История Кузбасса. Д. В. Кацюба
4 декабря 2012 - Геннадий Казанин

История Кузбасса

Д. В. Кацюба


Copyright Геннадий Казанин

      Date: 28 Feb. 2007

Краеведческое пособие для учащихся 7-10 классов.

Кемеровское книжное издательство. 1983. Издание 4-е, переработанное.

Глава 1. КУЗНЕЦКАЯ ЗЕМЛЯ ДО ПРИСОЕДИНЕНИЯ К РУССКОМУ ГОСУДАРСТВУ

Древнейшие жители Кузнецкой земли. Сотни тысяч лет назад в Сибири был тёплый климат. Необъятные просторы покрывала пышная теплолюбивая растительность. На месте современной сибирской тайги тогда господствовали лиственные деревья: дуб, бук, клён, липа, ясень и даже грецкий орех. Живым зелёным памятником давно вымершей доледниковой растительности в Кузбассе является «липовый остров» в 10 тысяч гектаров, расположенный на юге нашей области в районе посёлка Кузедеево.

В те далёкие времена иным был животный мир Кузнецкой земли. Здесь обитали мамонты и носороги, бизоны и благородные олени, паслись табуны диких лошадей и других животных.

Богатый животный мир Кузнецкой котловины привлек людей, живших на Алтае и в Казахстане. В погоне за животными они всё дальше продвигались на север. Таким образом, первые люди, которые появились на территории нашего края, были охотниками. Они пришли сюда в период древнекаменного века примерно около 30 тысяч лет назад.

Доказательством того, что человек в этот период жил здесь, является клад изделий из камня, обнаруженный в Горной Шории на реке Кондоме, возле деревни Аил, недалеко от Кузедеево. Среди них были хорошо обработанные остроконечники, скребло и другие орудия труда. О жизни людей в нашем крае в древнекаменный век свидетельствуют также и те орудия труда, которые найдены археологами в районе старой Кузнецкой крепости.

Проходили тысячелетия. Менялся климат Сибири, вымирал прежний животный мир, изменялась растительность. Люди научились шлифовать камень, применять лук и стрелы, изготовлять глиняную посуду. Это был уже новокаменный век (IV-III тысячелетия до н. э.).

О жизни людей в нашем крае в это время свидетельствуют многочисленные находки Кузнецкого, Яйского неолитических могильников, Маякова городища и неолитических стоянок Дегтярёвской и у посёлка Школьный.

Люди новокаменного века уже умели добывать огонь, делать тёплую меховую одежду, строить жилища. Это позволило им жить в более суровых природных условиях. Основными их занятиями были охота, рыбная ловля и собирательство. Рыбу ловили с помощью костяных гарпунов и крючков. Охота по-прежнему занимала важное место, давая основной продукт питания.

О том, какое значение в жизни первобытного человека имела охота, рассказывает нам Томская писаница (Писаные скалы), которая находится на правом берегу Томи в нескольких десятках метров от устья Писаной. Среди её рисунков преобладают изображения лося. И это не случайно. Охота на лося служила основным источником существования многих поколений первобытных людей.

Памятники с наскальными рисунками обнаружены так­же возле деревни Новороманово и станции Тутальская Юргинского района. Наскальные рисунки справедливо называются окаменелым эпосом, священной книгой тысячелетий. Они создавались на протяжении веков многими поколениями первобытных художников.

Во II-I тысячелетиях до н. э. происходят значительные изменения в жизни племён, населявших Кузнецкую котловину: появляются медные, а позже и бронзовые орудия труда. Древние выработки полиметаллических руд, обнаруженные в горах Алатау и Салаира, свидетельствуют о том, что здесь в начале II тысячелетия до н. э. люди до­бывали руду и выплавляли из неё металл.

У племён, живших в степных и лесостепных районах, охота и собирательство уступают место скотоводству и земледелию. Они разводят крупный рогатый скот, лошадей, овец. Развивается мотыжное земледелие. Люди начинают употреблять в пищу, наряду с мясом, молочные продукты, хлеб. Теперь основные продукты питания давала не охота, а скотоводство и земледелие.

У племён, живших в лесной полосе, в хозяйстве по-прежнему господствовали охота, рыбная ловля и собирательство.

В середине 1 тысячелетия н. э. племена, обитавшие в Кузнецкой котловине; начинают переходить к железу. Производство железных орудий труда развивалось очень быстро и создавало условия для дальнейшего развития земледелия и ремесла.

Памятниками железного века в Кузбассе являются Маяково городище (I тысячелетие н. э.) близ Новокузнецка, Ур-Бедарийский могильник (VIII-Х вв. н. э.) в Беловском районе и другие. Находки Маякова городища свидетельствуют о том, что его жители вели осёдлый образ жизни, занимались скотоводством, охотой, рыболовством и мотыжным земледелием, изготовляли железные, каменные, костяные изделия, пряжу и ткани, обрабатывали кожу, мех, глину, дерево.

Многочисленные находки Ур-Бедарийского могильника позднего железного века говорят о том, что здесь в VIII-Х веках жили тюрки-кочевники. Племена тюркского проис­хождения обитали на территории Кузнецкой котловины вплоть до XVI века.

Малочисленные и разрозненные племена нашего края не создали своего государства и часто попадали в зависимость от кочевников. В начале XIII века сибирские племена в числе первых приняли на себя удар монголов. В XV веке Кузнецкая земля попала в зависимость от ойротских ханов, которые создали впоследствии сильное государство.

Телеуты и шорцы коренные жители нашего края.

Телеуты это древнейшие жители Кузнецкой земли. По своему происхождению они относятся к кочевым скотоводам тюркоязычных племён теле, входивших в тюркский каганат (VI-VIII вв.), не имеющих никакого отношения к монголоязычным калмыкам или ойротам.

В конце XVI начале XVII вв. телеуты кочевали в Прииртышских степях, в верховьях Оби и её притоков (Ини, Чарыша, Алея).

Еще в XVII-XVIII веках телеуты вели кочевой образ жизни, их хозяйство носило натуральный характер, что являлось одной из причин слабых связей между племенами.

Основной вид занятий телеутов скотоводство. Они разводили лошадей, крупный рогатый скот, овец. Скотоводство носило экстенсивный характер, корма на зиму не заготовлялись, и скот круглый год содержался на подножном корме. Большинство скота было сосредоточено в руках родоплеменной знати. Так, в ведомости, составленной на Кузнецкой линии в 1756 году, отмечено, что сотник алтайских инородцев Кагай Муйнаков владел 230 лошадьми, 25 коровами, 70 овцами и 5 верблюдами. Другой сотник Самур Хошутов имел 50 лошадей, 25 коров и 2 верблюда. В то же время из 100 хозяйств рядовых скотоводов 10 хозяйств вообще не имели скота, а большая часть имела в лучшем случае от двух до пяти лошадей.

Но уже в XIX веке, как писал историк В. В. Радлов, «телеуты живут всюду осёдло по деревням и занимаются исключительно земледелием».

Язык у них тюркский. Письменности своей они не имели. В религии твёрдо держались шаманизма. Поэтому первые телеуты, принявшие православную веру, должны были переселяться от своих одноплеменников.

Телеуты в XVII первой половине XVIII века сыграли решающую роль в формировании южно-алтайских племен и оказали влияние на состав шорцев и других тюркоязычных народов юга Западной Сибири. В этот период они также играли важную роль в экономической и политической жизни этого района Сибири. На протяжении всего XVII столетия русские воеводы стремились поддерживать хорошие отношения с телеутскими князьями, пытаясь либо превратить их в подданных царя, либо заручиться их нейтралите­там в борьбе за обложение ясаком других племён юга Западной Сибири.

Внешнеполитическое влияние телеутов в XVII веке распространялось на огромную территорию Западной Сибири от Томи на востоке и до Иртыша на западе, от устья реки Томи и Томска на севере и до Алтайских гор на юге.

В XVII веке, как справедливо утверждает алтайский историк А. П. Уманский, телеуты не входили в состав Русского государства, они не подчинялись русскому царю и его воеводам. Телеуты установили с русскими военно-политический союз, укреплявшийся клятвой (шертю) телеутских князей, которая не являлась признаком вассальной зависимости их от царя, а была лишь формой договора о союзе, взаимной помощи и о ненападении. На протяжении всего XVII века телеуты не давали ни ясака, ни аманатов (заложников), следовательно, они не были подданными «российской короны».

Русско-телеутские отношения носили противоречивый характер. С одной стороны, телеуты были первыми из алтайских племён, установившим торговые, экономические и политические отношения с русским населением и администрацией Кузнецкого и Томского уездов. Они не только испытали на себе положительное влияние более передовой культуры русского народа, но приобщали и другие алтайские племена к её достижениям.

Уже в начале XVII века между томской администрацией и телеутской феодально-племенной знатью были установлены торговые, экономические и политические отношения. Первым из телеутских князьков, вступивших в такие отношения с русскими, был тайша Абак. В то же время на протяжении всего XVII века шла борьба между телеутскими князьями и русскими, воеводами за ясак, ясачных людей, угодья, приводившая иногда и к военным стычкам.

«Выезжие телеуты» [Так называли в русских документах телеутов, которые приняли русское подданство и поселились на реках Большой и Малый Бачат (ныне Беловский район Кемеровской области)]. Набеги кочевников наносили огромный ущерб хозяйству русского населения в Кузнецком и Томском уездах. Кроме того, они представляли реальную угрозу истребления малых народностей южной части Западной Сибири.

Устав от длительных, тяжёлых и опустошительных войн против чёрных калмыков, кыргызов и русских воевод, начиная с 30-х годов XVII века, небольшие группы телеутов добровольно стали принимать русское подданство. Особен­но этот процесс усиливается во второй половине века. Документы утверждают, что между 1658 и 1665 годами значительная часть телеутов добровольно переселилась, выехала в Кузнецкий и Томский уезды, создав две кочевые колонии. Об этом свидетельствует тот факт, что в 1658 году телеутские князья Кока и Мачик  отправили в Москву своих послов.

Однако причиной добровольного принятия телеутами русского подданства были не только изнурительные и бесперспективные войны. Этому также способствовали внутренние противоречия, борьба внутри телеутских улусов, неурожай на травы, падёж скота. Бегство «улусных» и дворовых людей от своих господ и массовый переход их в русское подданство означал протест против угнетения, их телеутской военно-феодальной знатью.

«Выезд» части телеутов «на государево имя» яркий пример того, что основной путь развития сибирских народов состоял в переходе в русское подданство, в приобщении их к более высокой культуре русского народа. «Выезжие телеуты» первыми усвоили основные достижения русской крестьянской культуры пашенное земледелие и интенсивное скотоводство (с заготовкой кормов на зиму). Это способствовало быстрому росту телеутского населения. Так, если в конце XVII века численность бачатских и томских телеутов составляла около 700 человек, то уже в 1763 году только бачатские телеуты-мужчины составляли 579 чело­век. В 1858 году бачатских телеутов уже было 2980 человек, а по первой русской переписи населения в Кузнецком округе их проживало 6333 человека.

Эти данные свидетельствуют, с одной стороны, о постоянном росте численности телеутского населения, а с другой стороны, о более быстрых темпах этого роста у «выезжих телеутов», что опровергает так называемую «теорию выми­рания инородцев» в условиях русского подданства.

Историк А. П. Уманский утверждает, что потомкам «выезжих телеутов», а не отцам-миссионерам принадлежит главная заслуга в приобщении южных алтайцев-кочевников в XIX веке к осёдлому быту, пашенному земледелию и другим прогрессивным формам ведения хозяйства. Именно потомки «выезжих телеутов» бывшего Кузнецкого уезда, принявшие христианство и научившиеся у русских крестьян хлебопашеству, составили главные кадры миссионеров, основное население миссионерских посёлков в Горном Алтае.

Несмотря на неоднократные требования телеутских князей о насильственном возвращении «выезжих телеутов» на прежние кочевья, русское правительства отказывало в выдаче «перебежчиков». Так появилась в нашем крае телеутская народность, избравшая впоследствии своим постоянным местам жительства степную часть Кузнецкой котловины по рекам Большой и Малый Бачат.

В настоящее время сильно обрусевшие потомки «выезжих телеутов» живут в основном в Беловском районе Кемеровской области в таких поселениях, как Челухоево, Верховская, Шанда, Заречное (бывший Большой улус) и др. Это основное место поселения телеутов в СССР. Часть телеутов живет в районе Новокузнецка (д. Телеуты), возле Юрги (д. Зимник), в различных городах области, а также в Алтайском крае (Горно-Алтайская автономная область) и Томской области.

Несмотря на то, что «выезжие телеуты» более трёхсот лет тому назад поселились среди русских, они сохранили свой язык, устное народное творчество, многие обычаи, обряды, а женщины до сих пор повседневно носят национальную одежду.

Таким образом, исторические судьбы телеутов, начиная с XVII века, тесно связаны с судьбами великого русского народа, благодаря помощи которого трудящиеся телеуты обрели подлинную свободу и равенство в условиях Советского социалистического государства.

Занятия телеутов. Кочевое скотоводство играло главную роль в хозяйстве телеутов. Его особенностями были отсутствие стойлового содержания ската, заготовки сена на зиму и целенаправленной селекции животных. Телеутские стада в основном состояли из лошадей и коров, а также верблюдов и овец. Особая роль в  жизни телеута-кочевника отводилось лошади. Конь эта, прежде всего, главное транспортное средства при перекочевках, пастьбе стад и их охране. Лошадь была незаменима в военном деле. Конское мясо любимый продукт питания телеутов и до наших дней. Телеуты разводили местную породу лошадей, отличающуюся своей выносливостью.

Главным богатством телеутской знати был скот, он же являлся основой материального благосостояния рядовых кочевников. Большая часть продукции скотоводства потреблялась самими телеутами. Мясомолочные продукты были основными в пище телеутов. Кожа шла на изготовление обуви, одежды, конской упряжи, ею покрывали жилища, из шерсти катали кошмы, войлок.

Выделка овечьих шкур для женских шуб, мужских тулупов и другой одежды всегда была уделом женщин. Да сих пор телеутские женщины прекрасно выделывают овечьи шкуры, отличающиеся высоким качествам.

Лошадей и крупный рогатый скот телеуты нередко меняли у русских на различные товары. Продукты скотоводства шли в обмен на продукты сельского хозяйства и ремесла. У шорцев они охотно выменивали железо и изделия из него: таганы, котлы, предметы вооружения и другие.

Охота второе по важности занятие телеутов в прош­лом. Учёный В. Геннин в начале XVIII века писал о телеутах, что они «ловят зверей, имянуемых белок, которые против других сибирских особливо велики и славны, так же корсаков, сурков, горносталей, соболей, токмо те соболи не весьма хороши шерстью, лисиц красных, маралов, кабанов, диких коз, сайги, лосей, лошадей диких». (Геннин В. Описание уральских и сибирских заводов. М., 1937, с. 624). Они также охотились на бобров и медведей, куниц и колонков, волков и зайцев, росомах, бурундуков и на таких птиц, как тетерев, глухарь. Но особенно ценились на рынке телеутская белка и красная лисица.

В конце XVII начале XVIII вв. основным оружием охоты у телеутов были лук и стрелы, использовали они ямы-­ловушки, хотя уже стали появляться капканы и первое огнестрельное оружие пищали, приобретаемые у русских. Основные охотничьи угодья у телеутов находились в междуречье Ини и Берди, в бассейне Чумыша, а также в Барнаульском, Кулундинском и других лесах.

Рыболовство играло вспомогательную роль в хозяйстве телеутов. Во время раскопок телеутских поселений обнаружены кости щуки, тайменя, осетровых, а также остатки лодки, что свидетельствует о занятии рыболовством. Обычно рыбу ловили сетями, наметками, а крупную били острогами.

Немаловажную роль в жизни бедных телеутов играло собирательство. Ранней весной, когда с продуктами питания было особенно тяжело, они копали корни дикорастущих трав кандыка, сараны, собирали дикий чеснок, лук, употребляя их в пищу. Для выкапывания клубней растений телеуты использовали озуп (корнекопалку) и керги (универсальный топор). Они также собирали всевозможные ягоды, грибы, кедровые орехи.

В отношении земледелия у телеутов документы сообщают, что «хлеба они не сеют, а питаются так, как и протчие татары: от рыб и мяса лошадиного и протчих всяких зверей, которых едят они без разбору ...». Однако бедные телеуты, имевшие мало скота, уже в XVII-XVIII веках частично занимались земледелием.

У телеутов были развиты различного рода промыслы: обработка продуктов скотоводства, дерева, металла. Из кожи изготовляли обувь, одежду (тулупы, дохи, рукавицы), конскую сбрую, из шкуры конских ног, содранной чулком, из вымени коров и просто из сыромятной кожи изготовляли кожаные сосуды (аркыты, шашауры и др.), которые хорошо себя зарекомендовали в кочевых условиях. Из шерсти выделывали войлок, который использовали для подстилки в юрте и в качестве потников к седлам лошадей.

Телеуты умели хорошо обрабатывать и дерево. До сих пор сохранилась, хотя и мало уже используется, различная домашняя деревянная утварь: чашки, миски, ложки, солонки, корыта, ступы, мельницы, кадушки-однодревки. Для этой цели использовали березовый кап и кедр. Из бересты изготовляли туеса, коробы, бураки, корзины различных размеров и назначений.

Хотя в порядке обмена или в виде дани телеуты получали от шорцев такие изделия из железа, как «шелома и пансыри, рогатины и сабли, стрельцы железные» и другие, но некоторые орудия труда (озупы, ножи, топоры-керги), а также предметы конской упряжки (стремена, удила, раз­личного рода бляшки, кольца) изготовляли сами.

Хозяйство телеутов носило натуральный характер. Денег телеуты не знали, и торговля носила меновой характер. Почти с самого начала XVII века устанавливается взаимовыгодный торговый обмен телеутов с русскими. Стада лошадей, крупного рогатого скота и овец они пригоняли в Томск, а позже и в Кузнецк, привозили пушнину и обменивали их на русские товары: сукно, холст, медные котлы, выделанную кожу, оружие. В конце XVII начале XVIII вв. телеуты стали привозить на обмен и готовые изделия: вой­лок, тулупы, шубы.

Для развития торговых отношений с телеутами важное значение имел тот факт, что русские власти не брали с них торговых пошлин.

Таким образом, имея высокий уровень специализации кочевого скотоводства, телеуты достигли более высокого экономического развития по сравнению с шорцами и северными алтайцами. У телеутов XVII-XIX веков имели место феодально-патриархальные отношения с пережитками родового характера. Телеутская феодально-племенная знать имела собственность на пастбища, промысловые угодья, на земли, что позволяло ей эксплуатировать своих соплеменников.

Телеутское население не было однородным. Рядовые «улусные люди» были обязаны по отношению к своим «князцам» и «лучшим улусным людям» платить подать и нести феодальную ренту в продуктовой (натуральной) и отработочной форме.

Сноски:

1 «Улусныё люди» люди, зависимые в разной степени от феодально-племенной знати. Так, власть старших князей над улусными людьми была неограниченна: они могли их судить, лишать имущества, подвергать наказаниям вплоть до смертной казни.

2 «Князцы» главные князья Больших и Малых улусов с членами семейств. Все члены княжеского рода имели свои улусы, которые они получали от главного князя Большого улуса.

3 «Лучшие улусные люди» знатная и богатая верхушка телеутского общества.

Шорцы. В бассейне реки Кондомы издавна обитал мно­гочисленный род «шор». По его имени шорцами стали называть всех жителей верховья Томи и её притоков Мрассу и Кондомы. Многие роды, например, Кый, Кобыр, Кызай, носят имена рек, на которых они обитали: Кый-зас, Кобыр­су, Кыззас. Возможно, что и название рода «шор» происходит от реки Шор левого притока Томи в её верховьях.

По своему происхождению шорцы не относятся к алтайским племенам. Это лесные осёдлые племена, обычно жившие изолированно друг от друга по долинам многочисленных горных рек и их притоков. Своего государства у шорцев не сложилось. Вплоть до Октябрьской революции в Шории было родовое деление. Оно сохранилось в названии родов Аба, Шор, Сары, Кый и другие. Каждый род имел свои охотничьи угодья и пахотную землю, своего родового божка. Во главе родов стояли князьки. По религии шорцы были шаманисты. Своей письменности у них не было.

Ввиду родоплеменной раздробленности, отсутствия единства между племенами, а также в силу своей малочисленности, шорцы не могли оказать серьёзного сопротивления многочисленным и сильным кочевникам. Всё это и создавало благоприятные условия для вторжения кочевников и грабежа шорского населения. На протяжении многих веков шорцы были главным яблоком раздора между кыргызскими и телеутскими князьями. Как те, так и другие стремились превратить «кузнецких людей» в своих данников.

Осёдлые шорцы занимались выплавкой руды, кузнечным делом, охотой и земледелием. Нуждались они в продуктах животноводства. Телеуты, кочевавшие по соседству в степях Кузнецкой котловины, испытывали нужду в кузнечных изделиях. Казалось, что были все условия для обмена излишками продуктов между шорцами и телеутами и развития союзнических добрососедских отношений. Однако кочевники-телеуты нередко предпочитали обмену с «кузнецами» грабёж, подчинение их своей власти и получение нужной им продукции в виде дани. Таким образом, производство железа и изделий из него нередко являлось не источникам благосостояния для шорского населения, а причиной его угнетения и зависимости от различных феодалов-завоевателей.

Между осёдлыми шорцами и телеутами-кочевниками в XVII веке не сложились добрососедские отношения. Это произошло потому, что по своему экономическому развитию телеуты были несколько выше, чем шорцы. Политическая организация у телеутов была сильнее, чем у шорцев. У них уже сложились раннефеодальные отношения, в то время как шорцы находились на стадии патриархально-родового строя. Телеуты-кочевники превосходили шорцев в военном отношении: они были всадниками и имели численный перевес.

Близость языка, культуры, религии с шорцами телеутская знать сначала использовала для подчинения соседей, а затем и для укрепления своей власти над ними. Такого преимущества не имели ни ойротские феодалы, ни кыргызские князья, ни русские воеводы.

