мешая идти, валуны залегли,

Седеют валежника горы ...

Но здесь есть дорога, её провели,

Построили наши сапёры.

Где гансы и фрицы с упорством кротов

Залезли в глубокие норы,

Где враг недоступен для пуль и штыков,

Там действуют наши сапёры.

Их действия – взрывы фугасов и мин,

Расчистка путей для пехоты.

От их мастерства до сосновых вершин

Взлетают немецкие дзоты.

Они, словно в сказке, сквозь землю глядят,

Ловушки врага раскрывая,

В атаках и схватках, в огне канонад

Друзьям боевым помогая.

Их доблесть не раз защищала в боях

Карельские наши просторы ...

Чтоб гибли фашисты в своих блиндажах,

Вперёд, патриоты-сапёры!

- Тадеуш Адамович, если б не война, кем бы вы были?

- Хотел стать лётчиком, но не приняли на учёбу, поскольку отец был репрессирован. По той же причине не стал моряком. В начале войны работал электриком на заводе. После войны работал уже здесь, в Осинниках, электриком на автобазе "Осинниковская".

- Давно уже отгремела война. Вашей записной фронтовой книжке 59 лет. Для кого вы хранили её столько лет?

- Для себя, для детей и внуков. У меня их семеро. Вот и вас она дождалась ...

Из книги: Шаги по росе. Н. Пономарёва

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Смотрите также

Калтан – Осинники 21 века © 2020

Калтан – Осинники 21 века

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?