В настоящее время шорцы живут на юге Кузбасса в Горной Шории. Незначительная их часть проживает в Таштыпском и Аскызоком районах Хакасской, а также в Горно­-Алтайской автономных областях.

Занятия шорцев. Охота это основной вид занятий предков современных шорцев. Она имела ведущее значение в их хозяйстве вплоть до Октябрьской революции, а в горно-таёжных местах сохранилась и до наших дней.

Охотничья жизнь у шорцев начиналась рано. Уже с 12-­14 лет мальчики наравне со взрослыми ходили на лыжах за десятки и сотни километров на промысел, участвовали в облавах, месяцами жили в тайге, а с 18 лет облагались полным ясаком и считались вполне зрелыми охотниками.

Орудия охоты у шорцев были крайне примитивными: лук, самострелы, капканы. Только с приходом русских в XVII веке у них появилось ружьё, но распространение оно получило лишь к концу следующего столетия.

В древние времена шорцы больше охотились на крупных животных: марала, оленя, лося, медведя, косулю, которые давали много мяса. Позже приобрела значение охота и на мелкого пушного зверя, дававшего ценный мех: соболя, колонка, лису, белку, выдру, горностая. Не случайно кыргызские князья и московские цари вели между собой ожесточенную борьбу за господство над охотничьими племенами Шории: обложение их данью (ясаком) приносило огромные богатства.

Учёный Л. П. Потапов в книге «Очерки по истории Шории» писал: «А шорцам жить было трудно и голодно. Зверя в ясак отдавали, за долги торговцам, есть было нечего. Ячменя сеяли мало, тайга мешала, скота не держали, всё больше промышляли. Женщины помогали мужчинам добывать зверя, Зимой ходили семьями в тайгу и там жили в деревянных шалашах. Летом жили по речкам и занимались рыбной ловлей. Женщины, так же как и мужчины, промышляли зверя на лыжах».

По времени охота делилась на два этапа: зимнюю и летнюю. Зимняя охота начиналась с октября-ноября и до нового года. Затем следовал небольшой новогодний отдых и снова на охоту в тайгу до апреля месяца. Все охотничьи угодья были строго распределены между родами. На охоту уходили небольшими артелями, по 4-8 человек. Старший артели выбирался дома. Каждый член артели увозил с собой на нартах или волокуше из конской шкуры двухмесячный запас продуктов, постель, боеприпасы.

Так как охота в основном была зимняя, местность в Шории горная, расстояния огромные, снегу выпадало много, то значение лыж в жизни шорца-охотника было очень велико. Условия охоты требовали быстрого передвижения. Как без ружья, так и без лыж в зимних условиях охота шорца немыслима. Шорцы сами делали лыжи из лёгкого и прочного дерева ракитника, реже из берёзы, осины. У них было два вида лыж: охотничьи, которые подбивали снизу невыделанной шкурой лошади, марала или сохатого, а раньше шкурками выдры. Низкая и жёсткая шерсть прикреплялась таким образом, чтобы создавалось хорошее скольжение вперед и тормозилось движение назад, особенно это было важно при подъеме в гору. Были также лыжи-гольцы, которые не подбивались шкурой и использовались в домашних условиях или для охоты на равнинной местности. Лыжи делали широкие, примерно в полтора раза шире обычных.

Сноска. Примерная норма продуктов на два месяца на одного охотника: толкана 0,5 пуда, крупы из ячменя 1 пуд, мяса 1 баран, масла­ 5 кг, сухарей 0,5 пуда.

Шорские охотники с детства ходят на лыжах и настолько овладевают ими, что лыжные палки им совершенно были не нужны. Вместо палок они используют каёк (тайях). Он похож на весло, нижний конец которого заканчивается слегка согнутой лопаточкой. Нижняя часть кайка является корнем березы, что придаёт ему большую прочность. Каёк имеет многоцелевое назначение. Он является опорой и тормозом при спуске с гор. Охотник опирается на него, когда везёт нарты. При помощи кайка строят шалаш из снега, ищут убитую белку в глубоком снегу, пьют талкан во время охоты в тайге.

В районе охотничьих угодьев строили шалаши, для чего выбирали лучшее дерево. Таким деревам чаще всего была ель или пихта с пологими ветками. Для шалаша охотники искали «тёплое» дерево, имеющее иней. На холодном дереве иней не держится. Шалаш строили из сучьев пихты или ели, из плах кедра или других хвойных деревьев. Для сохранения тепла его обкладывали снегом. Центральное место в шалаше занимал костёр, который поддерживался круг­лые сутки. Вокруг костра толстым слоем накладывались пихтовые ветки, которые покрывались войлоком, самодельным одеялом и выделанной овечьей шкурой, имеющей форму квадрата.

В жизни охотника немаловажное значение имели нарты. На них зимой охотник увозил в тайгу продукты, постель, снаряжение, возвращаясь с охоты, на нартах вез добычу: шкуры; мех, мясо. Нарты шорцы делали сами: полозья из осины, а копылы из берёзы. Длина нарт примерно три метра, а по ширине они равняются лыжне, так как охотник везёт их по следу своих лыж. Охотник на таких нартах свободно перевозит груз до шести пудов.

Шорцы на охоту никогда не надевали меховой одежды, так как в ней было тяжело и жарко. Охотник в день по горам на лыжах проходил до ста и более километров. Поэтому самая практичная одежда для шорца-охотника это шабр из домотканого холста. Шабр представлял собой куртку без подкладки и брюки из грубого холста серого цвета. Воротник, рукава, полы и подол выходного праздничного шабра отделывались бархатом или плисом, вышивались шерстяными и другими нитками. Шабр, предназначавшийся для охоты, не имел никакой отделки, вместо пуговиц пришивали палочки, а воротник был стоячий. Для выходного шабра использовали лучший холст, и воротник был шалью. Этот вид одежды широко использовался ещё и потому, что с холстяной ткани легко сходит снег, она крепкая, плотная и долго не промокает. Летом мужчины также носили эту одежду, так как в тайге она спасала от комаров. На охоту обычно надевали два комплекта такой одежды.

Обувь охотника (чарки) также была самодельная. Для этой цели использовали конскую кожу, которую сами выделывали. Вместо портянок и носков шорцы на охоте применяли траву загат, которая хорошо впитывает пот, мягкая, прочная, не нуждается в стирке и сохраняет тепло. Обычно охотник не менял её до месяца, лишь просушивая у костра.

Особое внимание шорцы уделяли охотничьему снаря­жению, На два месяца охоты брали до пяти фунтов пороха, 10-15 кремней к ружью. Дроби тогда не было. Пули отливали сами в тайге из свинца. Дробь появилась тогда, когда стали применять пистонные ружья-дробовики. У кого была возможность, те брали на охоту два ружья на случай порчи. Каждый охотник носил специальный пояс, который надевался через голову на левое плечо и висел слева на­право. На нем, сверху вниз, в определённой последовательности прикреплялось всё, что необходимо было на охоте: мерка для пороха из маральего рога или дерева, кожаные мешочки для пыжей пистонов, два закрытых рога для хранения дроби и пороха.

На охоте шорец не расставался с ножом, который находился в. кожаном чехле на поясе справа. Чаще нож был самодельный с крепкой и красивой ручкой из берёзового корня. Нередко ручки делали составные из пластинок дерева, меди, железа. Кроме ножа, у охотника всегда за поясом находился и топор.

Древнюю историю в Шории имеет и рыболовство. Многочисленные горные реки изобиловали хариусом, тайменем, налимом, язем, щукой. Рыбу ловили с помощью самоподель­ных сетей, мордушек, сачков, били железными острогами, стрелами из лука, устраивали запруды из камня. Рыба занимала важное место в питании шорцев, особенно летом.

Земледелие. Документы сообщают, что шорцы хлебопашеством занимались «весьма мало, по недостаточности удобной земли. Главные их занятия зверопромышленнность, рыболовство». «В пище не разборчивы, хлеба употребляют мало и довольствуются летом рыбой, а зимой звериным и лошадиным мясом. Питаются также и кореньями травы, называемой кандыком».

Однако примитивное мотыжное земледелие у шорцев появилось уже в XVI веке. И хотя оно и не являлось самостоятельной отраслью хозяйства, тем не менее, давало дополнительную пищу к той, которую приносила охота на зверя.

Если охота в основном считалась мужским занятием, то земледелие было уделом женщин. Земледелие имело две стадии: мотыжное и плужное. У таёжников-шорцев было мотыжное земледелие. При помощи мотыги (абыла) можно было обработать небольшой участок земли. Абыл, которым копали землю, передавался в наследство по женской линии и являлся необходимой принадлежностью приданого шорских девушек. Абыл представляет собой лопатку, лопасть которой прикреплена к черенку под острым углом. Работают им как кайлом. Несмотря на свою примитивность, абыл являлся незаменимым орудием труда в земледелии на каменистой почве и крутых склонах Горной Шории. В степных и лесостепных местах примерно с 30-х годов XVIII века землю стали обрабатывать сохой, которую привезли русские казаки, получившие от царского правительства разрешение заниматься сельским хозяйством возле своих острогов.

На расчищенных от леса южных склонах гор шорцы сеяли пшеницу, коноплю. Однако больше всего они выращивали, ячмень, из которого делали толкан и крупу, оставшиеся любимыми продуктами до наших дней. Созревший хлеб выдёргивали руками, позже стали срезать ножом, и только в начале XIX века получил распространение серп, а позже и коса-литовка. Сорванные и связанные в пучки колосья обжигали в тихую погоду на костре на расчищенных площадках. Делалось это следующим образом. Брали две плоские деревянные плашки. Колосья зажимались этими плашками, а солома сгорала над костром. Освобождённые от соломы колосья молотили деревянными палками, утолщёнными на концах. Это был прообраз цепа. Зерно очищали от мякины при помощи ветра и саргаша. (Саргаш напоминает собой половину обыкновенного сита, дно которого сделано из тонкой доски кедра).

Раньше зерно мололи на каменных плитах зернотёрках, затем при помощи каменных и деревянных мельниц. Зернотёрка представляла из себя два плоских камня. На тот, который побольше, клали зерно, а меньшим терли, превращая зерно в крупу, а затем и в муку. Как каменная, так и деревянная мельницы являлись более высокой степенью культуры. Они состояли из двух жерновов, нижний из которых неподвижен, а верхний вращается при помощи ручки. У нижнего камня верхняя часть выпуклая, а у верхнего нижняя часть вогнутая. Шорцы-охотники до сих пор пользуются мельницам с каменными жерновами для приготовления толкана из ячменя.

Весной, когда продукты были на исходе, немаловажную роль в пище шорцев играло собирательство, которым занимались женщины и дети. Они собирали различные ягоды, кедровые орехи, мёд диких пчел, яйца птиц, а также дикие растения: черемшу, ревень, полевой хвощ, лук-слезун, журавлиный горох. Но наибольшее значение имели корни таких диких растений, как кандык, сарана, пион. Корни выкапывали корнекопалкой (озупом). Нередко эти продукты заготовлялись и впрок: черемшу солили, корни различных растений сушили.

Пожалуй, наименее развитой отраслью хозяйства шорцев было скотоводство. Оно не получило должного развития вплоть до Октябрьской революции.

Но не шорский абыл, и не крохотные клочки ячменных посевов на южных склонах гор, и не корни дикорастущих трав, а русская соха да кормилица-лошадка, пашенное хлебопашество спасали шорцев от постоянного голода.

Кузнечное дело. Предки современных шорцев были искусными мастерами по выплавке железа из руды и изготовлению различных железных изделий. Ещё сибирские летописцы называли население верховьев Томи, Мрассу и Кондомы «кузнецами». Отсюда и пошли названия: Кузнецкий острог, город Кузнецк, Кузнецкая земля.

В одной из летописей дается описание добычи и плавки руды шорцами: «Около Кузнецкого острогу на Кондоме и Мрассу реках стоят горы каменные великие, и в тех горах емлют кузнецкие ясашные люди каменья, да те каменья разжигают на дровах, разбивают молотом на мелко и, раздробив, сеют решетом, а, просеяв, сыплют понемногу в горн, и в том сливается железо».

Именно по рекам Кондоме, Мрассу и Бельсу обнаружены следы разработок железных руд. Из железа шорцы делали самые разнообразные орудия труда, предметы домашнего обихода и военного снаряжения: мотыги (абылы), корнекопалки (озупы), наковальни, щипцы; ножи, котлы, таганы, ковши, шлемы, копья, панцири, рогатины, сабли, наконечники для стрел, удила, стремена, тавра для лошадей. Свои изделия шорцы обменивали у калмыков и кыргызов на лошадей, коров, овец, войлок, выделанные овечьи шкуры.

Там, где издавна шорские кузнецы добывали железную руду, а из неё выплавляли металл, в 1771 году был построен Томский железоделательный завод (ныне пос. Томское Прокопьевского района). Появились более качественные и дешёвые изделия из железа и примитивное шорское «кузнечное железоделательное производство» к концу XVIII века исчезло.

В наше время там, где когда-то обитали древние шорские кузнецы, построены гиганты металлургии КМК и Запсиб, ферросплавный и алюминиевый заводы, вырос самый крупный город нашей области Новокузнецк. Горная Шория превратилась в мощную рудную базу черной металлургии края. Возникли крупные рудники в Таштаголе, Шерегеше, Мундыбаше, Казе, Темиртау.

Кроме кузнечного дела, у шорцев было хорошо развито изготовление деревянной посуды из берёзового капа и кедра, берестяной посуды, туесов, бураков больших размеров. Взамен шерстяной одежды появляется холстяная, напоминавшая одежду русских крестьян, удобная на охоте. Для изготовления холста шорцы использовали ткацкий станок. Они научились ткать. Это был значительный прогресс. Пряжу выделывали из крапивы и дикой конопли. Из пряжи конопли ткали холст, а из пряжи крапивы вязали рыболовные сети. Они также сами выделывали кожи и шили сапоги. Но, прежде всего, подъему культуры шорцев способствовали выплавка металла и, кузнечное мастерство.

Ясак. (Ясак подать натурой, платившаяся в царскую казну народами­ Сибири). Шорцы с древних времен находились в зависимости от более сильных соседей и платили им дань: сначала кыргызским феодалам, позднее ойротскому хану и телеутским князьям. Осваивая новые земли, представители Русского государства также облагали коренное население ясаком. Правда, в начале XVII века ясачный сбор имел случайный характер, так как кочевое население из-за отсутствия постоянного места жительства не была учтено. Однако уже в первой половине того же столетия с помощью родоплеменных князцов русской администрации удаётся произвести учёт подвластного ей кочевого населения и определить ясачный сбор.

Шорцы нередко платили двойную и даже тройную дань. Так фактически весь XVII и начало XVIII века они платили дань телеутским князьям, монгольским феодалам и русским воеводам: никто из них не мог по-настоящему защитить своих подданных. Естественно, что положение двоеданства не устраивало и самих шорцев. Это хорошо понимали телеутские князья. Иногда им удавалось направить недовольство шорцев против царских властей. Именно поэтому царские власти предписывали своим воеводам, чтобы они ясак брали «ласкою», чтоб ясачных людей «не ожесточить».

На протяжении всего XVII века ясак оставался натуральным и взимался собольими шкурками. Но в связи с хищническим истреблением соболей в конце XVII начале XVIII вв. русская администрация вынуждена была пойти на замену соболиной пушнины мехом других зверей. В документе об этом сообщается: «А присылается из Сибири царская казна ежегодь: соболи, мехи собольи, куницы, лисицы, чёрные и белые горностаи, белка в розни и мехами, бобры, рыси, песцы чёрные и белые, и зайцы, и волки, барсы. А сколько числом тое казны придёт в году, того описати не в память, а часть тое казны приходу в год больше шти сот тысяч рублёв».

Как кыргызские, так и ойротские феодалы стали собирать дань с шорцев самыми различными предметами. В одном из документов сообщается, что ойротский сборщик дани, бежавший от преследования кузнецких казаков, оставил «660 белок ... 66 котлов железных, 109 таганов, стремен ... 900 стрельных же, железцов (наконечников для стрел) ... 2 комзы (курительные трубки) и 60 ковшей железных».

Царские власти также велели своим воеводам брать с шорцев ясак «и пушниной; и шеломами, и рогатинами, и саблями, кому чем можно).

Телеутские князья фактически, господствовали над шорцами, начиная с XVII века, являясь жёстокими угнетателями шорского населения. Однако, когда в начале XVIII века в Приобье и на Бии были построены русские крепости (Белоярская и Бийская), телеутские князья утратили свою прежнюю власть над шорцами. Шорцы оказались в пределах Русского государства.

В середине XVIII века царское правительство установило безраздельное господство над шорскими и телеутскими племенами. Теперь ясак стал постоянным налогом. По закону его платили все мужчины в возрасте от 18 до 55 лет. Но паштыки (князьки, главы родов) облагали население, начиная с 15-летнего возраста, и присваивали немалую часть ясака себе. На сборе ясака наживались не только русские, но и шорские богачи. Недовольство местного населения беспощадными поборами выражалось в бунтах «ясачных татар» шорцев.

Во второй половине XVIII века происходит замена натуральной подати денежной. Это было вызвано не только упадком охотничьего промысла, но и стремлением царского правительства получать более полные ясачные сборы.

Воеводы, являясь проводниками политики царизма в Сибири, часто допускали произвол по отношению к коренному населению. Именно поэтому, будучи заинтересованным в непрерывном пополнении своей казны, царь давал воеводам наказы, в которых требовал облагать коренное население ясаком так, чтобы ясачных людей «от государевой высокой руки не отогнать».

Некоторые зайсаны и родовые начальники пробовали защитить свои роды от произвола купцов, царской администрации (становых), земской полиции, но были бессильными. Чаще кончалось это тем, что они соединялись с заседателями (становыми) для ограбления своих подчиненных одноплеменников. Однако наряду с Россией помещиков и дворян существовала Россия Радищева и декабристов, Пушкина и Лермонтова, Герцена и Чернышевского, которая дала много положительного коренному населению Сибири. Вот почему, изучая историю древнейших жителей Кузнецкой земли, необходимо разграничивать политику царизма и отношения, складывавшиеся между русским трудовым народом и рядовыми шорцами и телеутами.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. О сборе ясака с шорцев

«Взнос» ясака пушным зверем, вместо денег, очень невыгоден для инородческих волостей, так как волость сама покупает соболей несравненно по высшей цене, нежели за какую они принимаются в казначейство».

«... Сильным людям выгоднее сбывать своих соболей в ясак за самую высокую цену, которую они слупят с волости ... К ясаку же причитается: угощение всей волости и посторонних гостей в обильном количестве вином, мясом конским и коровьим, поездка целой ватаги с ясаком, с платой каждому за себя и за лошадь, на содержание ясачников в остроге и городе, которые, конечно, не довольствуются уже, как дома, толканом, а на волостной счёт кушают мясо и попивают вино, сколько душе угодно». (Записки миссионера Вербицкого за 1874 г. Томские губ. вед., 1875, № 25).

2. Из наказа Кузнецкому воеводе Баскакову

«А однолично тебе, будучи в государевой службе в Кузнецком остроге, с ясачных людей ясаки и всякие государевы доходы, какие собираются в Кузнецком остроге, собирати с великим радением и расправу меж всяких людей чинити вправду, по rocyдapeвy крестному целованию, и татар и остяков от русских людей от обид от насильства оберегати и к ясачным людям ласку и привет держати и воров от воровства унимати и наказания и обороны чинити и ясаков лишних с ясачных людей не писати и у ружников и оброчников хлеба на себя не покупати, а самому никакими товарами не торговати и в иные города и в уезды с товары торговати и покупати от себя не посылати и вина воеводе не курить ... ». (Цитируется по книге: Ю. Мокутин. Сокровища Лба-Туры. Новосибирск, 1978, с. 182).

3. О положении бедняка шорца-охотника

«Бедный инородец улуса Кузедеевского Михаил, ещё юноша, пришёл ко мне испросить благословление на добычу зверя. Он и товарищ его, расставляя ловушки для белок (кулёмки), заметили берлогу медведя. Бедняки рады были бы вступить в борьбу со зверем без посторонней помощи: ясак их был бы обеспечен; но у обоих только одно ружьё, и то порченое. Делать нечего, пригласили к себе в товарищи с правом на равный делёж, ещё двоих, с винтовками, а сами пошли с одним топором указывать берлогу. При случае этом Михаил заметил: «Вот так-то, всё от нас к богатым переходит» «Зато бедным умирать легче», ответил я ему». (Записки миссионера Вербицкого за 1861 г.).

4. Охота на медведя

«В случае промаха находятся в запасе готовые мерки заряда. В особых патронах вроде черкесских, а пуля во рту. Порох в одну минуту насыпается и пули спускается. Обладая хладнокровием, знанием привычек зверя, черневой татарин (шорец Д. К.) убивает в жизни значительное число медведей. Мы видели охотников, убивавших по 150 и 200 медведей. Некоторые обитатели черни носят название «Медвежья смерть». (Ядринцев М. Н. Алтай и его инородческое царство. Исторический вестник. М., т. ХХ, 1885, июнь, С. 637.).

5. Об отношении к женщине-шорке

«Вообще татары (шорцы Д. К.) смотрят на женщину как на покупной рабочий скот. Это воззрение имеет влияние и на распределение домашних работ, которые главным образом лежат на хозяйке дома. Женщины копают небольшую полосу свою абылом (род мотыги), косят сено серповидными косами, известными в Сибири под именем горбуш, шьют одежду и обувь (чирки). Инородческие девицы рубят дрова не хуже мужчин. Поэтому-то они и покупаются недёшево». (Записки миссионера Вербицкого за 1862 г. Православное обозрение. М., 1863, февраль, с. 145).

Глава II. ПРИСОЕДИНЕНИЕ КУЗНЕЦКОЙ ЗЕМЛИ К РУССКОМУ ГОСУДАРСТВУ И ЕЁ ОСВОЕНИЕ

Присоединение Кузнецкой земли. Около четырёх веков назад началось заселение и освоение необъятных просторов Сибири. Первые тропы в эту великую и неизвестную страну были проложены бесстрашными землепроходцами, русскими предприимчивыми людьми. Поход Ермака положил начало присоединению Сибири к Русскому государству. Вслед за землепроходцами шли военные отряды, казаки, служилые люди, которые закрепляли окончательно вновь открытые земли за Русским государством.

Однако не меч, а орало было основным оружием в покорении Сибири. Главной силой в заселении и освоении этого далёкого края выступил народ. Русские люди несли с собой более высокую культуру и технику земледелия.

Побеждал не воин-завоеватель, а русский крестьянин­-хлебопашец с его более высокой культурой хлебопашества, побеждали миролюбие, уживчивость и выносливость русского человека. Не топор палача, а топор плотника, строителя завоевал симпатии шорцев и телеутов. И не случайно вскоре коренные жители нашего края поняли, что русские люди не только храбры, но и великодушны.

Непрекращающиеся междоусобные войны кочевых феодалов сильно разоряли местное население; поэтому коренные жители Кузнецкой земли были заинтересованы в присоединении к Русскому государству как к наиболее сильному.

Кузнецкий острог. В 1617 году томскими воеводами был отправлен сын боярский Остафий Харламов с 45 казаками на cyдаx водою по реке Томь, чтобы в устье реки Кондомы построить Кузнецкий острог. «Прибыв на сие место, не имея никакого препятствия, сей острог зимою 1618 года и построили. Местоположение острога было весьма удобно, на довольно высокой и крутой горе. Около лежащие места приятны и весьма плодородны. Поля тянутся на север аж до Томского уезда, а к югу горы, которые простираются до Алтайских гор».

Так по царскому указу на левом берегу Томи, недалеко от устья Кондомы, русские служилые люди стрельцы и казаки построили Кузнецкий острог, «чтоб ... Кузнецких и иных волостей люди были под государевою рукою безотступно и государев ясак с себя государю ежегод давали». Так Кузнецкая земля в начале XVII века была присоединена к Русскому государству.

В остроге находился небольшой отряд служилых людей во главе с воеводой. В его распоряжении были войско, суд, сбор ясака, ссыльные, он ведал торговлей мехами, вином, табаком. Ему фактически предоставлялась неограниченная власть. Первым кузнецким воеводой был Харламов.

В 1622 году Кузнецкий острог переводится в разряд городов. Специальным указом ему был присвоен герб, изображавший вначале волка, затем кузнечную наковальню с молотом и щипцами, а в 1804 году кузницу и бегущую лошадь.

О том, что представлял собой город в XVII веке, говорит описной лист, посланный кузнецким воеводой Синявиным Петру 1: «Кузнецкий город рубленой в забор вышиной в сажень; около города мерою 1050 сажень, по стенам пять башен, в городе острог, около острогу забор мерою 194 сажени, по стенам три башни».

В XVII веке Кузнецк был самым южным укреплённым пунктом Русского государства в Западной Сибири и вторым, после Томска, центром заселения её восточных районов. Князьки кыргызов, чёрных и белых калмыков нередко нападали на Кузнецк, сжигали хлеб и заготовленное сено, уводили скот и грабили население. Служилые люди часто находились в изнурительных походах, а крестьяне жили под угрозой постоянного нападения. Но, возникнув как укреплённый пункт сильного Русского государства на юге Западной Сибири, Кузнецк уже стоял твёрдо.

Кузнецк это был путь не только к землям Кузнецкой котловины, но и к землям алтайским, к богатствам рудным и пушным, к кузнецкому железу всего юга Западной Сибири. Однако, постоянная военная угроза и экономическая оторванность тормозили заселение прилегающих к Кузнецку земель и мешали ему развиваться в настоящий город. Правда, в XVIII веке в нём уже стали появляться различные ремёсла (выделка кож, пошив обуви, портняжное дело, из­готовление мыла и др.), но главным занятием населения продолжало оставаться сельское хозяйство, и большая часть жителей должна была отрабатывать подушные подати на барнаульских заводах. Только военные и административные задачи придавали Кузнецку особый характер.

Когда в средине XVIII века над шорцами и телеутами, как и над другими алтайскими племенами, нависла угроза порабощения, князьки коренных жителей стали искать защиты у Русского государства. В 1755 году они направили своего посланника в Кузнецк с просьбой защитить их от иноземного насилия и «принять всех до единого в русскую протекцию». Осенью того же года группа зайсанов обратилась к командующему Кузнецко-Колыванской линии с ходатайством о принятии их «со всеми улусными людьми в российское подданство». В следующем году группа зайсанов написала письменное прошение о принятии в российское подданство, которое было направлено, сибирскому генерал-губернатору, а затем и в Сенат.

Летом 1756 года был издан специальный указ, удовлет­воривший просьбу всего алтайского народа, в том числе шорцев и телеутов, о принятии их в русское подданство. Так территория юга Западной Сибири на добровольных началах была включена в состав России, а её население приняло российское подданство. Русское подданство избавило местное население от разорительных нашествий иноземных захватчиков, значительно сократило княжеские междоусобицы. Тем самым телеуты и шорцы были спасены не только от порабощения, но и от физического уничтожения. Добровольное вхождение в состав России способствовало более быстрому развитию их экономики и культуры.

Значение присоединения Кузнецкой земли к России. Благодаря присоединению края к Русскому государству, коренное население избавилось от разорительных грабительских набегов кыргызских феодалов, стало сближаться с более передовым в отношении хозяйства и культуры русским народом. Русские люди научили шорцев и телеутов обрабатывать землю плугом, сеять злаковые культуры, заготовлять на зиму сено для скота при помощи косы, применять на охоте огнестрельное оружие, ввели промысел кедрового ореха, обучили пчеловодству, птицеводству. В одном из документов сообщается, что местные жители, глядя на русских, оставляют свои дымные юрты и переселяются в рубленые избы с глинобитными печами и деревянным полом, начинают устраивать огороды, стали держать кур, гусей, завели овец. Всё это делало их хозяйство более устойчивым и продуктивным.

Большой вклад в улучшение быта коренного населения нашего края внесла русская женщина. Это она научила местных жителей кроить и шить одежду русского покроя, печь хлеб, поддерживать чистоту и опрятность. В домах мыть полы, белить стены, спать на кроватях.

Постоянное дружественное общение с русским трудовым народом дало возможность шорцам и телеутам усвоить великий русский язык. Появились первые грамотные люди среди коренного населения края. Знание русского языка способствовало местным жителям лучше понять и перенять достижения культуры русского народа.

Русские люди, проявили исключительное уважение к обычаям шорского и телеутского народов. В то же время они оказали большое влияние на искоренение таких обрядов и обычаев, как шаманство, похищение невесты, покупка её за калым. Вот почему, несмотря на жёстокий колониальный гнёт царизма, присоединение Кузнецкой земли к Русскому государству имело для её коренных жителей прогрессивное значение.

Но влияние было взаимным. Русские высоко оценили большое искусство шорских мастеров по выплавке металла и изготовлению из него изделий. Русские крестьяне переняли у шорцев и телеутов некоторые приемы охоты на зверя, сбора и употребления в пищу ряда дикорастущих съедобных растений, стали носить местную меховую обувь, употреблять лыжи, подбитые камысом, и т. п.

Дружба шорского и телеутского народов с русскими, заложенная в тяжёлых ус­ловиях царизма, ещё больше окрепла за годы Советской власти.

Освоение Кузнецкой земли. Разгром Сибирского ханства способствовал дальнейшему продвижению русских в глубь Сибири. Преодолевая один рубеж за другим, отдельные отряды служилых людей к началу XVII века ­вошли в контакт с шорцами, телеутами и другими алтай­скими племенами.

Русские поселенцы появились на территории нашего края в начале XVII века. Земля Кузнецкая была очень богата: «Хочешь землю паши, хочешь белкуй, соболюй, собирай грибы, ягоды, орехи, бортничай ... А реки здешние рыбой полны». Но постоянная военная угроза со стороны кочевых племен мешала заселению и освоению Кузнецкой котловины. Поэтому вслед за Кузнецким острогом для охраны государевой и крестьянской пашни и пути из Томска в Кузнецк были поставлены Верхотомский (1657 г.), Сосновский (1696 г.) и Мунгатский (1715 г.) остроги. Вблизи от них возникли заимки вольных поселенцев, из которых впоследствии вырастали деревни и села. К концу ХVII века на территории нашего края уже насчитывалось свыше 50 русских деревень. Среди них были Щегловка, Мохова, Поломошное, Варюхина, Бедарева, Мокроусова, Ильинское, Сидорова, Атаманово, Кузедеево и другие.

После укрепления русских границ в первой половине XVIII века и основания колывано-воскресенских заводов значительно быстрее стали возникать на юге Западной Сибири русские поселения. Особенно их число стало расти на территории нашего края после проведения Колыванской и Кузнецкой укреплённых линий, обеспечивших вновь засе­лённые земли и их жителей от нападения кочевников.

Самовольные переселенцы русские крестьяне, благодаря более высокому уровню сельского хозяйства и культуры, начали широкое освоение нашего края. Часть из них корчевала лес под посевы и занималась хлебопашеством.

Для снабжения войска укреплённых линий продуктами сельского хозяйства и закрепления за Россией пограничных земель в 30-80-e годы XVIII века в южной части Западной Сибири усиленно насаждается земледелие. Воеводы стремились привлекать в Кузнецк людей разных званий и профессий, но, прежде всего пашенных крестьян. «Доколь не осядет тут кормилец-хлебопашец царствовать в Сибири гладу велику», так считал воевода Кузнецка Т. С. Бобо­рыкин и приказывал выдавать переселенцам суду и помощь. Каждому переселенцу-хлебопашцу выдавали по десяти рублей денег, по пяти четей ржи, одной чети ячменя, четыре чети овса и пуду соли. (Мера объёма сыпучих тел. Одна четверть (четь) 209,91 л).

Переселенцы обычно не имели средств на обзаведение хозяйством и были, вынуждены брать у царских властей, монастырей не только денежную ссуду, семена, но и рабочий скот, инвентарь. Так многие переселенцы, приехавшие в наш край осваивать свободные земли, закабалялись царскими властями, духовенством или верхушкой служилых людей.

Но ни ссуда, ни другая помощь не являлись признаком доброй воли как царского правительства, так и воевод. Они вынуждены были поощрять развитие хлебопашества на Кузнецкой земле, так как за тысячи километров из европейской России хлеба не навозишься, да и пока привезёшь его, цена будет недоступна. Хлеб, а также другие продукты нужны были для населения растущего города, служилых людей и казаков Кузнецкой укрепленной линии.

Другая часть переселенцев создавала армию охотилась на пушного зверя, а впоследствии пополняла ряды работных людей на золотых приисках, заводах, рудниках.

Царское правительство, стремясь охватить феодальными повинностями как можно больше населения Сибири, строило и принудительно заселяло не только остроги, крепости, но и горнозаводские предприятия. Оно переселяло сюда неугодных и бедных крестьян из Европейской России «по государеву. указу».

Освоение Кузнецкой земли вызвало рост численности русского населения. Если в момент основания Кузнецкого острога в нем было несколько десяткой служилых людей, то в 1705 году там уже насчитывалось 368 человек. Общая численность русского населения на территории нашего края к середине XVIII века достигла примерно 8-9 тысяч человек.

Первооткрыватель Кузнецкого угля. Дальнейшее освоение Кузнецкой земли связано с открытием полезных ископаемых. Развитие металлургии и стремление Рос­сии ликвидировать зависимость от ввоза из-за границы чёрных и цветных металлов требовало больше топлива, железных и полиметаллических руд. Поэтому правительство Петра I в 1719 году разрешило «всем и каждому ... какого бы чина и достоинства ни был, добывать и обрабатывать руды на собственных, государственных и частновладельческих землях».

Развернулись поиски  руд на Урале и в Западной Сибири. Рудознатец Михайло Волков обнаружил в 1721 году в семи верстах от Верхотомского острога, в районе нынешнего города Кемерово, «горелую гору» 20 сажен высотой. С тех пор стало известно о сибирском «горючем камне».

Когда отмечалось 50-летие Кемеровского рудника, трудящиеся области, не забыли о первооткрывателе кузнецкого угля. На высоком обрыве правого берега Томи, в нескольких десятках метров от того места, где Михайло Волков обнаружил уголь, воздвигнут обелиск с надписью: «Первооткрывателю кузнецкого угля Михайле Волкову в день 50-летия Кемеровского рудника. Сентябрь, 1957 г.». Сейчас имя Волкова носит одна из площадей Кемерова, где установлен ему памятник.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. О набегах алтайских зайсанов и кыргызских князьцов на деревни Кузнецкой земли

«Зайсан Духар с четырьмя тысячами чёрных и белых калмыков в 1710 году напали на Кузнецкие деревни Митину, Бедареву и другие. В восьми деревнях было сожжено 94 двора, выжжены хлеба, угнано 266 лошадей, 839 голов крупного рогатого скота и 649 овец. Много людей было убито и взято в плен. Пленные обращались в рабство». (История Кузбасса. Ч. 1-2. Кемерово, 1967, с. 46-47).

2. О тяжёлой судьбе рядовых казаков и служилых людей

«Мы, холопы твои государевы, пошодчи на твою царскую службу в «кузнецы», одолжалися великими долгами, давали на себя кабалить, а имели в долг платье и обуви; и харчи, и головы свои позакабалили, и животишков своих избыли, и в долгу, государь, погибли до конца, без твоего царского жалованья. Милосердивый царь-государь и великий князь Михайло Фёдорович всея Руси, смилуйся, пожалуй нас, холопей своих, за наше службишко и работу своим царским жалованьем, вели нам его дати». (Небольсин П. Заметки на пути из Петербурга в Барнаул. СПб, 1850, с. 130).

3. О тяжёлом положении переселенцев

«Почти с каждого парохода и с каждой баржи на пристанях, ближайших к Томску, оставляют несколько гробов и десятки детей с оспой, дифтеритом, воспалением лёгких, приезжают в Томск только для того, чтобы на Томском кладбище прибавить несколько свежих могил».  (Исаев А. А. Переселения в русском народном хозяйстве. СПб, 1891, с. 50-52).

4. О закабалении монастырями крестьян-переселенцев (60-е годы XVII в.)

«Подрядились мы жить за тем монастырем вечно с жёнами и детьми и взяли мы из монастырской казны по лошади на человека, да по корове, да по овце, да по топору, да по косе, да по серпу, да по хомуту, да по оральникам. А в первых нам годах три хлеба ржаных и три хлеба яровых с поля, сняв и измолотя с гумна семена (отдать) в монастырскую казну, а что за семенами останется и тот хлеб делить пополам: половина в монастырскую казну, половина нам, Ерофею с братьями и с товарищами. А после тех трёх годов семена иметь из монастырской же казны и возвращать туда же, а всякого хлеба что бог пошлёт за семенами останется пятая мера в монастырскую казну, а четыре меры нам, Ерофею с товарищами. А на первые пути года иметь нам на подмогу на хлебную пахоту монастырских казённых лошадей ... Да нам же Ерофею с братьями и с товарищами на всякий год с человека ставить в монастырскую казну по сажени дров поленных; а те дрова поставить на монастырь, да по полуосьмине делать круп из монастырского хлеба в монастырскую казну, да по безмену масла с нашего скота». (Беликов Д. Н. Старинные монастыри Томского края. Томск, 1898, с. 16).

5. О закабалении крестьян села Пачи Томским Алексеевским монастырем

«В 1699 году из Пачи было доставлено в монастырь 164 мешка ржи, 129 мешков ржаной муки, 26 мешков пшеницы, 28 мешков ячменя, 3 мешка ячменной муки, 32 мешка овса, 2 мешка толокна, 6 мешков солода. Излишки хлеба и других продуктов монастырь продавал на рынке». (Бояршинова, З. Я. к вопросу о развитии русского земледелия в Томском уезде в XVII веке. В кн.: Материалы по истории земледелия СССР. Сб. I. M., 1852, с. 264-265). 

Глава III. РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В КУЗБАССЕ 

(вторая половина XVIII века)

Как Кузнецкая земля стала царской вотчиной. Помещичье землевладение в Кузбассе не сложилось. Но крестьяне в принудительном порядке приписывались к Колыванским заводам Алтая. Особенно больших размеров достигло это прикрепление после перехода в 1747 году заводов и рудников Алтая в частную собственность российской императрицы Елизаветы Петровны. Заводы и рудники были взяты на её имя «... со всеми отведёнными для того землями ... и с мастеровыми людьми, собственными его Демидова [прежнего владельца заводов Д. К.] с приписными крестьянами».

В 1764 году Екатерина II собственноручно написала, что заводы и рудники колыванского округа, куда входили и земли нашего края, её вотчина, а она их помещица. Так Кузнецкая земля стала царской вотчиной, а крестьяне по­пали в зависимость от самых крупных помещиков страны ­ императоров российских. С этого времени все земли и их недра, леса и воды, рудники и заводы нашего края, а также люди, которые жили и трудились на Кузнецкой земле, составляли «частную собственность государя-императора» и находились под управлением «Кабинета Его Величества». Поэтому земли, леса, рудники и заводы стали называться «кабинетскими». 170 лет дом Романовых владел землями нашего края.

Особенности крепостничества в нашем крае. Главная особенность крепостничества в Кузбассе состояла в том, что все его земли и недра принадлежали царской фамилии и подавляющее большинство крестьян были приписаны не к помещичьим землям, а к царским заводам и рудникам, на которых они обязаны были отрабатывать подушную подать. Кабинетские крестьяне, выполнявшие горнозаводскую барщину, являлись самой дешёвой рабочей силой царских мануфактурных предприятий.

До 80-х годов XVIII века труд приписных крестьян не регламентировался. При заводах и рудниках они находились круглый год; их отпускали только для посева хлеба в мае и уборки урожая в июле августе месяце. Несмотря на тяжесть заводских повинностей, переселенцев привлекали удобные для хлебопашества земли Кузнецкого края. К тому же они были уже хорошо защищены с юга укрепленными линиями. Царские рудники и заводы нуждались как в дешёвой рабочей силе, так и в продуктах сельского хозяйства. В продуктах земледелия нуждались и, служилые люди военных укреплений. Поэтому царское правительство стремилось к увеличению пахотных земель, которое в основном шло за счёт вольного переселения крестьян. Всё это способствовало развитию земледелия и росту населения в крае.

Свыше 70 процентов населения Кузнецкого и Томского уездов было связано с горным производством. Работники царских заводов делились на три группы. Первая группа это постоянные, прикреплённые к заводам работники, получавшие твёрдое жалованье. Они жили при заводах и выполняли самую квалифицированную работу. В эту группу входили мастеровые, а также работники канцелярии и другие служащие. Вторую группу составляли приписные крестьяне; а в третью входили работники сдельного и подённого найма.

Заводские повинности несли также разночинцы (отставные солдаты, отпущенные на волю дворовые) и горожане (цеховые, мещане, посадские), в то время как в, центре России эти слои населения на заводских работах вообще не использовались. Как и приписные крестьяне, они должны были отрабатывать на царских заводах и рудниках подушную подать. В 1770-1780 годах подушная подать с каждой мужской души бралась в сумме одного рубля семидесяти копеек. По манифесту 21 мая 1779 года приписные крестьяне получали на заводах за свой труд зимой 8 копеек в день, а летом 10 копеек. Тем, кто возил различные грузы на своих лошадях, плата повышалась примерно в два раза. Таким образом, пеший работник мог отработать подушную подать зимой за 21 день, а летом за 17, а конный, соответственно, за 14 и 9 дней. Кроме того, каждый мужчина отрабатывал подать не только за себя, но и за всех нетрудоспособных членов своей семьи (стариков, инвалидов, ма­лолетних детей), которые не освобождались от повинностей. Жителям дальних деревень приходилось тратить много времени на то, чтобы добраться до места работы, а после её окончания вернуться домой.

Для создания постоянных рабочих кадров с 1761 года на царских предприятиях начали использовать государственную воинскую повинность. Вместо армии рекруты направлялись на царские рудники и заводы. Они пополняли армию мастеровых, которые ещё не были пролетариями, а представляли особую группу закрепощённых людей. С этих пор их жизнь резко менялась. Они превращались в «работных людей», приобретали заводские специальности и никогда больше уже не возвращались к сельскому хозяйству.

Таким образом, основной формой принудительного труда был труд приписных крестьян, военных рекрутов, крепостных крестьян, высланных из европейской части России, каторжан и ссыльных.

Строительство первых рудников и заводов. Открытие месторождений железных и серебряных руд во второй половине XVIII века положило начало строительству заводов и рудников в Кузбассе.

Первое предприятие, возникшее на Кузнецкой земле,­ Томский железоделательный завод (ныне пос. Томское Прокопьевского района). Построен он был в 1771 году и производил орудия труда, механизмы и машины из железа и чугуна для Колывано-Воскресенских горнозаводских предприятий.

С 80-х годов XVII века начали разрабатываться полиметаллические руды на Салаире. Сначала руду Салаирского рудника возили в Барнаул, а в 1795 году, с пуском Гавриловского сереброплавильного завода (ныне Беловский район), стали использовать на месте. В начале XIX века, в 1816 году, вступил в строй второй сереброплавильный завод Гурьевский. Вскоре он был переоборудован в железоделательный, так как Томский не мог удовлетворить всех потребностей в чёрных металлах. Долго ещё оставались Томский и Гурьевский заводы единственными железоделательными предприятиями в Западной Сибири.

Все эти предприятия мануфактурного типа. Для них были характерны высокая степень разделения труда, постоянная заработная плата, являющаяся единственным ис­точником существования мастеровых. На предприятиях широко применялся ученический и ручной труд.

В 1842 году, посетив Томский завод, учёный П. А. Чихачев писал: «Я любовался законченностью и точностью, с которыми были изготовлены пилы, лопаты, топоры, винты и т. п. Трудно было поверить, что все эти полированные поверхности, как меня заверили, изготовлены вручную, без помощи вспомогательных машин. Но вскоре я сам убедился, осматривая мастерские и, присутствуя лично при работе».

Феодальный гнёт и насилие с использованием государственной власти являлись особенностями этих предприятий. Мастеровые, как известно, были приписаны к заводам и рудникам в принудительном порядке. Они не имели права свободного ухода и даже перехода с одного кабинетского предприятия на другое. На предприятии господствовала дисциплина палки. От надзирателей требовалось «за работой смотреть, и, где усмотрят леность, таковых наказывать палкою».

С 1830 года в Мариинской тайге начинается добыча россыпного золота. А в 1851 году на Бачатском месторождении (Беловский район) впервые в Кузбассе организуется постоянная добыча каменного угля. В 1883 году в Кольчугине (ныне Ленинск-Кузнецкий) вступает в строй первая шахта «Успех». В 1897 году выдали первые пуды угля Судженские и Анжерские копи.

В эти годы в Кузбассе открываются первые школы, Так, 22 июля 1790 года в Кузнецке было открыто малое двухклассное народное училище. «Открытие училища сопровождалось большою торжественностью, отслужено было молебствие в соборе, откуда публика отправилась в училище, комендант предложил закуску, за которой произносились речи, из крепости раздавалась пушечная пальба».

В первый год в училище «словесной грамоте» обучался 31 человек, а письму и числам 29 человек. Однако через 7 лет, когда Колыванское наместничество было ликвидировано, вместе с ним были, закрыты Колыванское главное народное училище и Кузнецкое малое училище, так как казна на народное просвещение не отпускала ни гроша, купечест­во и мещанство отказались от содержания училищ, а добровольные пожертвования прекратились. Несколько позже было открыто Кузнецкое уездное училище, в библиотеке которого в 1833 году было 134 книги, а в 1856 году 1005 томов.

Укрепление южных границ Русского государства. Тяжелые последствия польско-шведской интервенции в начале XVII века не позволили Русскому государству сосредото­чить войска на границе юго-западной Сибири и обеспечить их необходимым военным снаряжением и провиантом. Даже в середине ХVII века многие южно-сибирские пограничные гарнизоны оставались малочисленными, не превышавшими 40-60 человек. Так, при нападении телеутского князя Коки Абакова в 1657 году на Сосновский острог его гарнизон состоял всего из 50 конных и пеших казаков, которые не могли противостоять многочисленному войску телеутов.

Недостаток военной силы и активное противодействие русскому продвижению со стороны монгольских ханов заставило русское правительство выработать политику мирного укрепления «новоприисканных земель» на юге Западной Сибири без особых военных столкновений. (См.: Шастина Н. П. Русско-монгольские посольские отношения в XVIII веке. М., 1958, с. 20-24).

В первой половине XVII века происходит укрепление южных границ Российского государства. После перехода демидовских заводов в личную собственность русских им­ператоров внимание к укреплению южных границ ещё больше возросло. Началось строительство новых укреплённых линий. От Омска до Усть-Каменогорска строится Иртышская, от реки Иртыш до реки Чарыш Колывано-Воскресенская оборонительные линии. Колыванская защитная линия была построена в 1745 году. Она тянулась от Усть­-Каменогорской крепости до Бийской. Её протяжённость превышала 460 километров. Всего было построено 22 укрепления, В том числе 4 крепости, 13 редутов, 4 форпоста и один маяк.

В том же году началось строительство Кузнецкой укрепленной линии общей протяжённостью свыше 300 километров. На линии сооружено 17 укреплений, в том числе две крепости (Бийская и Кузнецкая), 14 редутов и Кузедеевский форпост. (Редуты: Бехтемирский, Новиковский, Лебяжий, Салаирский, Сандыбский, Нижне-Ненинский, Урунской, Кайраканский, Bepxнe-Нинский, Пыштылимский, Сары-Чумышский, Кандалепский, Калтанский, Ошмаринский).

О Кузнецкой линии, которая шла от реки Чарыш через Бийскую крепость к городу Кузнецку на Томи и к Енисею, документ того времени сообщает: «Нет нигде почти столь трудных дорог и частых переправ ... как здесь. Почему сия ... Кузнецкая линия, для какого бы то ни было войска, почитаться может не токмо непроходимою, но даже и неприступною».

К 1774 году военный отряд Кузнецка насчитывал 160 солдат. На их вооружении было 7 пушек и другое огнестрельное оружие.

Кузедеевский форпост был построен на крутом берегу реки Кондомы и со всех сторон окружён высокими горами, поросшими густым лесом. В документе читаем: «В форпосте находится отряд в 31 человек и 20 домов местных жителей. Севернее форпоста в Кондому впадает река Карача, а южнее в 1,5 версты стоит деревня Кузедеева, на берегу реки этого же имени, впадающей в Кондому. Возле кочевали ясашные татары» (шорцы).

Калтанский редут также был построен на высоком и крутом берегу реки Кондомы. В нём находилось до 25 дворов местных жителей казаков и заводских крестьян. Документ сообщает: «Около сего редута в берегах реки Кондомы выкалывают жёлтую, синюю, чёрную, а особливо бе­лую глину, которая для заводских горнов во все места развозится под именем Калтанской белой глины: ибо она в огонь весьма прочна, и лучше её нигде не находят». (Щекатов Афанасий. Географический словарь Российского государства. Ч. 3. М., 1804, стлб. 156).

Урунский маяк или редут стоял на реке Урунке на ровном месте. В нём также находилось до 25 дворов местных жителей.

Оборонительные или, защитные линии и отряды, находившиеся в укреплениях, защищали присоединенные к Русскому государству земли от постоянных набегов кочевников, которые разоряли и брали местное население в плен, угоняли скот, грабили дворы, жгли хлеба.

В 1800 году в Кузнецке силами, крепостных, арестантов и вольнонаёмных начали строить вместо деревянной каменную крепость. Пушки для неё привезли с Урала.

В середине XIX в., когда опасность набега кочевников миновала, крепость стала тюрьмой. Пушки с крепостных стен были сняты. Часть из них сохранилась до сих пор и находится в краеведческих музеях Новокузнецка и Кемерова. Кузнецк постепенно превращался в место ссылок.

Mосковско-Сибирский тракт. Им пользовались для перевозки почты, различных товаров, грузов, а также пассажиров, но печальную известность принесло ему то, что был он также путём кандальным, каторжным.

В книге «Почтовый дорожник Российской империи», изданной в 1844 г., указано направление кандального или каторжного пути. Тракт начинался в Москве и шёл через Владимир, Нижний Новгород (ныне г. Горький), Казань, Екатеринбург (ныне г. Свердловск), Тюмень, Омскую крепость, Каинский и Чаусский остроги, Томск, Кийскую слободу (ныне г. Мариинск), Красноярск, Иркутск, Верхнеудинск (ныне г. Улан-Удэ) до Нерчинска.

Московско-Сибирский тракт проходил по северной части нашей области. До наших дней в некоторых местах по обочинам сохранились валы.

В припадке гнева Павел I по этому тракту отправлял в сибирскую ссылку целые полки солдат. Царь Николай I прославился ссылкой на каторгу в Сибирь своих политических противников. По сибирскому тракту гнали закованных в кандалы, измученных пытками, голодом, морозом, зноем передовых людей России политических ссыльных.

Политических ссыльных заковывали по-особому. Прежде всего их приковывали наручниками одной руки по 8-12 человек к толстому железному пруту. Другая рука была свободна от цепей. Далее цепь шла к поясу, а от него к ногам, которые сковывались так, чтобы шаг у всех был одинаковый. Сзади каждый осужденный волочил прикованную на цепь деревянную колоду.

По всему Сибирскому тракту через каждые 25 верст находились этапные тюрьмы, места для ночлега арестантов. Теснота, тяжёлый воздух, жара делали пребывание в этих тюрьмах и ночлежках невыносимыми. Несколько этапных тюрем было расположено и на территории нашего края.

Подойдя к столбу, разделяющему Европу и Азию, каторжане по традиции останавливались, вставали на колени, брали горстями землю, бережно и тщательно завёртывали её в свои лохмотья и несли с собой в далёкую и неведомую Сибирь как дорогую память о родине. До проведения Транссибирской железной дороги по Московско-Сибирскому тракту ежегодно проходило от 8 до 12 тысяч осужденных.

По указанию Екатерины II в 1790 году был осужден на 10 лет безвыходного пребывания на каторге первый русский республиканец, автор «Путешествия из Петербурга в Москву» А. Н. Радищев, которого везли по тракту в Илимский острог. По каторжному пути отправили в Сибирь декабристов. Этим же путём были сосланы в Сибирь революционер-разночинец М. В. Петрашевский и революционер-­демократ Н. Г. Чернышевский. По этому же тракту царские власти сослали на вечное поселение в Сибирь тысячи белорусских и польских крестьян участников восстания под руководством Константина Калиновского, крестьян Полтавской губернии, боровшихся за отрезки. Каждый метр бывшего Московско-Сибирского тракта обильно по­лит потом и кровью о лучших сынов России, каждый её метр это живая история общественной мысли и революционного движения России.

О политических ссыльных Демьян Бедный написал стихотворение, назвав его «Владимирка», а художник И. И. Левитан, во время отдыха в селе Болдино Владимирской губернии, написал картину того же названия. В поэме «Владимир Ильич Ленин» В. В. Маяковский писал:

Кровью

   вписан

героизм подполья

в пыль

и, в слякоть

бесконечной Владимирки.

А. К. Толстой написал песню «Спускается солнце за степи» («Колодники»). Вот её припев:

Динь-бом, динь-бом­

Слышен звон кандальный,

Динь-бом, динь-бом­

Путь сибирский дальний,

Динь-бом, динь-бом ­

Слышно там идут,

Нашего товарища на каторгу ведут.

От Московско-Сибирского тракта отходили Кузнецко­-Барнаульский, Салаиро-Барнаульский и другие тракты, которые соединяли главную магистраль с горнозаводскими поселениями Алтайского горного округа.

Кандальный путь в народе получил название «Владимирка», так как первый большой губернский город на этом скорбном пути был Владимир. В Москве было Владимирское шоссе, ныне шоссе Энтузиастов.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. О превращении Кузнецкой земли в царскую вотчину (середина XYIII в.).

«При содействии крепостнического правительства А. Н. Демидов установил свою монополию на поверхность и недра Алтая и Кузбасса, добился приписки к заводам свыше 3 тысяч крестьян и закрепощения в качестве вечно подданных сотен вольнонаёмных мастеровых. Сопротивление закрепощаемых крестьян и мастеровых подавлялось при помощи содействия царских властей.

Но стоило первой помещице России, императрице Елизавете Петровне, узнать об алтайском серебре, как Демидову пришлось проститься со своими владениями на Алтае императорская фамилия наложила на них свою властную руку и одним росчерком пера обратила огромную территорию Западной Сибири в свою частную собственность.

К концу XVIII века размеры горнозаводской вотчины императорской фамилии составляли уже 390600 кв. вёрст и превышала площадь таких стран. Западной Европы, как Англия, Голландия и некоторые другие. На территории заводского округа в настоящее время располо­жились Алтайский край, Кемеровская и Новосибирская области, часть Томской области и Восточно-казахстанская область Казахской CCР». (Карпенко З. Г. Горная и металлургическая промышленность Западной Сибири в 1700-1860 годах. Новосибирск, 1963, С. 59-62).

2. Из указа по Колыванскому горному округу об использовании рекрутов для работы на царских заводах и рудниках (1796 г.)

«Собрать как с посадских и цеховых, так и с приписных к заводам обывателей, крестьян и разночинцев по ныне состоявшемуся указу со ста пятидесяти душ по человеку, а со всех двести шестьдесят семь человек крепких, здоровых, к мастерствам годных, корпусами и членами плотных, постоянных и к службе надёжных, по очереди от семьи, летами от осмнадцати до тридцати ... и по сборе всех, в том числе посадских и цеховых, не отсылая в Кузнецк, с указанным платьем, обувью, провиантом и деньгами для укомплектования горных и заводских ремесел представить в здешнюю канцелярию неотменно сего года декабря к 15-му числу». (История Кузбасса. Ч. 1-2. Кемерово, 1962, С. 102).

3. Об орудиях земледельческого труда и видах сельскохозяйственных культур в Западной Сибири (XVIII век)

«В орудиях земледельческого труда Сибири в течение XVIII века не происходит существенных изменений. Деревянная соха с железными сошниками, как и в XVII веке, остаётся основным средством обработки земли.

Кроме сохи, используются бороны, серпы и деревянные молотила на вертлюгах. Последние применялись при молотьбе и были распространены по всей Сибири.

Состав сельскохозяйственных культур по разным районам Западной Сибири ... был в основе своей одинаков. Из зерновых культур сеяли рожь, ячмень, овёс, пшеницу, просо, полбу, гречиху, широко был распространён горох; из технических культур возделывались лен, конопля, хмель, табак (в Тюменском и Кузнецком уездах); из огородных капуста, морковь, огурцы, лук, чеснок, редька, свёкла, репа, хрен, бобы, укроп, мак, тыква, дыни». (Громыко М. М. Западная Сибирь в XVIII веке. Новосибирск, 1965, с. 145. 

Глава IV. РАЗЛОЖЕНИЕ КРЕПОСТНИЧЕСТВА В КУЗБАССЕ

(первая половина XIX века)

Подневольный труд и труд вольнонаёмных. Томский, Гавриловский заводы и Салаирские рудники являлись собственностью русских императоров. Во второй половине XVIII века на этих предприятиях работали исключительно подневольные мастеровые и приписные крестьяне.

Производительность труда на кабинетских предприятиях была очень низкой. Везде господствовал мускульный труд. На Салаирских рудниках один рудокоп добывал за день всего 12-20 пудов руды. Добыча и откатка производились вручную. Кайло, лопата и тачка были основными орудиями труда рудокопов. Из шахт руду поднимали ручные и конные вороты. Из горных выработок рудника приходилось ежедневно откачивать 40 тысяч ведер воды. Свыше ста человек и 120 лошадей были заняты этой тяжёлой работой. Талантливый изобретатель горный инженер П. М. Залесов построил действующую модель паровой турбины, которая успешно выдержала испытание и могла бы заменить ручной труд. Но крепостники, располагавшие дешёвой рабочей силой, не хотели тратить деньги на механизацию подъёма и водоотлива. Только в 1859 году на Гурьевском заводе появился первый паровой двигатель мощностью в 5 лошадиных сил.

В начале XIX века в кабинетском хозяйстве стали появ­ляться и вольнонаёмные рабочие. Развивалась подрядная система. Одни крестьяне подряжались за деньги выполнять различные заводские повинности за других. Кроме того, администрация рудников и заводов проводила набор на недельную и подённую работу. Вольнонаёмный труд широко применялся на подсобных работах, перевозке и разборке руды, рубке леса, жжении угля и других.

В 30-х годах XIX века в Мариинской тайге начала бурно развиваться золотопромышленность на капиталистической основе. Здесь использовался вольнонаёмный труд. Основной рабочей силой частных приисков являлись ссыльнопоселенцы. Приписные крестьяне, несмотря на запрет со стороны горного начальства, тоже нанимались на работу к золотопромышленникам. Наряду с этим они поставляли им фураж, хлеб и другие продукты.

Хотя рабочих частных приисков жёстоко эксплуатировали, условия их жизни были всё же лучше, чем подневольных мастеровых. Производительность их труда была выше, и заработок вольнонаёмных рабочих значительно превышал заработок подневольных мастеровых приисков, рудников и заводов.

Появление вольнонаёмного труда на горнопромышленных предприятиях края способствовало разложению кpeпостничества. Капиталистические отношения, несмотря на господство крепостного порядка, развивались и разрушали феодальные отношения кабинетского хозяйства.

Военно-феодальная эксплуатация мастеровых. Особенности порядков, сложившихся на предприятиях Кузбасса, заключалась в том, что верховные владельцы округа российские императоры широко использовали на них воинскую повинность и военную дисциплину. Рекруты вместо армии отправлялись на царские заводы и рудники мастеровыми. Их привозили с жёнами и детьми и зачисляли в вечные работники. Это было особое сословие крепостных людей.

Мастеровые объединялись в команды, состоявшие под начальством горных офицеров, подчинялись воинскому уставу, за нарушение порядка и невыполнение приказов судились военным судом. Их положение было тяжелее положения крепостных крестьян. Мастеровые, как и военнослужащие, за невыполнение приказов подвергались тяжёлому телесному наказанию шпицрутенами. Они находились даже в худшем положении, чем солдаты. Солдатская служба продолжалась 25 лет, а мастеровой служил всю жизнь и увольнялся лишь по дряхлости или инвалидности. Только с 1849 года начали увольнять мастеровых, прослуживших безупречно 35 лет.

Служба мастеровых была даже хуже каторги. Каторжане выполнялись такие же тяжёлые работы, как и мастеровые, но, отбыв каторгу, они получали землю, пособия, льготы по повинности и выходили на поселение. Мастеровые ничего этого не получали. Жили они на денежное: жалование и хлебный паёк. Их жалованье было в несколько раз меньше заработка вольнонаёмных рабочих. Поэтому многие мастеровые ложно оговаривали себя в свершении какого-либо преступления, чтобы попасть на каторгу; а затем, отбыв срок, выйти на поселение. Только таким путём можно было избавиться от вечной каторги мастерового.

Не только труд, но и другие стороны жизни мастерового находились под крепостным гнётом. Он не имел права без разрешения начальства отлучаться, заниматься промыслом, покупать и менять лошадей, обучаться профессии, менять работу, жениться.

Условия труда и быта мастеровых были настолько тяжёлыми, что смертность в их семьях превышала рождаемость. Так, в 1838 году на Салаирском руднике родилось 159, а умерло 202 человека.

Эксплуатация детского труда. На царских заводах и рудниках широко использовался детский труд. На Салаирских рудниках подавляющее большинство рудоразборщиков составляли дети 7-15 лет. Мальчики с 7 лет брались на учёт, с 9 до 12 лет использовались на разборке руды, с 15 лет принимали присягу и утверждались в звании рудоразборщика, а 16-летние использовались даже на подземных работах.

Каждый год на Салаирские рудники сгонялись сотни сыновей мастеровых. Некоторые из них жили в казармах и годами не видели своих родителей. Мальчики целыми днями, в любую погоду, дробили молотками, камни, отделяя руду от пустой породы. В день каждый из них должен был разобрать от 5 до 6 пудов руды, а зарабатывал за год не больше 4 рублей. Измученные тяжёлой работой, они спали как убитые. Тех, кто опаздывал на работу или не выполнял задания, нарядчики таскали за волосы, били палками, пороли розгами.

Развитие золотопромышленности в Кузбассе. В XIX веке на Сибирь смотрели как на «золотой сундук», «золотое дно», где золото гребут лопатами. Стремясь к наживе, хозяева приисков старались поскорее «выхватить» богатое золото и поэтому снимали его только сверху, а остальное погребали в отвалах. Хищническая добыча служила господствующим классам, и, прежде всего, российским императорам, важнейшим источником обогащения. Благодаря росту золотопромышленности в Сибири, Россия в середине прошлого века по добыче золота занимала первое место в мире.

В Кузбассе россыпное золото было открыто в 20-x годах прошлого века. Его обнаружили вольные старатели в Мариинской тайге. Вскоре поисковая партия купца. Попова открыла золотые россыпи по рекам Кии, Берикулю, Кундату. Добыча золота в Кузнецком Алатау началась с 1830 года. На западном склоне хребта были расположены преимущественно казённые золотые прииски, на восточной частные. Количество золота, добытого на восточном склоне за 29 лет (1830-1859 гг.), достигло 1660 пудов, а на западном не более 800. В 30-х годах стали открываться кабинетские золотые прииски на Салаире и в Горной Шории. Возник крупнейший прииск кабинета Царево-Николаевский. С этого времени началась «золотая лихорадка», все бросились искать драгоценный металл. Золото добывалось десятками пудов.

Воротами на золотые прииски Мариинской тайги стало старинное село Кийское, преобразованное в 1856 году в окружной город Мариинск. Его развитию способствовала не только золотопромышленность, но и проходящий через него Московско-Сибирский тракт. Мариинск становится торговым центром, местом найма рабочих на золотые прииски и царским кабаком, где спаивались старатели при выходе с приисков.

Основным поставщиком рабочих на золотые прииски стала ссылка. Царизм ссылал в Сибирь всех, кто бунтовал и выступал против крепостнических порядков. Тысячи бездомных и голодных ссыльнопоселенцев явились настоящей находкой для золотопромышленников как дешёвая рабочая сила.

Вторым источником рабочей силы для капиталистической золотой промышленности были крестьяне. Прекрасный знаток дореволюционной сибирской деревни Н. И. Наумов, работавший в Мариинске, писал, что с ноября по апрель по деревням Томской губернии разъезжают приказчики от золотопромышленников, нанимая рабочих на прииски. По заключении договора они выдают задаток, который иногда всецело идёт на уплату податей и недоимок. За неимением других заработков крестьянин вынужден бросать своё хозяйство и идти на прииски, «оставляя свою семью кормиться милостыней или ничтожною подённой работой».

Условия труда на золотых приисках были исключительно тяжёлые. Золото добывали летом и зимой. Люди работали в холоде и сырости, зачастую по колено в воде. Господствовал ручной труд. Лишь в конце XIX века, после ввода в строй Транссибирской железной дороги и принятия царским правительством в 1898 году закона, разрешающего беспошлинный ввоз в течение 10 лет иностранных машин, на приисках стала появляться техника. Мускульная сила постепенно заменялась механической. На приисках начали использовать паровые двигатели, применять гидравлический способ добычи золота.

Но оживление в золотой промышленности выразилось не только в применении техники, а и в привлечении новых капиталов, в увеличении числа заявок на прииски и в расширении районов исследования золотоносных площадей.

На золотых приисках Мариинской тайги существовали нечеловеческие условия труда рабочих. Нищенская заработная плата, непомерные штрафы, 15-часовой рабочий день, страшный произвол начальства всё это превращало золотопромышленного рабочего во «вьючную скотину, которой дано только время покормиться, но, в отличие от скотины неразумной, не дают достаточно времени на отдых». (Круссер Р. Негласный редактор «Сибирской газеты» Огни Кузбасса, 1978, № 3, с. 73).

На кабинетских приисках зимой не хватало хлеба, мяса и молока. Рабочих кормили жидкой похлёбкой с солёным мясом и кислой капустой. Свежеиспечённый хлеб выдавался только по праздникам, в остальные дни ржаные сухари. Такое питание приводило к массовым заболеваниям цингой. На частнокапиталистических золотых приисках Мариинской тайги условия труда и быта рабочих были, не­сколько лучше. Здесь использовался вольнонаёмный труд и шире применялись различные машины. Значительно выше был заработок. Выше, чем на кабинетских приисках, была и производительность труда.

Борьба мастеровых и приписных крестьян против феодальной эксплуатации. Чем тяжелее становится крепостной гнёт, тем упорнее было сопротивление со стороны мастеровых и приписных крестьян. Наиболее распространённой формой классовой борьбы были побеги. Они не прекращались до последних дней существования крепостного строя. Чаще всего побеги совершали низкооплачиваемые рабочие кабинетских рудников и заводов. Пойманных беглецов-мастеровых военные суды приговаривали к наказанию плетьми, розгами, сажали в арестные дома. Отсюда, закованных в кандалы, с бритой, наполовину головой, их, как каторжников, под конвоем выводили на работу. Некоторые из бег­лецов, обессилев от голода, гибли в тайге, другие годами укрывались в сибирской глуши. Часть уходила за границу.

Другой формой протеста против крепостнических порядков было самосожжение крестьян-старообрядцев. Так, в 1756 году в деревне Мальцевой Ояшинской волости (северо-запад Кемеровской области) погибло 172 человека. Многие крестьяне отказывались выполнять заводские повинности. Так поступили в 1781 году крестьяне Кузнецка. Из 142 человек, направленных на Томский завод, туда явилось лишь трое. Против заводских повинностей выступали приписные крестьяне Бачатской, Ояшинской, Варюхинской и других волостей.

Это движение носило антикрепостнический характер, но слабая организованность и низкая сознательность мастеровых и крестьян, которые не видели иных способов борьбы с крепостным гнётом, кроме побегов, не приводили к освобождению. Царизм удерживал феодально-крепостнические порядке при помощи военной силы и частичных уступок и, тем не менее, крестьянские выступления расшатывали феодальные устои. Классовую борьбу подневольных крестьян и мастеровых против феодальной эксплуатации поддерживали вольнонаёмные рабочие золотых приисков. На приисках царили обман и произвол со стороны управляющих. Всё это приводило к столкновению рабочих с хозяевами. Наибольший размах волнения приняли на приисках братьев Казанцевых и купца Попова в Мариинской тайге. Рабочие требовали увеличения оплаты их труда и улучшения условий быта.

Участие наших земляков в Отечественной войне 1812 года. Нападение наполеоновских полчищ на нашу страну вызвало всеобщее возмущение народных масс. На борьбу с французскими захватчиками поднялся весь народ. Активное участие в этой борьбе принимали и сибиряки.

В Отечественной войне 1812 года участвовало 7 сибирских полков, из которых пять в Бородинской битве. Солдаты, призванные на Кузнецкой земле, служили в составе Томского, Сибирского, Колыванского, Брестского, Алексопольского и других полков.

В документе «отпускном билете» уроженца Кузнецкого уезда Максима Николаевича Жаркова записано, что он служил рядовым в Брестском пехотном полку. В день Бородинского сражения этот полк находился в составе 2-й русской армии генерала Л. И. Багратиона, которая защищала знаменитые укрепления в районе деревни Семёновское, впоследствии получившие название «Багратионовы флеши». «Отпускной билет» выполнял роль современного военного билета, в него заносился послужной список солдата.

С Брестским полком наш земляк Жарков прошёл, громя врага, тысячи вёрст по родной земле, по земле польской, немецкой, французской. Он участвовал в блокаде польской крепости Модлин, сражался в «битве народов» под немец­ким городом Лейпцигом, форсировал Рейн, брал французские крепости, штурмовал древний город Мед. Прослужив более двадцати лет «царю и отечеству», рядовой Максим Николаевич Жарков в 1819 году получил «отпускной билет» и, где пешком, а где на лошадях, почти полгода добрался до родных кузнецких мест.

В Бородинском сражении в составе Алексопольского полка участвовал рядовой Гурьян Кириллович Неклюев. В его «отпускном билете», который хранится в архиве Государственного Бородинского военно-исторического музея, указан боевой путь нашего земляка. Прослужив более 20 лет, рядовой русской армии Неклюев с победой возвратился в родную деревню Малую Убинку Томской губернии к своему мирному крестьянскому труду.

В Отечественной войне 1812 года активное участие принимали Сибирский и Иркутский драгунские (кавалерийские) полки, в составе которых служили и наши земляки. Сибирский драгунский полк отличился во многих боях с врагом: под Гродно и Ошмянами, в боях за Витебск и Смоленск, Вязьму и Гжатск. Он участвовал в разгроме баварской конницы в районе деревни Лескино и французских отборных кирасирских эскадронов под деревнями Шишкино и Глазово.

В день Бородинской битвы Сибирский и Иркутский драгунские полки прикрывали батарею Раевского. Командующий 1-й русской армией генерал М. Б. Барклай де Толли в рапорте Кутузову докладывал: «Иркутский и Сибирский полки преследовали и гнали неприятеля до самых его резервов».

Сын сибирского солдата Флегонт Дмитриевич Ложников после успешного окончания Петербургской медико-хирургической академии принимал участие в Отечественной войне в качестве врача. В день Бородинского сражения был он лекарем 17-й артиллерийской бригады. Как врач проявил огромные способности. Вскоре его прикомандировали в «главное дежурство при князе Голенищеве-Кутузове Смоленском». В 1813 году он участвует в заграничном походе. О нём прекрасно отзывается сам генерал-штаб-лекарь Яворский. Всю остальную жизнь лекарь Ложников служил в Сибири в госпиталях Барнаула, Змеиногорска и на Салаирском руднике. Ф. Д. Ложников был в нашем крае одним из первых врачей, имевших высшее академическое образование.

Немало наших земляков служило и в других воинских частях, участвуя в разгроме французских захватчиков на территории своей родины, а также в заграничном походе русской армии, освобождая европейские страны от наполеоновского ига. Многие из них были награждены памятными медалями. Высоким патриотическим чувством были охвачены не только солдаты русской армии, но и всё население России, в том числе и Кузнецкой земли. Многие жители нашего края просили разрешения добровольно пойти на фронт или принять участие в ополчении. Однако вступать в ополчение разрешалось только крестьянам прифронтовой полосы.

Уже с осени 1812 года в деревнях, на рудниках и заво­дах края развернулся сбор пожертвований в фонд защиты родины, на содержание ополчения. Приписные крестьяне, работные люди, отдавая подчас последнее, жертвовали деньги, хлеб, холст для защитников Отечества. (См.: Шабалин В. Сибиряки на поле Бородинском. Огни Кузбасса, 1978, № 1).

Исследователи Кузнецкой земли. Первые тропы к подземным кладовым Сибири прокладывали в конце XVII века русские рудознатцы. Это они являются первооткрывателями многочисленных сокровищ Кузбасса: медной и железной руды, серебра и золота, угля и многих других полезных ископаемых. И часто уже по их следам шли учёные, специалисты, которые проверяли открытия, опробовали руды, организовывали их разработку.

По заданию Российской Академии наук Великая Северная экспедиция (1733-1743 гг.), исследуя Сибирь и Дальний Восток, побывала и в нашем крае. Так, в 1734 году отряд под руководством И. Г. Гмелина, в котором был и С. П. Крашенинников, посетил город Кузнецк.

Исследователи осмотрели острог, обследовали окрестности города. Они побывали в районе речки Абашевой, где наблюдали выплавку железа шорцами и «огнедышащую гору».

Отряд передвигался на лошадях и от Кузнецка отправился вниз по Томи к Томску. Во время этого путешествия С. П. Крашенинников вёл «Дорожный журнал», в котором указывал названия населённых пунктов, описывал быт русского населения, коренных жителей, их расселение в бассейне реки Томь. Он также записывал названия рек, гор, встречавшихся на пути. С. П. Крашенинников сделал интересные описания древнейшего памятника нашего края ­ Писаных скал.

Другая академическая экспедиция. (1768-1774 гг.) под руководством П. С. Палласа, в составе Н. П. Фалька, И. Г. Георги, В. Ф. Зуева и других, продолжила изучение нашего края и оставила более систематизированные материалы по историй, географии и геологии Кузнецкого бассейна.

Большой вклад в научное изучение Кузнецкого бассейна внес инженер-капитан Алтайского горного округа Соколов­ский. Он первый определил границы «каменноугольной области» и дал научное описание Афонинского (Киселевского) и Кемеровского месторождений угля. Соколовский писал о Кузбассе: «Сама природа сосредоточила здесь все средства для развития обширного заводского производства».

Исследовать территорию под будущий Томский железоделательный завод, окрестности его, окружающие лесные массивы, наметить трассы для дороги было поручено молодому офицеру Д. Ф. Головину. Он же был автором проекта, строителем и первым управляющим этого завода, вступившего в строй в 1771 году.

В конце 70-х годов XVIII века экспедиция горного офицера минералога В. С. Чулкова произвела разведку месторождений черных металлов в верховьях реки Чумыш и положила начало освоению Салаирского края. Впоследствии В. С. Чулков руководил металлургическими предприятиями, а затем был назначен на пост начальника Колывано-Воскресенских заводов.

Первым «управляющим Салаирским краем» был выдающийся минералог и горняк Петр Иванович Шангин. В десятилетнем возрасте он был определён в «лекарские ученики» и служил при Барнаульском госпитале. Затем практика в Московском госпитале, учёба в Московском университете и, наконец, работа врачом. Но одновременно П. И. Шангин занимался и минералогией, собирал коллекции и вскоре зарекомендовал себя одним из лучших минералогов Колывано-Воскресенских заводов.

В 1786 году П. И. Шангин был переведён из категории медицинских «чинов» в инженерные и возглавил экспедицию по поиску месторождений поделочных камней. Уже в следующем году П. И. Шангин назначается руководителем Салаирского рудника. Его научные исследования высоко ценились учёными. Он был избран членом-корреспондентом Академии наук России.

Ученик первого русского электротехника В. В. Петрова П. М. Залесов был не только механиком, но и архитектором, проектировщиком предприятий. Однако любимым его делом всегда была чёрная металлургия и её механизация. Будучи назначенным в 1866 году управляющим Салаирским краем, П. М. Залесов стал практически осуществлять механизацию его предприятий.

П. М. Залесов исследовал бассейн реки Бачат, составил проект и к 1816 году заложил завод и посёлок Гурьевский. Много лет П. М. Залесов конструировал «огненные» (паровые) машины, но все они так и остались в моделях, так как царское правительство и местное начальство не давали средств на их строительство. И все же на Томском заводе он завершил испытания цементации стали, построил прокатный и разрезной станки, а Гурьевский завод превратил в предприятие, где кроме выплавки серебра и чёрных металлов производили и их обработку.

Наряду с горными офицерами, давшими первые научные сведения для развивавшегося в Кузбассе горнозаводского дела, в нашем крае в 30-40-х годах XIX века проводили научно-исследовательскую работу многие учёные. Среди них русский натуралист и минералог Ф. В. Геблер, выдающийся русский геолог академик Г. П. Гельмерсен и другие.

В 1842 году наш край посетил крупный русский учёный, географ, геолог, этнограф и историк Петр Александрович Чихачёв, который составил первую геологическую карту бассейна. Изучая наш край, П. А. Чихачёв побывал во многих населённых пунктах, в том числе в Итате, Тисуле, Банново, Кузнецке, Бачатах и других. Около месяца он путешествовал по краю. Оценивая богатства Кузнецкой земли, П. А. Чихачёв писал: «... наличие каменного угля подтверждается в нескольких местах, начиная от окрестностей Кузнецка и до местности, примыкающей к реке Ине, то есть на пространстве, охватывающем часть оси района, который я попробовал заключить под общим названием «Кузнецкого каменноугольного бассейна». Далее П. А. Чихачёв, подчеркивал, что этот бассейн «... является одним из крупных резервуаров каменного угля мира, который до сих пор известен, занимая в среднем пространство в 250 километров в длину, на 100 километров в ширину». При этом он утверждал, что сочетание «железных руд и каменного угля с практической точки зрения имеет чрезвычайное значение».

Бывший земский исправник в Кузнецке и горный чиновник Колыванских заводов Григорий Иванович Спасский, был неутомимым исследователем Сибири, впоследствии он стал известным историком и археологом, написавшим «Историю плавания россиян из рек сибирских в Ледовитое море». Последние годы жизни Г. И. Спасский посвятил выпуску журналов «Сибирский вестник», а затем «Азиатский вестник».

В 1844 году совершает путешествие в Кузбасс Григорий Ефимович Щуровский один из крупнейших геологов России XIX века. Профессор Щуровский изучал Кузнецкий Алатау, Салаир, Горную Шорию. Он описал многие месторождения угля, железной руды и других полезных ископаемых, а также высказал мнение о необходимости быстрейшего использования этих богатств.

В изучении нашего края принимал участие и выдающий­ся русский геолог профессор Леонид Иванович Лутугин. С весны 1914 года Л. И. Лутугин приступил к детальному исследованию Кузнецкого бассейна. Необходимо было изучить не только отдельные месторождения, но и решить ряд геологических вопросов, составить общий обзор бассейна.

Уже к концу первого года работ Л. И. Лутугину было известно, что Кузбасс крупнейший угольный бассейн мира. Но до конца довести изучение Кузбасса Л. И. Лутугину помешала неожиданная смерть 17 августа 1915 года на Кольчугинском руднике. Начатое им изучение бассейна завершали его ученики и сподвижники В. И. Яворский, П. И. Бутов, А. А. Гапеев и другие. В следующем году они официально объявили, что запасы угля в Кузбассе не 12,5, а 250 млрд. тонн.

Свою трудовую деятельность по изучению Кузбасса Василий Иванович Яворский начал в 1914 году под руководством Л. И. Лутугина, являясь его непосредственным помощником. После смерти своего учителя В. И. Яворский возглавил геологическое изучение Кузнецкого бассейна. Он составил новую геологическую карту Кузбасса, открыл богатые залежи угля в Прокопьевско-Киселевском, Томусинском, Чумышском и других районах.

Свыше полувека жизни В. И. Яворский посвятил изучению Кузбасса. Его труд «Кузнецкий каменноугольный бассейн» (совместно с П. И. Бутовым) удостоен Географическим обществом СССР Золотой медали имени Н. М. Пржевальского.

Значительный вклад в изучение Кузбасса внёс крупнейший геолог Сибири академик Михаил Антонович Усов. Он изучил многие месторождения золота, каменного угля, железной руды, полиметаллических руд. Под его руководством готовилась минерально-сырьевая база чёрной металлургии Кузбасса, проводилось изучение рудного Салаира.

Мечты исследователей Кузбасса о скорейшем использовании на благо народа минеральных богатств края сбылись только после Великой Октябрьской социалистической революции.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

О наказании мастеровых за побеги с царских рудников и заводов

«... один служитель был подвергнут наказанию шпицрутенами «через тысячу человек шесть раз». Упоминаются случаи, когда наносилось до 10000 ударов. Нередко один и тот же человек за побег подвергался 4000 ударам, за новый побег ещё 5000 ударов и затем ещё 6000, 7000 или большему числу ударов. Непостижимо, как после этого люди оставались живы, Да ещё продолжали работать в кандалах или прикованными к тачке. Оказывается, жертву сперва избивали до потери сознания. Свалившегося без чувств человека «пробовали» привести в сознание раствором соли, каленым железом и, записав, сколько вынес он ударов, отправляли в госпиталь, а по излечении выводили для дальнейшего наказания. Так поступали до тех пор, пока мера наказания не исчерпывалась полностью». (Савельев Н. Я. В старом Салаире. Кемерово, 1957, с. 12-13)

2. О бытовых условиях в госпиталях заводов и рудников Кабинета!

«... когда вздумают, дадут лекарство, в другое время с неделю не видишь оного ...», «... лекарство нам дают один нашатырь в тёпленькой водице ... когда бывают ранами больны или зубы болят, так всем наша­тырю же дают, к ранам на малость пластырку или вару прилепят ...»

«... мы свежее приходим в госпиталь, а от духоты и от худой пищи нам тяжелее делается ... »

О питании в госпитале рабочие говорили: в супе «круп столь мало, что едва найдешь для уверения себе, что оная положена ... кашу не варят, а пшеничных булок ни одному больному давано не было, квас столь худ, жаль, что воду испортили».

Мастеровые жаловались: «... нередко бывало, что месяца по четыре и больше лежим в госпитале, будучи на половинном жалованье, но большей частью довольствуется собственною пищей и питанием, от того нам жалованья не достаёт и принуждены содержать себя и семейство, в то время с бедностью сопряжённое ... есть у нас много таких мастеровых, у которых от 5 до 10 человек детей имеют, то чем будут кормить, почему здесь и по миру много ходит ... нам при болезни и слабости лежать проигрышно, вычитают половинное жалование, а едим и пьём свое». (Сорокин М. Прошения Григория Бровцина. Огни Кузбасса, 1976, №4, с. 81).

3. Об эксплуатации детского труда на царских горнозаводских предприятиях края

«Выйдет мать на двор, на звезды посмотрит. Кычиги (созвездие Ориона) закатились пора будить! Едва меня растолкает я молод был, спал крепко, стоит надо мной, сама чуть не плачет ... И выходим в путь. Мороз трещит, буран сами знаете, какие здесь бураны бывают, в поле ни зги ... Идём гуськом: мать впереди, за ней старший малолет за её опояску держится, другой поменьше, за его опояску, а меньшего, случалось, матушка на руках несла. Иначе нельзя было: растеряемся в поле, снег и закружит, и занесёт на тот свет ... Нарядчик встречает сердитый, сосульки на нём висят, под мышкой палка. «Опоздали!» вопит. Ухватит, бывало, за вихор и давай таскать кругом себя ... Пристроимся мы под сугробом каким, а не то около скалы, чтобы снегом не так занесло, и руду на большом камне дробим.

Есть захотим костёр из веток еловых разведем тут же (спичек нынешних не было, трутом да огнивом обходились) и начнём хлеб на огне оттаивать ... Сунуть в огонь сгорит, близ огня подержать будет стылый, жёсткий, ну молотком его колотили для мягкости. Потом из дёсен кровь шла, во рту болело». (Из воспоминаний старожила города Гурьевска М. Ф. Кожевникова).

4. Об условиях труда и быта рабочих на золотых приисках

«Гигиенические условия, в которых находится приисковый рабочий, неминуемо приводят его к болезни. Пища, которую он получает во время пребывания на прииске от хозяина, заключается из одной солонины, вопреки тексту контракта, доброкачественности весьма подозрительной. Достаточно ли может вознаграждать потери в организме вызываемые 17-часовою работой, жиденький навар от солонины, с кислой капустой и крупами, с ржаными сухарями и только по праздникам со свежеиспеченным хлебом? Прямым последствием подобного питания являются цинга, скорбут и тиф, особенно же последний, часто свирепствующий на приисках. К развитию тифа и ревматизмов много способствуют и усло­вия работы среди постоянной сырости и холода. Сырость преследует рабочего и в тесных бараках, сколоченных из досок, где каждый из них спит на соломе, постеленной на землю ... Заболевшие рабочие лежат в тех же бараках, как и здоровые, то есть в холоду и сырости, при этой же зараженной атмосфере от преющей грязной одежды, от дыма махорки и при той же пище из солонины. На каждом прииске найдётся много могил, где обрели последний приют бесследно прожитые жизни. Вероятно, не легка совокупность этих условий, к тому же соединённых со строгой дисциплиной (за каждый проступок назначается телесное наказание), что, несмотря на всю выносливость русского простолюдина, они вызывают в рабочих побеги и сопряженное с ними голодное скитальчество по лесам и острог после поимки ... Всмотревшись в оборванные толпы «таёжников», выходящих в начале сентября с работ, в их изнуренные, исхудалые лица, наблюдатель по внешнему виду их прочтёт горькую повесть страданий, выносимых этим людом. Он прочтёт и всю меру злобы, развиваемой в них жизнью и людьми, и понятен станет ему тип этого оборванного, наголодавшегося человека и тот дикий разгул, с каким он пропивает кровью добытые деньги, забывая о семье, о доме и хозяйстве. Что ему семья, дом и хозяйство, когда всё его существо надломлено, когда для него нет просвета в будущем?» (Наумов Н. И. Рассказы о старой Сибири. Томск, 1960, с. 58-59).

5. О последствиях золотой промышленности

«Золотопромышленность подавила все мелкие ремесла и отвлекла занимавшихся ими прежде поселенцев, на прииски; она же отвлекла руки от земледелия и стеснила его. А между тем, вслед за развитием золотопромышленности, везде раскинули свои сети винокуренные заводы и увеличивалось пьянство ...

... население обольщалось задатками, а рабочие спаивались при входе и выходе с приисков». (Ядринцев Н. М. Сибирь как колония. СПб, 1882, с. 239).

6. Из «Отпускного билета» рядового Г. К. Неклюева

В послужном списке «Отпускного билета» Г. К. Неклюева записано: «... в российских пределах против французских войск в действительных сражениях находился: июля 11 при селении Салтановка, ... августа 4 и 6 при городе Смоленске, 24-26 при селении Бородине, октября 12 при городе Малом Ярославце, ноября 6 и 7 при местечке Красном. Генваря 1813 года с 28 по июня 26 при блокаде крепости Модлин, октября 1 в сражении при городе Дрезден, 6 и 7 при городе Лейпциг. А оттоль при блокаде крепости Ревеля и потом пройдя через город Париж обратно в герцогство Варшавское.

1815 года в апреле выступили из герцогства Варшавскою. По 18 апреля по Пруссии, с 18 апреля по 4 мая в Богемии, с 4 мая по 13 июня в Баварии, с 13 по 20 в Рейнском владении, с 20 июня сего года по 1818 год во Франции. Обратно 1818 года, февраля 6 дня прибыл в Российские пределы». (Шабалин В. Сибиряки на поле Бородинском.- Огни Кузбасса, 1978, № 1, с. 75).

7. Учёные-исследователи о богатствах Кузнецкой земли

Соколовский: «... не трудно убедиться, какой обильный запас ... горючего материала сокрыт в недрах этой части Сибири для будущей промышленной её деятельности.

... Каменноугольная ... площадь не менее 40 тыс. кв. верст. Прибавить к этому месторождения железных руд, сопровождающие здешний. каменный уголь, близость лесов, необходимых для горных работ, и, наконец, быструю судоходную Томь, которая разрезает каменноугольную область на две половины и представляет столь удобный путь сбыта произведений здешнего края в Томск, как центр Сибири, в Обь, и далее, должно согласиться, что сама природа сосредоточила здесь все средства для развития обширного заводского производства». (Горный журнал,I842, № 4, с. 42-43).

Щуровский: «Это обширнейшая каменноугольная котловина из всех известных. Какой обильный запас горючего материала сокрыт в ней для будущей промышленности! Прибавьте к этому железные руды, обширные и непочатые леса и эту величественную судоходную Томь, столь удобный путь для сбыта произведений!

Кузнецкая котловина представляет столько выгод для здешнего края, что в этом отношении могут соперничать с нею только Англия, Бельгия и сама Россия своим Южно-Европейским или Донецким бассейном. Но всё это выгоды в будущем. В настоящее время, по обширности лесов и по ничтожно малому железному производству, древесный уголь предпочитается каменному». И далее с грустью добавил: «По всему видно, что ещё долго не дойдёт очередь до каменного угля. Всю деятельность поглотило золото». (Щуровский Г. Е. Геологическое путешествие по Алтаю, М., 1846, с. 242-243) 

Глава V. ПАДЕНИЕ КРЕПОСТНОГО ПРАВА И РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА (1861-1890 гг.)

Крестьянская реформа и пережитки крепостничества

После реформы 1861 года крестьяне, приписанные к заводам Алтайскою горного округа, объявлялись свободными, но пашни, сенокосы попрежнему оставались царской собственностью. «Освобождение» выражалось в том, что с барщины крестьяне переводились на денежный оброк. Мастеровые при освобождении совсем не получали пашни и лишь наделялись жалкими приусадебными участками земли и сенокосными угодьями.

Сохранение царской собственности на землю, высокие оброки с крестьян, ничтожные наделы земли мастеровым всё это были пережитки крепостного строя в Кузбассе.

Как крестьяне, так и мастеровые кабинетских заводов и рудников были недовольны, реформой. Они отказывались платить подати, выполнять различные земские повинности. Особенно большой размах принимали отказы и даже волнения в неурожайные годы. Идя на уступки мастеровым, Кабинет вынужден был в 1868 году освободить их на шесть лет от уплаты податей, земских денежных повинностей и рекрутских наборов.

Развитие капитализма в сельском хозяйстве. После реформы крестьянство Кузбасса стало быстро расслаиваться на кулаков и бедняков. Многоземелье в нашем крае способствовало развитию в деревне кулацких хозяйств. Но оно не спасала бедноту от кабалы, так как кроме земли нужно было иметь ещё рабочий скот, инвентарь, семена.

Особенностью деревни Кузбасса было не только засилье кулачества, но и то, что ряды бедняков непрерывно пополнялись переселенцами. Бедные крестьяне-переселенцы за­кабалялись кулаками, увеличивали армию дешёвых, рабочих рук на приисках.

Развитие золотопромышленности ускорило переход от натурального крестьянского хозяйства к товарному. Зажиточные крестьяне Кузнецкого и Мариинского округов продавали на прииски хлеб, мясо, овес, сено. Кулаки держали лавки, скупали по низким ценам в деревнях продукты сельского хозяйства, сбывая затем их в Томск и на прииски. Следовательно, сельское хозяйство в нашем крае носило больше товарный характер, велось с целью продажи продуктов на рынке.

Для уплаты податей кулаки охотно давали крестьянам деньги под будущий урожай или охотничью добычу, закабаляя этим их на долгие годы. Складывались кадры батраков. Такая форма эксплуатации бедноты была широко распространена в деревнях нашего края.

Пережитки крепостничества - тормоз развития промышленности. Труд на эксплуататоров, низкий уровень техники являлись причиной низкой производительности труда на предприятиях Кузбасса. Из 444 паровых машин, которые работали в конце XIX века в угольной промышленности России, только две приходились на долю нашего края. В 1890 году в Кузбассе добывалось угля в 174 раза меньше, чем в Донбассе.

Царизм не только не был способен развивать дальше промышленность нашего края, но даже не мог удержать её на прежнем уровне. Горнозаводская промышленность царского кабинета, взращенная на принудительном труде, не могла приспособиться к новым условиям капиталистического развития и приходила в упадок.

Один за другим стали закрываться заводы и прииски. В 1864 году был закрыт Томский железоделательный, а в 1897 году Гавриловский сереброплавильный заводы. Стали пустеть Салаирские рудники, падала добыча золота. Царь дарил золотые прииски Кузнецкого и Мариинского округов придворной знати, князьям, генералам.

В 1862 году была разрешена частная добыча золота на землях Кабинета. Появились крупнейшие золотопромышленные компании, Асташева и Мальцева. На их долю приходилось свыше половины золота, добываемого частными предпринимателями. Однако сохранение феодальной собственности на кабинетские земли, отсутствие техники и господство ручного труда удерживали золотопромышленность на мануфактурной стадии, развития.

Значение и положение ссыльных. Сначала ссылка в Сибирь была мерой исключительной, но вскоре получила значение меры общегосударственной. Используя суровые при­родные условия Сибири, царское правительство создавало здесь, по меткому выражению ссыльных, гигантскую «тюрьму без решёток», с режимом, порой не уступающим каторжным централам и казематам Шлиссельбургской крепости.

В XVIII веке в южной части Западной Сибири, куда входил и наш край, осваивались новые земли. Царское правительство наряду с вольным стало применять и насильственное переселение. В 1760 году был издан указ о ссылке в Сибирь помещичьих и монастырских крестьян «за предерзости».

Крестьяне, переселяемые правительством в принуди­тельном порядке, оказывались в очень трудном положении. В отличие от добровольных переселенцев, которые ехали в Сибирь со скотом, орудиями труда, семенами и всем домашним имуществом, ссыльные насильственно отрывались от своего хозяйства и могли надеяться только на жалкую помощь со стороны сибирских властей.

Во второй половине XIX века широко практиковалась ссылка по «высочайшему повелению», то есть без суда. Это давало царскому правительству возможность без громких политических процессов, быстро и жестоко наказывать тех, кто боролся против деспотизма и угнетения.

В 1863 году за участие в восстании под руководством Константина Калиновского царизм сослал на вечное поселение в Сибирь десятки тысяч белорусских и польских крестьян. Пешком с семьями шли они тысячи километров. Более 20 польских семей поселилось тогда в селе Чумай. В 80-е годы XIX века крестьяне Полтавской губернии вели борьбу за отрезки, но вместо земли получили ссылку в Сибирь. Около 20 украинских семей тоже обосновались в Чумае. Царские власти изгнали в Сибирь и бросили на произвол судьбы тысячи людей. Томский губернатор в 1873 году сообщал: «Всех ссыльных в губернии находится 50 тысяч. Экономический быт ссыльных не изменился и по­-прежнему находится в жалком положении».

Ссыльных в Сибири ожидали не только жестокая зима, бездорожье, оторванность от центров культуры, но и тяжёлая повседневная нужда в самом необходимом: пище, одежде, кроне. Большинство из них не имели постоянного места жительства, а скитались по деревням в поисках заработка, бродяжничали и вымирали. Главной же ловушкой для ссыльных были золотые прииски. Сюда нанималась их основная масса. Работа на приисках тоже почти всегда кончалась крайней нищетой.

Велико и многообразно было влияние политической ссылки на Сибирь и её население. Многогранна была деятельность политссыльных. Прежде всего, политическая ссылка являлась одной из сторон революционного движения в России. Политические ссыльные в правительственных документах иначе не назывались как «государственные преступники». Царское самодержавие, на протяжении столетий воспитывала ненависть к ним со стороны местного населения Сибири. Однако политические ссыльные пользовались особым уважением у крестьян. Это вызывало тревогу местных властей. Начальник жандармского управления Томской губернии писал, что «политические ссыльные всё более и более распространяющиеся среди населения, могут воспользоваться крестьянскими недоразумениями в своих целях», тем более, что «местные крестьяне, не испытавшие на себе крепостного права ... очень свободолюбивы и не привыкли к уважению власти».

В середине XIX века в Кузнецке отбывал ссылку известный русский профессиональный революционер-демократ В. В. Берви-Флеровский, посвятивший, всю свою жизнь борьбе против крепостничества и царизма.

Его научный труд «Положение рабочего класса в России» впервые раскрыл потрясающую картину народного разорения после реформы 1861 года. Эту работу Флеровского высоко ценили К. Маркс, Ф. Энгельс и В. И. Ленин.

Царское правительство всю жизнь преследовало Флеровского за его убеждения. Под конвоем жандармов и полицейских он проехал 19 тысяч верст, 3500 верст прошёл пешком, сидел в 32 острогах, жил ссыльным в 9 городах, несколько лет провёл в одиночном заключении. Однако ни тюрьмы, ни ссылки не сломили его революционный дух.

Политссыльные изучали природу, историю местного края, быт и обычаи сибирских народностей, их правовое и экономическое положение. На свой страх и риск они принимали активное участие в различных научных экспедициях, иногда организуя их самостоятельно, работали в местных научных обществах, создавали краеведческие музеи. Большую работу они проводили в области культуры, просвещения и здравоохранения: принимали участие в открытии школ, библиотек, обучали детей местных жителей, многие из них занимались врачебной деятельностью.

Политссыльные С. П. Швецов и М. В., Лаврова-Швецова, отбывавшие ссылку в Барнауле, занимались изучением коренных жителей нашего края шорцев и телеутов. С. П. Швецов был сослан «на вечное поселение» за социалистическую пропаганду. Будучи ещё ссыльным, С. П. Швецов стал крупным учёным.

Шорские баи и торговцы. Жестокой эксплуатации подвергалось шорское население. И в этом не последнюю роль играли местные баи и торговцы. Путешественник А. В. Адрианов в 80-х годах XIX века в книге «Кузнецкий край» писал, что бай «забыл об интересах, общих его роду, и зна­ет только свой интерес, своё богатство, основанное на обирании своих собратьев, которые, живя в глухой тайге, ещё не постигли этой премудрости. Сбывать в тайгу низкопробную водку, задавать вперед товар под орехи, пушнину, мёд и воск и скупать их за бесценок или брать двойные неустойки, промышлять хищническим золотом сделалось любимою его профессией. Он так сдружился с русским кулаком-торговцем, что составляет с ним компанию, союз для обирания сородичей, служит ему переводчиком и самым надёжным посредником, знающим обычаи страны. В крещении он нашёл средство избежать кары за преступление ­ он крестится, когда это выгодно ему».

Учёный Л. П. Потапов в книге «Очерки по истории Шории» пишет, что особой жестокостью и мошенничеством был известен бай Тодышев. Кроме того, что он брал за долги очень высокие проценты, он распространял на юге Горной Шории русские иконы, за что пользовался расположением священников-миссионеров. Иконы распространялись весьма «оригинальным» образом. Бай заходил в жилище шорца­-охотника и требовал купить у него икону за пушнину. Если тот отказывался, он грозил ему наказанием божьим и говорил: «Раз я занёс в твое жилище икону, выносить её обратно нельзя, а то, значит, ты от бога отказываешься, бога прогоняешь. За это он тебя накажет. Лучше бы ты меня не пускал сюда с иконой». Так Тодышев оставлял икону у охотника в долг за пушнину. Кроме икон, он возил с собой обыкновенные дешёвые папиросы, называя их «божьими папиросами», и разжигал желание охотника-шорца попробовать «святого» табаку. За каждую папиросу брал по белке, за коробку спичек тоже белку.

В одном из документов сообщается, что во второй половине XIX века около Кузнецка были довольно зажиточные шорские селения с богачами, которые хорошо усвоили русский комфорт. Так, в улусе Осиновском жил торговец-шорец Куртугешев. Он владел большими деревянными домами и двухэтажными амбарами, имел много скота. В его хозяйстве работало до десятка батраков и множество должников. На его средства в улусе была выстроена церковь. Куртугешев вёл крупные торговые сделки по закупке и сбыту пушнины и орехов. За усиленную поставку в Россию пушнины и орехов он получил звание купца первой гильдии и был награждён золотой медалью. В конце XVIII века император Павел I жалует большую золотую медаль на Анненской ленте шорскому паштыпу Токмаку.

Культура Кузбасса во второй половине XIX века. В середине XIX века русский демократ В. В. Берви-Флеровский, отбывавший в нашем крае ссылку, с грустью отмечал, что в большинстве деревень Кузнецкого округа нет ни одного грамотного человека. Среди работных людей кабинетских заводов и рудников грамотными были лишь единицы. Не случайно при получении зарплаты рабочим разрешали в ведомостях вместо подписи ставить крестик.

Потребность в грамотных работниках заставила царское правительство и горное начальство открывать школы. Так, в 30-40-х годах прошлого века были открыты школы в сёлах Усть-Сосновском, Монастырском (ныне г. Прокопьевск), Бачатах, Ильинке. В 50-х годах начальные школы были, открыты при Томском и Гурьевском заводах, на Салаирских рудниках. В 60-е годы в Кузнецке появились уездное и приходское училища, в Мариинском округе два сельских приходских училища.

Во второй половине XIX века в ряде улусов Горной Шории открылись миссионерские школы. В 1869 году была открыта сельскохозяйственная школа в Усть-Сосновском. По уставу в этой школе обязательно было, кроме обучения грамоте, заниматься работой на кожевенном заводе и на мыловapнe; ученики должны были изучать столярное, сапожное и кузнечное ремесла, лить свечи, обучаться уходу за скотом, наблюдению и записям по скотоводству и птицеводству, в летнее время обрабатывать землю имеющимися в школе улучшенными земледельческими орудиями, заниматься уборкой хлебов и трав, пчеловодством и огородничеством.

При открытии школы в неё поступило 25 человек. Все они жили при школе, от которой получали пищу, одежду и обувь. Однако школа просуществовала недолго. Через три года она была закрыта.

Во второй половине XIX века Алтайская духовная миссия в ряде улусов Горной Шории, открыла миссионерские школы, которые воспитывали шорских детей в духе православной церкви и преданности царскому самодержавию.

Так, в эти годы были открыты школы в Кузедеево (1858 г.), Усть-Анзасе (1879 г.), Матуре (1885 г.), Кондоме (1886 г.). Правда, в этих четырех школах в 1888/89 учебном году обучались всего 43 мальчика и 20 девочек. К 1884 году в пределах Алтайской духовной миссии на 78 селений с населением в 15 тысяч жителей было открыто 23 школы, в которых обучались всего 385 мальчиков и 179 девочек.

Школ в крае насчитывалось единицы. До конца прошлого века в Кузнецком и Мариинском округах не было ни одного среднего учебного заведения, ни одной библиотеки, не издавалось ни одной газеты. В то же самое время церквей и других богослужебных заведений в 1882 году в Ма­риинском округе было уже 46, а в Кузнецком 151.

В 60-70-х годах в Кузбассе находился в ссылке русский демократ Л. П. Блюмер. Он служил на кабинетских золотых приисках, где хорошо изучил жизнь и быт рабочих, чиновников, золотопромышленников Кузнецкой тайги. Его роман «Около золота», опубликованный после ссылки, является первым произведением в русской литературе, раскрывающим жизнь и быт сибирских приисков.

В 60-80-х годах сначала в Кузнецком, а затем в Мариинском округах жил и работал писатель Н. И. Наумов прекрасный знаток сибирской деревни. Он первым в русской литературе правдиво описал жизнь переселенцев и малых сибирских народностей, рассказал о закабалении русских крестьян и шорцев кулаками.

Во второй половине XIX века в Кузбассе бывали известный демократ Н. М. Ядринцев и видные учёные Г. Н. Потанин, В. В. Радлов, совершили свои экспедиции А. В. Адрианов, Д. А. Клеменц, А. Н. Державин и другие. В 1890 году проезжал через наш край А. П. Чехов.

Алтайская духовная миссия. Царизм не ограничивался экономическим порабощением малых народностей Сибири, параллельно шло и духовное порабощение. Для этой цели и был специально подготовлен корпус миссионеров, которые за хорошее вознаграждение были готовы жить и работать в самых отдаленных и глухих местах Сибири среди коренных ее жителей, занимаясь их крещением и русификацией как путём принуждения, так и с помощью про­светительства. (Миссионеры религиозные деятели, занимающиеся распространением религии среди людей иного вероисповедания).

Однако просветительная рабата среди коренных жителей была поставлена плохо. Только в редких случаях царские власти выделяли гроши для этой цели, открывая «русские, народнические» одноклассные школы. Руководили этими школами миссионеры, как правило, не знавшие ни родного языка учащихся, ни обычаев местного населения. В школах обучение велась на русском языке по учебникам церковно-приходских школ.

В 1828 году: в Улале (ныне г. Горно-Алтайск) была учреждена Алтайская духовная миссия, свою деятельность она начала два года спустя. Центром миссионерской деятельности Улала была избрана не случайно. Она близко находилась как от шорцев, так и от алтайцев. Своё влияние миссия распространила на всю Кузнецкую тайгу и на юго-западную часть Минусинского края, населенную также шорцами (ныне Таштыпский и Аскызский районы Хакасской автономной области).

Духовная миссия ставила своей задачей превращать инаковерующих, особенно язычников, в христиан. Но даже сами миссионеры утверждали, что «Алтайская миссия совершает служение не только церковное, но и государственное», то есть имеет не только религиозное, но и политическое значение.

Стремясь превратить «идолопоклонников» в православных, миссионеры использовали различные пути: помогали новокрещённым приобрести домик, земледельческие орудия или скот, хлеб; стремились поселить кочевых близ себя, приучая их к оседлой жизни; лечили больных самыми обыкновенными лекарственными травами, которые запасали каждое лето с помощью учащихся; учили детей грамоте в школах. Миссионеры получили разрешение у вышестоящего духовенства на бесплатное исполнение всех треб у новокрещённых инородцев. Они использовали принятое ещё в 1826 году Государственным Советом России специальное решение, согласно которому иноверцы, принявшие православную христианскую веру, получали трёхлетние льготы от платежа всех податей.

Миссионеры хорошо понимали, что их успех во многом зависит от знания языка и быта местного населения. Именно поэтому превращение коренных жителей в христиан шло параллельно с изучением их языка и быта.

Но ни миссионер и ни купец не послужили распространению осёдлости и культуры среди коренных жителей края. Гораздо больше в этом отношении сделало русское крестьянство своим соседством и влиянием. В итоге кузнецкие инородцы к концу XIX века в большинстве были уже оседлыми и даже православными без особых насильственных мер. Так, почти из 21 тысячи кузнецких инородцев около 15 были совершенно осёдлыми, а остальные полуосёдлыми.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. Н. И. Наумов о деревенском торгаше-барышнике (70-е годы XIX века)

«Прохор Игнатьевич Белкин, по-уличному названный «Петлей» ... выселился из г. Кузнецка в с. Локти и открыл в нём лавочку. Как человек сметливый ... в короткое время ... купил дом и завелся прочным осёдлым хозяйством ... Он скупал у крестьян, пользуясь постоянною нуждою их в деньгах, по мелочам: мёд, воск, хлеб и другие продукты, коими богат Кузнецкий округ; брал и скот, задавал деньги инородцам под зимний улов зверя и ежегодно по первому зимнему пути отправлял купленный по мелочам и за бесценок товар значительными обозами в Томск, где продавал с тройной выгодой. Давал он и деньги в ссуду застигнутым какою-нибудь крайностью крестьянам: приезжали ли, например, волостные чины за сбором податей угрожаемые розгами в случае неуплаты денег, неимущие шли к нему; падал ли у кого скот­ он не отказывал просителю в деньгах на покупку нового. Но только, облагодетельствованные мужички долго потом не могли оправиться от его обязательной ссуды и немало дивились, почесывая затылки, нарастающим процентам, хотя предусмотрительный Прохор Игнатьевич всегда умалчивал о них при ссуде.

И в несколько лет небольшой вывезенный им капиталец благодаря подобному ведению дел возрос до значительного ...» (Наумов Н. И. Рассказы о старой Сибири. Томск, 1960, с. 8-9).

2. Н. М. Ядринцев о положении ссыльных в Сибири

«Ссыльные, не имеющие оседлость, составляют большинство; они живут преимущественно в работниках у старожилов или переходят для работ из одной деревни в другую; но самая главная их масса нанимается ежегодно на золотые прииски. Результатом, подобной жизни людей этого разряда бывает по большей части крайняя нищета и преступность. В большинстве случаев это происходит от разгульной бездеятельности самих поселенцев, но частью же от равнодушия и даже некоторого презрения к ним старожилов, которые не называют их иначе, как «варнак», техническое слово, выражающее мошенник. Главной ловушкой для ссыльных служат золотые прииски, привлекающие их тем, что, проработав менее полугода, можно возвратиться с деньгами, тем более, что задатки даются весьма хорошие. Однако же заработки кончаются почти всегда тем, что ссыльный не только не приносит с собой денег, но даже не имеет возможности доехать в места своей приписки.

Наём в работники к старожилам не менее гибелен для ссыльных. Старожилы, задатками и обещанием устроить со временем жизнь ссыльного, удерживают его год за годом только до тех пор, пока ссыльный имеет силы работать, по истощении сил отказывают такому работнику, не только не устроив его будущности, но даже иногда не заплатив следуемых денег». (Ядринцев Н. М. Сибирь как колония. СПб, 1882, с. 181-182).

3. Путешественник А. В. Адрианов о шорском улусе Осиновском (80-е годы XIX века)

«Эту деревню знает вся чернь (тайга), потому что находится у неё в кабале; из года в год чернь работает и промышляет на осиновских татар, которые задают своим крещёным и некрещёным сородичам деньги под будущий урожай ореха по 60-80 копеек за пуд с тем, чтобы за каждый недоставленный пуд орехов в срок, в будущем году доставить два; чаще всего и охотнее всего дают в долг не деньги, а такой ходкий у инородцев товар, как водка, табак, порох и прочее, разумеется, по баснословной иногда цене ... Подобно орехам, покупаются мёд, воск, белки и вообще звериные шкурки и с такай же неустойкой». (Адрианов А. В. Путешествие на Алтай и за Саяны в 1881 году. Т. XI. СПб, 1888, с. 174).

4. О жилищах шорцев в 80-х годах XIX века

«Жалкие поселения или улусы дают Вам знать, что Вы подвигаетесь к черни и что вы въехали в местность, населённую черневым и татарами. По-моему, черневые татары Кузнецкого округа, это ... самое бедное и жалкое племя во всей Западной Сибири. Татарский улус это десяток-другой хижин, кое-как сколоченных из самого разнообразного хламу. Ни двора, ни за бара, ни каких-либо хозяйственных пристроек нет; во всем улусе две-три коровы, столько же лошадей, но зато огромное количество собак. и полунагих детей, барахтающихся в пыли и грязи возле хат. Нищета на всяком шагу поразительная! Поближе к Кузнецку, в улусах можно ещё встретить по одному или по два хороших дома, с амбарами и надворными строениями. Эта дома местных богачей из тех же татар, беспощадно эксплуатирующих своих единоплеменников; но в 40 в. от города таких домов больше нет и начинается такая нищета, что во всём улусе вы можете иногда не найти ни одного фунта сносного чёрного хлеба». (Самохвалов М. М. Сибирский наблюдатель. Кн. 6. Томск, 1902, с. 92).

В русской литературе XVIII-XIX вв. черневыми татарами называли шорцев. Чернь местное название дремучих хвойных лесов горной местности ...

К. Маркс о работе Берви-Флеровского «Положение рабочего класса в России» (1869 г.)

Работу Флеровского «Положение рабочего класса в России» К. Маркс в письме к членам русской секции Интернационала в Москве охарактеризовал как «настоящее открытие для Европы».

«Этот труд серьезного наблюдателя, бесстрашного труженика, беспристрастного критика, мощного художника и, прежде всего, человека, возмущенного против гнёта во всех его видах, нетерпящего всевозможных национальных гимнов и страстно делящего все страдания и все стремления производственного класса. Такие труды, как Флеровского и как вашего учителя Чернышевского, делают действительную честь России и доказывают, что ваша страна тоже начинает участвовать в общем движении нашего века». (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 13, ч. 1, с. 353-354).

В письме Энгельсу Маркс писал: «Это самая значительная книга, какая только появилась после твоего произведения о «Положении рабочего класса в Англии». (Маркс К. Энгельс Ф. Соч., т. 24, с. 278).

6. Об отношении коренного населения к учению

Вот что об этом пишет шорец Штыгашев И. М., закончивший миссионерскую школу в Кузедеево в 1878 году:

«Старики хотя и не презирали учения, но, тем не менее, опасались его в отношении своей религии: «Русскими хотят быть; отеческую веру оставляют, из-за них Ульгень и на нас наложит свой гнев» говорил народ про тех, кто учился. Особенно недружелюбно отзывались шаманы, которым очень хорошо было известно, что книжное учение может нанести большой вред их священнодействию. (Ульгень дух-покровитель в языческой религии).

Всеобщее опасение было в том, что учение грамоте рано или поздно будет страшным противником отеческой вере (языческой) и национальным обычаям. Грамотный человек откажется: 1) от жертвоприношений горным и нечистым духам, 2) не будет есть их пищи и 3) из-за него Ульгень и другие духи-покровители, пошлют на народ страшные бедствия ...

Важным препятствием против учения было всеобщее негодование ближних и дальних родственников, знакомых и особенно соседей.

После моего уезда в школу мать на протяжении трёх дней ничего не ела и ни с кем не говорила, а лежала в постели все три дня». (Поступление в училище и продолжение учения шорца (алтайца) Ивана Матвеева Штыгашева: Казань, 1885, с. 9-15). 

Г л а в а VI. ПРОНИКНОВЕНИЕ МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КАПИТАЛА В КУЗБАСС ПОСЛЕ ПОСТРОЙКИ СИБИРСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ (1890-1904 гг.)

Значение Сибирской железной дороги. Всего за десять лет, с 1881 по 1900 год, Великая Сибирская железная дорога была построена. В связи с этим событием В. И. Ленин писал, что Транссибирская магистраль была великой «не только по своей длине, но и по безмерному грабежу строителями казённых денег, по безмерной эксплуатации строив­ших её рабочих». (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 5, с. 82).

В её строительстве принимали участие тысячи крестьян и ссыльнопоселенцев, бывших приискателей Мариинской и Кузнецкой тайги и завербованных людей со всех концов страны. И все же рабочих рук не хватало. Тогда царское правительство на строительство дороги направило заключенных, включая и каторжан.

На строительстве дороги господствовал ручной труд. Никаких машин и механизмов на стройке не было. Лопата и кайло, лом и тачка, топор вот основные орудия труда рабочих дороги.

На пути у строителей стеной встала вековая тайга и многочисленные болота. Отсюда и названия станций: Тайга, Болотное. Выручала русская смекалка и мускульная сила.

Все металлические изделия, необходимые для строительства железной дороги, начиная с рельсов и кончая костылями, завозились из Европейской части страны. За поставку различных строительных материалов, продовольствия, строительство мостов, станционных зданий поставщики и подрядчики получали огромные прибыли.

Постройка Транссибирской магистрали явилась собы­тием мирового значения. Она открыла Сибирь.

Русские, американские и немецкие, французские и голландские скупщики сырья и агенты по сбыту промышленных товаров хлынули в Сибирь с востока и запада. По новой дороге везли различные машины и прокат чёрных металлов.

Сибирская железная дорога была использована монопо­листическим капиталом не только для овладения новым рынком сбыта промышленных товаров, но и для удушения сибирской промышленности как конкурента. Вскоре одно за другим стали закрываться сибирские предприятия. Был остановлен и Гурьевский металлургический завод.

Царизм создавал все условия для проникновения иностранного капитала в Сибирь. В 1898 году на 10 лет были отменены пошлины на ввоз из-за границы машин для золотопромышленности Сибири.

Таким образом, проведение Сибирской дороги затормозило развитие, как чёрной металлургии, так и машиностроения в Сибири.

В то же время Транссибирская магистраль стала основным потребителем кузнецкого угля, что способствовало превращению угольной промышленности края в самостоятельную отрасль. Только неразвитость металлургии и энергетики тормозили дальнейшее расширение добычи угля в Кузбассе.

Рост переселения. Сибирская железная дорога усилила приток крестьян-переселенцев из центра России. Стремясь избавиться от помещичьей кабалы, непомерных податей часть крестьян из Европейской России переселялась в Сибирь, в том числе и в Кузбасс. Причём, Мариинский округ, расположенный у Сибирской магистрали, заселялся быстрее, чем таежный Кузнецкий, находящийся в стороне от железной дороги.

Так, население Мариинского округа с 1858 по 1897 год увеличилось с 49 до 131 тысячи человек, а Кузнецкого округа только с 89 до 161 тысячи человек.

В. И. Ленин в статье «Значение переселенческого дела» приводит сравнительные сведения о переселении в Сибирь до и после проведения железной дороги: «С 1861 по 1885 год переселилось около 300000, то есть 12 тысяч в год; с 1886 года по 1905 год переселилось около 1520000, то есть около 76 тысяч в год ...»  (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с: 103).

Однако, стремясь угодить помещикам, не желавшим лишаться дешёвых рабочих рук, царское правительство тормозило переселение крестьян в Сибирь. Так, в 1891 году управление Алтайского горного округа, куда входила большая часть Кузбасса, получило распоряжение из Кабинета, в котором запрещалось водворять на земли переселенцев без согласия губернаторов тех губерний, откуда они приехали. Через пять лет вышел закон, согласно которому новоселы могли размещаться в Алтайском округе только с разрешения министра внутренних дел и министра императорского двора. А два года спустя отвод новых переселенческих участков в Алтайском округе вообще был запрещён.

В. И. Ленин в работе «К деревенской бедноте» требовал отмены ограничений переселения крестьян, называя его пережитком крепостничества.

Под напором переселенческого движения царь вынужден был уступить казне свои вотчинные права на земли Алтайского округа, которые отводились переселенцам.

Рост товарности сельского хозяйства. Сибирская железная дорога внесла переворот и в деревню. Сотнями и тысячами пудов продукты сельского хозяйства, особенно хлеб и масло, отправлялись по железной дороге через северные порты на мировой рынок.

В конце XIX века в Мариинском и Кузнецком округах ежегодно производили более 11 млн. пудов зерна. Основными культурами были озимая рожь, овёс и пшеница. Свыше 10 процентов зерна вывозилось за пределы Кузбасса. Наибольшее количество вывозилось пшеницы.

С 1895 по 1900 год перевозка хлеба по Сибирской железной дороге увеличилась с 603 тысяч до 18 с лишним мил­лионов пудов. Только Мариинск ежегодно отправлял до 300, тысяч пудов хлеба. Быстро росли сёла, расположенные возле железной дороги: Поломошное, Ижморское, Берикуль, Суслово, Тяжин, Итат.

Расширялась торговля. Открывались мануфактурные, мелочные лавки, питейные заведения. А в таких сёлах, как Брюханово, Коурак, Салаирское, Искитимское, далеко расположенных от железной дороги, открывались ярмарки, где продавали хлеб, мёд, кедровый орех, пушнину и другие товары.

Таким образом, после проведения железной дороги товарность сельского хозяйства Кузбасса резко поднялась, но основная часть денег, вырученных от продажи сельхозпродуктов, оказывалась в руках скупщиков, а не тех, кто производил эти продукты.

Дешёвый сибирский хлеб создал угрозу снижения цен на зерно в Европейской России. Российские помещики, боясь снижения цен на хлеб, добились в 1896 году установле­ния нового железнодорожного тарифа, по которому· стоимость провоза хлеба из Западной Сибири резко повышалась. Таким образом, выход сибирскому хлебу в Европейскую Россию был закрыт.

Рост товарности сельского хозяйства способствовал расслоению крестьянства. Зажиточные крестьяне расширяли запашку, заводили машины, нанимали батраков. Эксплуатация кулаками крестьянской бедноты приводила к антагонизму в деревне. Крестьяне захватывали пустующие кабинетские и казённые земли, отказывались от уплаты податей. Всё это увеличивало противоречия между кулаками и беднотой в деревне Кузбасса.

Проникновение монополистического капитала в промышленность Кузбасса. После проведения Сибирской железной дороги повысился интерес русских и особенно иностранных капиталистов к богатствам Кузбасса.

Так, в 1897 году акционерное общество, которое создал московский миллионер С. И. Мамонтов, получает в аренду у царского Кабинета на 24 года Гурьевский завод, Бачатские и Кольчугинские угольные копи, Юрманский, Ариничевский и Вагановский железные рудники, ряд месторождений железной руды в Горной Шории. Но через два года фирма С. И. Мамонтова обанкротилась, и все предприятия были возвращены Кабинету.

На севере бассейна у Сибирской дороги в 1897 году петербургский адвокат Л. А. Михельсон приобрёл Судженские угольные копи. Он же захватил в свои руки и поставку угля для железной дороги. Через год возникли казённые Анжерские копи, которые также снабжали углём дорогу.

Как на Судженских, так и на Анжерских копях добыча угля велась хищнически. Уголь добывался вручную. Шахтёры кайлом рубили уголь, в санках-корытках доставляли его к откаточным штрекам. Затем вагонетки по 25 пудов угля также откатывали вручную. Все подземные выработки освещались переносными лампочками «бог в помощь» или лампочками Вольфа. На Анжерских копях подъёмники, водоотлив и вентиляторы, приводились в движение при помощи электричества.

Однако более прибыльным делом, как для русских, так и для иностранных капиталистов была добыча золота. Проведение Сибирской железной дороги, а также отмена пошлин на ввоз из-за границы машин золотопромышленности Сибири позволили капиталистам заняться механизированной добычей золота. На прииски стали завозить импортное оборудование для добычи золота драги, различные моторы, паровые котлы, насосы и другие механизмы. Оборудо­вание завозилось из Германии, США и других стран.

Золотопромышленность Мариинского и Кузнецкого округов в начале ХХ века постепенно стала переходить из мануфактурной стадии на стадию машинной индустрии. Русские, а особенно иностранные капиталисты быстро оценили выгоды механизированной добычи золота на площадях с небольшим его содержанием.

В 1901 году в Мариинском округе создается акционерное общество по добыче золота «Драга». В него входили как иностранные, так и русские золотопромышленники. Общество учреждалось для добычи золота, платины и других сопровождающих их металлов на территории Томской и Енисейской губерний. В этом же году здесь начало действовать английское акционерное общество под названием «Сибирское золотопромышленное общество». Протягивает сюда свои щупальца и крупная немецкая фирма «Вогау», которая по реке Кии скупила группу приисков по добыче россыпного и рудного золота.

Таким образом, проведение Сибирской дороги способствовало проникновению не только русского, но и иностранного капитала в наш край. Только Великая Октябрьская социалистическая революция не допустила превращения Сибири, в том числе и Кузбасса, в сырьевой придаток зарубежной промышленности, в полуколонию иностранного империализма.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. О значении Сибирской железной дороги для проникновения русского и иностранного капитала в Сибирь

«Редкий день проходит без того, чтобы не являлись различные люди из всех европейских стран наводить справки ... Многие группы капиталистов командируют инженеров и различных специалистов для исследования горных и иных богатств. Являются интересующиеся хлебным экспортом, скотоводством, торговлей шерстью, маслом, кожами, производством льна, мехами и др. Одни интересуются потреблением в Сибири различных предметов с целью предложить сбыт европейских товаров; другие, наоборот, ищут для себя возможности приобретать и вывозить из Сибири дешёвое сырье, интересуются горными богатствами, имея в виду их эксплуатацию». (Селихов М. Н. Сибирь под влиянием Великого рельсового пути. Томск, 1902, с. 58-59).

2. О влиянии Сибирской железной дороги на рост товарности сельского хозяйства

До проведения железной дороги у зажиточных крестьян «хлеб годами лежал в кладях необмолоченным, так как амбары были полны зерном, и его некуда было ссыпать. Мед годами стоял в бадьях по амбарам ... Деньги, как и хлеб, копились и складывались по горшкам в подпольях и в калаушах (узелках) по сундукам ... Мужик решительно ничего не знал за пределами своей околицы, ничего не слышал о том, что делается на белом свете ... Прошла железная дорога и вихрем ворвалась в деревню, требуя от неё рабочих рук, поставок хлеба, скота, разных продуктов, выбрасывая в деревню густые массы новых пришлых людей, ищущих земли и требующих потесниться; та же дорога стала развозить по деревням бойких людей, что-то разыс­кивающих, что-то высматривающих, вовлекающих в какие-то дела» (Журнал «Сибирские вопросы», 1908, № 19-20, с. 59-60). 

Глава VII. КУ3БАСС В ГОДЫ ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (1905-1907 гг.)

Накануне революции. Накануне первой русской революции передовым отрядом рабочих Кузбасса были железнодорожники Тайги и шахтёры Анжерских и Судженских угольных копей, самых крупных рабочих центров в нашем крае.

В то время в Тайге отбывал ссылку и вел работу среди железнодорожников соратник В. И. Ленина Г. М. Кржижановский, который был арестован вместе с ним по делу Петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» Г. М. Кржижановский работал сначала машинистом, затем помощником начальника депо станции Тайга.

Под влиянием социал-демократов Томска в Тайге складывается социал-демократическая группа. Сибирский Союз РСДРП и Томский комитет в листовках раскрывали и антинародный характер начавшейся русско-японской войны, гнилость царского самодержавия. Они звали железнодорожников к всеобщей политической забастовке: «Ведь в наших руках судьба движения по Сибирской железной дороге! Всеобщая стачка, сознательно устроенная против войны, это первый шаг восстания народа против монархии!»

Начало первой русской революции. События 9 января в Петербурге явились началом первой русской революции и послужили сигналом для выступления рабочих Сибири. Пламя революционного пожара разгорается и в Кузбассе. Поднимается массовое рабочее движение. Забастовали рабочие депо станции Тайга, начались выступления шахтёров Анжерских и Судженских копей. Тайгинские рабочие стремились вовлечь в забастовки рабочих соседних станций.

Январские забастовки сибирских железнодорожников заставили царское правительство пойти на ряд уступок. Большевики в своих листовках разъясняли рабочим, что царская уступка это выкуп за кровь тех, кто расстрелян в Петербурге, что уступками царское правительство хочет обмануть рабочих, чтобы обеспечить бесперебойную переброску войск, оружия и продовольствия на Маньчжурский фронт.

Железнодорожники Кузбасса выдвигают новые требования. Рабочие станции Тайга потребовали повысить поденную плату на 30 процентов, предоставить квартиры, оплачивать время болезни, открыть на больших станциях четырехклассные школы, разрешить собрания рабочих по вопросам труда и быта, выдавать обмундирование и т. д.

Весной 1905 года произошли волнения шахтёров на Анжерских копях. Царь специальным указом объявил Анжер­ские и Судженские копи на военном положении.

Революционная работа С. М. Кирова. В 1904 году Сергей Костриков (С. М. Киров) приехал в Томск Здесь восемнадцатилетним юношей он и начал партийную работу.

Под его руководством в 1905 году на станции Тайга была создана большевистская организация, которая руководила забастовками и была ядром забастовочного комитета.

С. М. Киров вёл большую революционную работу и среди шахтеров Анжерских и Судженских копей.

Летом 1905 года подъём революционного движения в Сибири продолжался. По призыву Сибирского Союза РСДРП и Томского комитета забастовали железнодорожники Читы, Красноярска, Иркутска. 14 августа 1905 года перед железнодорожниками выступил С. М. Киров. Он призвал поддержать забастовку рабочих этих городов, вскоре забастовали и тайгинцы.

Однако стачки железнодорожников Сибирской магистрали, не переросли во всеобщую политическую стачку, так как проводились недостаточно организованно. Когда рабо­чие одной станции уже возвращались на работу, на другой станции забастовка только начиналась ...

Октябрьская забастовка в Кузбассе. К осени 1905 года революционное движение охватило всю страну и вылилось во всероссийскую октябрьскую стачку. В Западной Сибири первыми забастовали рабочие Красноярска и Тайги.

Забастовка в Тайге началась 16 октября. Здесь скопилось около 300 грузовых вагонов. Почти каждый день на станции устраивались митинги. Под руководством И. В. Писарева, друга С. М. Кирова, был создан стачечный комитет. В него вошли машинист Александров, слесари Реут, Сургант и другие.

Комитет управлял всем движенцем по дороге. Без его разрешения не отправлялся ни один поезд. 17 октября 1905 года вышел царский манифест. Выступивший на митинге железнодорожников Тайги С. М. Киров разоблачил царское правительство и призвал рабочих к борьбе против самодержавия, к вооружённому восстанию. Во время митинга в помещение депо ворвались жандармы. Но рабочие успели переодеть и укрыть С. М. Кирова.

20 октября большевики организовали демонстрацию. Рабочие с красными знаменами прошли по улицам Тайги с пением революционных песен и лозунгами «Долой царя!». В октябрьской забастовке участвовали также анжерские горняки. Хотя их забастовка носила мирный характер, но по требованию управляющего угольными копями в Анжерку было направлено 80 солдат и офицеров. В ноябре бастовали шахтёры Судженских копей. Забастовка не прекратилась да тех пор, пока администрация не удовлетворила часть требований шахтёров.

Октябрьская политическая забастовка показала рабочим, что она является могучим средством в борьбе с самодержавием, но недостаточна для его свержения. Поэтому большевики во главе с В. И. Лениным начали готовить массы к вооруженному восстанию.

В ноябре 1905 года в Тайге состоялся первый съезд рабочих и служащих Сибирской железной дороги. С. М. Ки­ров на этом съезде был представителем большевистской группы станции Тайга. Съезд, как и Всероссийский съезд железнодорожников, добивался восьмичасового рабочего дня, выплаты пособий по болезни, возвращения на работу всех лиц, участвовавших в предыдущих забастовках, равной оплаты за равный труд мужчин и женщин, запрещения труда детей и подростков да 16 лет, обязательного обучения детей всех рабочих и служащих.

По вине меньшевиков съезд не поднял железнодорожников на вооруженную борьбу против самодержавия, а начал вести переговоры с администрацией дороги об улучшении условий труда и быта рабочих и служащих.

Декабрьское вооружённое восстание. Декабрьское вооружённое восстание в Москве явилась высшим этапом революции 1905-1907 годов. Вслед за московскими рабочими подняли вооружённые восстания рабочие многих других городов. Произошли восстания в Красноярске, Чите. Тайгинские железнодорожники приняли активное участие в забастовке 20 дорог страны. 6 декабря они водрузили на станции красное знамя. Это был сигнал для начала забастовки. К вечеру 7 декабря бастовали все рабочие Тайги. Со станции удалили жандармов и полицию, создали боевую дружину, которая поддерживала порядок и охраняла рабочие митинги.

На станции действовал комитет железнодорожников. Он распоряжался движением поездов. Телеграф дороги также был в его руках. Комитет действовал через голову начальника дороги. Томский губернатор вынужден был играть роль наблюдателя. Даже командующий войсками Сибирского военного округа ничего не мог сделать. Так продолжалось до конца декабря 1905 года, пока не прибыли войска из Маньчжурии.

После подавления вооружённого восстания в Москве по Сибирской железной дороге прошли с железной метлой царские «опричники». Карательные экспедиции жестоко расправлялись с железнодорожниками, работниками партийных и стачечных комитетов. Многие из них были арестованы, расстреляны, отданы под суд или уволены с железной дороги. Во всех уездах, по которым проходила Сибирская железная дорога, было введено военное положение. Долго еще курсировали по дороге особые летучие отряды для «поддержания порядка».

На станциях Тайга, Анжерская и Мариинск для подавления волнений рабочих были размещены «охранные гарнизоны». Завоевание революции восьмичасовой рабочий день было отменено. Большевистские организации ушли в подполье.

Революционная работа В. В. Куйбышева. Валериан Владимирович Куйбышев за революционную деятельность был исключен из Петербургской военно-медицинской академии. В 1906 году он приехал в Кузнецк, где его отец служил воинским начальником. К этому времени Валериан Владимирович был уже большевиком и имел опыт подпольной работы. Здесь вместе с сестрой Надеждой Владимировной он организовал кружок молодых рабочих и создал под­польную типографию для печатания листовок. Появление в городе листовок, как сообщили по секрету отцу, приписывалось Валериану Владимировичу. Вскоре В. В. Куйбышев вынужден был уехать из Кузнецка. В 1907 году он нелегально прибыл в Томск. Отсюда, по поручению партийного комитета он приезжал на станцию Тайга; где проводил работу среди железнодорожников.

Участие крестьян в революции. Активное участие в революции принимали и крестьяне Кузбасса. В Кузнецком уезде развернулось движение за отмену царской собственности на землю, произошли волнения солдат, вернувшихся с фронта. Крестьяне отказывались платить налоги. Начались массовые самовольные порубки леса. Особенно широкие размеры приняли волнения в Бачатской и Ильинской волостях, где их пришлось подавлять военными отрядами.

В январе 1906 года в Бачатской волости (ныне Беловский район) произошли волнения солдат, вернувшихся с русско-японской войны. В связи с этим управляющий Салаирским имением Кабинета телеграфировал начальнику Алтайского округа: «Шестого января в селе Бачатском были беспорядки, запасные требовали отчёта волостного начальства о выдаче пособий женам, власти разбежались ... есть предположения ожидать дальнейшего распространения беспорядков».

Осенью во время сбора податей крестьяне всех 29 сельских обществ Бачатской волости отказались их платить. Тогда были пущены в ход принудительные меры. Полицейский пристав пытался организовать продажу имущества неплатёжников податей, но крестьяне никого не допускали к торгам, и продажа не состоялась.

Другим центром крестьянского движения было село Ильинское (ныне Новокузнецкий район). Крестьяне этого села, а затем и всей волости, также, отказались платить налоги.

Значение восстания. При помощи военной силы царское правительство сумело временно подавить движение рабочих и крестьян Кузбасса. Томский и Мариинский уезды до 1908 года, а Сибирская железная дорога до 1912 года находились на военном положении, после чего были переведены на положение усиленной охраны.

Рабочие Кузбасса не добились восьмичасового рабочего дня и других завоеваний. Не получили земель, не добились резкого снижения налогов и крестьяне. Однако под натиском революционного движения крестьян Кузбасса и Алтая царское правительство вынуждено было в 1906 году издать закон о передаче кабинетских земель в казну для образования на них переселенческих участков.

В Кузбассе сложились те же условия, которые привели к поражению революционное движение во всей стране. Здесь тоже недостаточно дружно действовали рабочие, не было прочного союза рабочих и крестьян. Нередко крестьянские сыновья, одетые в солдатские шинели, помогали царизму подавлять рабочее движение.

Но трудящиеся Кузбасса в период первой русской революции приобрёл и большой политический опыт, который использовали потом, в Октябрьские дни 1917 года.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. О проведении революционных маёвок на станции Тайга с участием С. М. Кирова

«Перед Первым мая ночью спать не пришлось, дел было много. Человека четыре следили за полицией. Я с Костриковым сидел в засаде ...

Первого мая я пришёл в депо в 20 минут шестого. Тов. Костриков был уже в депо, но я его сразу не узнал. Он говорит: «Давайте наскоро смастерим красный флаг и продемонстрируем по городу и в лес. Таким образом мы соберем больше народу».

На флаге было написано: «Да здравствует Первое мая!», «Долой буржуазию!», «Да здравствуют пролетарии всего мира!»

Отправились на станцию, со станции в город; шли с революционными песнями. И правду говорил Костриков, что к нам присоединится много народу. Пока мы шли, народу прибавилось в три раза больше. Из города мы направились в лес. Там Костриков открыл митинг и начал объяснять, каким способом мы должны завоевать землю и волю, чему учит нас Карл Маркс и как мы должны учиться, чтобы понять учение Маркса. Он говорил, что у нас есть стальной революционер, это Ленин.

Когда кончился митинг, было четыре часа вечера, никто нам не помешал, публика была в хорошем настроении, разошлись кто куда, знамя сняли с древка, завернули его, спрятали и пошли по домам. Назавтра в шесть часов утра начали собираться на работу. У табельной доски стояло начальство: начальник депо, монтер, табельщик, ротмистр и два жандарма. Они останавливали каждого рабочего и спрашивали: «Почему вы вчера не работали?». На вопрос получали много разных ответов. Один из рабочих ответил: «Мы, ваше высокородие, вчера с хоругвями шли от депо до станции, со станции в город, а из города в лес». Ротмистр сказал жандарму: «Арестовать его!» (Из воспоминаний бывшего слесаря депо станции Тайга С. В. Сурганта).

Из листовки Сибирского Союза РСДРП (март 1905 г.). «О разоблачение царских уступок»

«Дан девятичасовой рабочий день, дано многое другое, о чем и мечтать трудно было раньше. Что же это такое? Откуда такая «доброта», почему раньше её не видать было?

А потому, что и теперь никакой доброты нет, никакой милости нет, а есть только у правительства страх перед рабочими ...

Что же дальше, товарищи? Должны ли мы теперь успокоиться? Нет, товарищи, война войне и тому, кто ее затеял, царскому правительству. Кровь товарищей мы не продаем за выкуп убийце! Настала пора разделаться с нашим смертельным врагом царской монархией! Рабочие всей России готовятся к всенародному восстанию; это восстание мы здесь, в Сибири, поддержим всеобщей политической стачкой». (История Кузбасса. Ч. 1. Кемерово, 1962, с. 359-360). 

Г л а в а VIII. КУ3БАСС В ГОДЫ РЕАКЦИИ И РЕВОЛЮЦИОННОГО ПОДЪЕМА (1907-1914 гг.)

Столыпинская аграрная политика в Сибири. Годы Столыпинской реакции тяжело отразились на рабочих и крестьянах нашего края. Это были годы военного положения и полицейских преследований. Столыпин смотрел на Сибирь как на место, куда можно высылать разоренных и обезземеленных крестьян. Массовым, переселением крестьян он хотел ослабить их борьбу за землю в Европейской России.

Крестьяне, не добившись в годы первой русской революции земли, сотнями тысяч поехали в Сибирь искать свободные земли и лучшую жизнь. В 1907-1909 годах почти половина всех переселенцев, приехавших за Урал, осела в Томской губернии, куда входил и Кузбасс. Переселенцы оказались в очень тяжелых условиях. Началась борьба против феодальной собственности на земли в. Кузбассе. Крестьяне самовольно захватывали пустующие кабинетские земли. Невиданные размеры приняла порубка лесов.

Побывав в Сибири в 1910 году, Столыпин решил и здесь насаждать кулацкие хутора и помещичьи хозяйства. Он хотел кулакам дать землю на правах частной собственности, а крестьян превратить в их батраков. Крестьяне-бедняки бежали от помещичьей кабалы в Сибирь, а Столыпин готовил им такую же кабалу на новых местах. Но планы помещичьего правительства были опрокинуты многотысячной волной обратных переселенцев. Вконец разоренные, они десятками тысяч поехали назад. Переселенческая политика царского правительства потерпела полный крах.

Несмотря на крепостнические пережитки, в Кузбассе, как и во всей Сибири, начался беспомещичий путь развития капитализма в сельском хозяйстве. Расширяется ввоз американских сельскохозяйственных машин и вывоз сырья. Крестьянин эксплуатировался иностранными монополиями; и как покупатель, и как продавец. Он по завышенным ценам покупал устаревшие американские сельскохозяйственные машины и продавал тому же иностранцу за бесценок продукты своего труда. Особенно большие прибыли получали датские капиталисты, продавая на мировом рынке лучшие сорта сибирского масла под маркой датского.

Таким образом, беспомещичий путь развития капитализма в сельском хозяйстве для крестьян Кузбасса означал гнет монополистического капитала.

Копикуз. Иностранный капитал все шире проникал в промышленность Сибири; В 1912 году был сдан в концессию иностранным капиталистам по полкопейки за пуд добытого угля один из крупнейших каменноугольных бассейнов - Кузбасс. Царского хищника в Кузбассе сменил новый капиталистический хищник, действовавший под вывеской «Копикуз» (Акционерное общество Кузнецких Каменноугольных копей). Создали его приближенные царя - придворные дельцы Трепов и Хрулев, но подлинными хозяевами здесь были иностранные капиталисты. Они с жадностью ухватились за богатства Кузбасса. Их прельщали высококачественные угли, обширные лесные массивы, дешевый труд русского рабочего и другие выгодные условия.

Началось усиленное строительство предприятий. На Кольчугинском руднике строились шахты, от станции Юрга до Кольчугина прокладывалась железная дорога с веткой, на станцию Кемерово. В то время на месте нынешнего Кемерова было несколько населенных пунктов: станция Кемерово, рядом площадка строящегося коксохимзавода (Нижняя Колония), деревни Щеглово и Кур-Искитим, на правом берегу Томи Кемеровский рудник и деревня Кемерово. В 1918 году они были объединены в город Щегловск, переименованный в 1932 году в Кемерово по имени Кемеровского рудника, который, собственно, и дал жизнь этому городу.

Начал переоборудоваться Гурьевский завод. Производилась разведка угля и железной руды. Намечалось строительство нового металлургического завода на юге Кузбасса:

Однако результаты хозяйничанья иностранных капиталистов были ничтожны. Не были построены, как предполагалось, ни металлургический, ни коксохимический заводы.

Рабочее движение в годы революционного подъёма. В связи с ростом добычи угля, механизацией добычи золота и развитием маслоделия увеличивалось число рабочих в Кузбассе, усиливалось и забастовочное движение. В борьбу включались приисковые рабочие. Особенно выросло забастовочное движение после расстрела безоружных рабочих на Ленских приисках. Состоялись митинги протеста шахтёров Анжерки, Судженки, железнодорожников Тайги.

В мае 1912 года произошла крупная забастовка на Берикульском руднике, где работали свыше 400 рабочих; Забастовщики предъявили требования: восьмичасовой рабочий день, твёрдый заработок и сокращение нормы выработки. Однако администрация не торопилась их выполнять. Тогда рабочие заявили: если их требования не будут удовлетворены, они потребуют поголовного расчёта. Управляющий согласился повысить зарплату в летние месяцы на 15 процентов. Но это не удовлетворило рабочих. Забастовка продолжалась. Тогда администрация решила расколоть ряды бастующих. Было уволено и срочно вывезено с прииска в Тисуль 46 рабочих, остальные приступили к работе.

В следующем году произошли забастовки рабочих Салаирских приисков, Судженских копей и железнодорожников Тайги. В 1914 году бастовали горняки Анжерских копей и строители Кольчугинской железной дороги.

Забастовки рабочих Мариинского и Кузнецкого уездов были отражением общего подъема революционного движения в царской России.

В. П. Обнорский. С 1909 года в Кузнецке под надзором полиции жил один из основателей «Северного Союза русских рабочих» Виктор Павлович Обнорский.

Являясь прекрасным мастером, Обнорский ремонтировал ружья, часы, швейные машины, гармони, самовары и другие предметы быта. Его работа всегда отличалась высоким качеством. Своим мастерством и бескорыстностью он скоро завоевал уважение местного населения.

У него часто собирались революционно настроенные политические ссыльные. Обнорский стоял на ленинских позициях превращения империалистической войны в войну гражданскую. Свержение самодержавия и особенно победу Великой Октябрьской социалистической революции он встретил с радостью. Дело, которому он отдал свои силы, за которое боролся всю свою жизнь, восторжествовало. В это время Виктор Павлович любил повторять: «И мы не напрасно в мире жили». Умер Обнорский в 1919 году в больнице города Томска.

Культура Кузбасса в на­чале ХХ века. В начале ХХ века 70 процентов населения нашего края было негра­мотно. Подавляющее большинство детей школьного возраста не имели возможности учиться. В дореволюционном Кузбассе было три города: Кузнецк, Мариинск и Тайга, но только в Мариинске имелось среднее учебное заведение женская гимназия.

В самом старом городе Кузбасса Кузнецке накануне первой империалистической войны было два училища четырёхклассное городское и церковно-приходское и одна воскресная школа. В Мариинске, кроме женской гимназии, работали несколько церковно-приходских школ, а также высшее начальное, еврейское и железнодорожное училища. В Тайге в 1908 году на 10 тысяч жителей приходилось всего две начальные школы. Столько же школ было на Анжерском руднике в 1913 году.

На золотых приисках и в селах школ было ещё меньше. Причём они часто ютились в чужих помещениях, были плохо оборудованы. Даже в начале 1900-х годов в таких селах, как Прокопьевское, Кольчугино, было всего по одной начальной школе. В 1910 году в школах Мариинского уезда обучались немногим больше 8 тысяч учащихся, а вне школы оставались свыше 15 тысяч. В Кузнецком уезде положение было ещё хуже. Обучались в школах всего четыре с лишним тысячи, а вне школы находились более 15 тысяч детей школьного возраста ...

До революции царское министерство просвещения не открыло в Кузбассе ни одной библиотеки. Основанное П. И. Макушиным общество содействия устройству сельских бесплатных библиотек и читален проводило значительную работу в нашем крае. Так, за 10 лет (с 1902 по 1912 гг.) было открыто библиотек на общественных началах в Кузнецком уезде 13, а в Мариинском 40. Имевшиеся библиотеки в Мариинске, Тайге, Кузнецке и на Анжерских копях были также созданы на общественные средства.

Не лучше обстояло дело и с медицинским обслуживанием населения. В 1910 году в Кузнецке в двух лечебных учреждениях работали всего два фельдшера и один врач, в Мариинске – три врача и семь фельдшеров.

В 1895 году на прииске Неожиданном был открыт первый в Кузбассе самодеятельный театр. Его актерами и зрителями были рабочие. Спектакли вызывали огромный интерес. В 1905-1906 годах появляются народные дома в Кузнецке, Мариинске и на Анжерских копях.

Накануне первой мировой войны в Кузнецке открылась первая в нашем крае небольшая типография, носившая название «Алтай». В ней печатали различные канцелярские бланки для уездных учреждений. После свержения самодержавия здесь издавалась уездная газета «Кузнецкий край» первая в Кузбассе.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. Обязательное постановление временного Томского генерал-губернатора о мерах охранения государственного порядка и общественного спокойствия.

«1. Возлагаются на владельцев недвижимых имуществ и их управляющих, а при отсутствии тех и других, на фактических арендаторов сих имуществ, являющихся распорядителями таковых, обязанности внутреннего надзора в границах сих имуществ, в целях устра­нения возможности таких преступных предприятий, как устройство тайных сходок, конспиративных квартир, подкопов, тайных типографий, мастерских разрывных снарядов, складов оружия и подпольной литературы;

б) содержание, в случае надобности, по требованию местной полиции, особых караулов для сохранения в своих владениях порядка и безопасности обывателей: причём должно быть оказываемо содействие полиции в прекращении беспорядков, поимке и задержании злоумышленников и тушении пожаров.

2. Владельцы недвижимых имуществ, их управляющие и арендаторы, в границах владений коих будут обнаружены перечисленные в п. 1 сего постановления нарушения, подвергаются, в административном порядке, денежному штрафу до 3000 рублей или заключению в тюрьме (аресту) до 3-х месяцев.

3. Настоящее обязательное постановление входит в силу с 15 числа сего октября месяца для г. Томска и со дня опубликования для других местностей губернии.

Временный Томский Генерал-губернатор барон Нолькен. 13 октября. 1906 г. г. Томск»! (Памятная книжка Томской губернии на 1908 год. Ч. 2. Томск, 1908).

2. О жизни и деятельности В. П. Обнорского в Кузнецке (1914 г.)

«В 1914 году В. П. Обнорский поселился в доме Станкеева, с которым познакомился еще в 1900 году на Верхне-Амурских золотых приисках. В этом доме Обнорский занимал на втором этаже две комнаты и коридор. Одна комната служила ему спальней, столовой и кухней, другая мастерской. Над входной дверью дома была маленькая вывеска: «Механическая мастерская».

Отличный мастер на все руки, Обнорский быстро завоевал большое уважение среди окрестного населения. Он ремонтировал ружья; самовары, швейные машины, гармони, часы. Когда требовалась кузнечная работа, он выполнял ее сам в местной кузнице. Самодельный станок Обнорского для ремонта ружей является своеобразным памятником. Он до настоящего времени хранится в краеведческом музее Новокузнецка.

Несмотря на обилие заказов и постоянную работу с утра до вечера, Обнорский зарабатывал мало, никаких сбережений не имел, отличался всегдашним желанием помочь всем нуждающимся. Особое внимание он обращал на заказы шорцев ... «Обратился с починкой ружья бедный промышленник-шорец, говорил Обнорский, другому слесарю Кобелеву, отремонтируйте основательно, просмотрите все мелочи, до винтов. Помните, ружьем он кормит семью, а эта семья будет голодать, если по недосмотру или по невнимательности мастера ружье будет плохо бить». Работа Обнорского отличалась высоким качеством исполнения и дешевизной». (Мирошников И. Виктор Обнорский выдающийся рабочий­-революционер. М., 1960, с. 92). 

Глава IX. КУ3БАСС В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Волнения мобилизованных. В июне 1914 года после объявления мобилизации в Кузнецке, Мариинске, а также в селах Кольчугине, Бачатском, Тутальском, Поломошном начались волнения солдат, призванных в армию. И хотя эти выступления проходили неорганизованно, они отражали недовольство внешней и внутренней политикой царизма.

В ответ на сообщение томского губернатора о волнениях министр внутренних дел телеграфировал: «В случае беспорядков и необходимости надо стрелять не по звездам, бесчинства должны быть раздавлены».

Волнения в Кузнецке и Мариинске были подавлены с помощью военной силы. Всего в Томской губернии было привлечено к суду около 1400 человек. Жестокая расправа ещё больше укрепила ненависть к самодержавию.

Рабочее движение в годы воины. Тяжело было бороться в годы войны рабочим: администрация постоянно угрожала увольнением и отправкой на фронт. Но, несмотря на угрозы, уже в октябре 1914 года шахтеры Судженского рудника, провели забастовку.

Зимой 1914-15 года произошла крупная забастовка рабочих приисков Мариинской тайги. Тысячная колонна бастующих направилась на Центральный рудник. По дороге их встретила полиция, но не смогла разогнать демонстрантов. Из Тисуля прибыли исправник и стражники, но и их угрозы не подействовали на бастующих. Рабочие требовали восьмичасового рабочего дня, увеличения зарплаты, улучшения квартирных условий и снабжения продовольствием.

Все попытки администрации расколоть ряды рабочих не увенчались успехом. Стойкость и организованность бастующих вынудили администрацию пойти на уступки. Весной 1916 года 18 дней бастовали каменщики строящегося Кемеровского химзавода и добились удовлетворения своих требований.

На крупных предприятиях создавались подпольные группы и организации. На Кольчугинском руднике политическую работу вели большевики Франц Суховерхов и Петр Сухов, на Гурьевском заводе группу революционно настроенных рабочих возглавлял Егоров. В создании подпольной большевистской группы на станции Тайга большую роль сыграл П. Я. Волков. На золотых приисках Мариинской тайги вели работу большевики политссыльные Митин, Цыбульский и рабочий Пущенко. 

Глава X. УСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В КУ3БАССЕ

Трудящиеся Кузбасса приветствуют свержение самодержавия. К началу 1917 года Кузбасс являлся одним из наиболее развитых промышленных районов Сибири. Здесь работали угольные копи и золотые прииски, на которых было занято около 20 тысяч рабочих. Однако основная часть населения занималась сельским хозяйством. Как рабочие, так и крестьянская беднота подвергались жестокой эксплуатации, и были лишены всяких политических прав.

В феврале 1917 года пало царское самодержавие. Трудящиеся Кузбасса восторженно приветствовали революционную инициативу петроградских рабочих и солдат. В ра­бочих поселках, на предприятиях, в деревнях состоялись митинги.

Весть о падении царского трона до шахтеров старого Анжерского рудника дошла ранним мартовским утром. Немедленно стали созывать митинг. Его организаторами были большевики-подпольщики Иван Кудрявцев и Моисей Войнарович. Для поддержания внутреннего порядка рабочие избрали народную милицию.

Двоевластие в Кузбассе. В нашем крае, как и по всей стране, образовалось двоевластие. Трудящиеся стали создавать Советы рабочих, солдатских, а затем и крестьянских депутатов. Советы были созданы на Анжерских и Судженских копях, на золотых приисках Мариинской тайги, Кемеровском и Кольчугинском рудниках, на станции Тайга и Гурьевском заводе.

Наряду с Советами, явившимися органами власти рабочих и крестьян, возникли местные органы буржуазного Временного правительства временные комитеты, городские управы и думы, в которых засели представители буржуазии меньшевики и эсеры.

Ни Временное правительство, ни его органы на местах не могли дать народу землю, мир, хлеб, восьмичасовой рабочий день. По-прежнему продолжалась кровопролитная война, не хватало продуктов. Хозяйство разваливалось.

Из-за недостатка топлива останавливались заводы, прекращала работу Сибирская железная дорога. Рудники Кузбасса находились на грани закрытия.

Большую разъяснительную работу среди трудящихся проводили большевики. На митингах и собраниях кольчугинских рабочих выступал Франц Суховерхов (М. И. Сычев), на Анжерских и Судженских копях М. М. Рабинович, И. Н. Кудрявцев, Ф. Г. Чучин. Они разъясняли рабочим, что Временное правительство будет продолжать войну; не даст ни хлеба, ни свободы, разоблачали соглашателей и происки владельцев предприятий.

Большевики в своих выступлениях указывали путь борьбы рабочего класса. Под руководством Советов трудящиеся Кузбасса стали добиваться улучшения условий труда, повышения заработной платы, восьмичасового рабочего дня, начали осуществлять демократические свободы, делали первые шаги к установлению рабочего контроля.

«Ещё одно преступление капиталистов». Капиталисты яростно сопротивлялись введению рабочего контроля, занимались саботажем: сокращали производство, продавали свои предприятия или просто закрывали их. Так хотел постудить и владелец Судженских копей капиталист Михельсон. Но судженские шахтёры, возглавляемые большевиками, не допустили остановки копей. В ответ на саботаж владельца копей Совет рабочих и солдатских депутатов и союз служащих, по предложению большевиков, 29 апреля 1917 года взяли управление копями в свои руки, отстранив администрацию Михельсона. Последний отказался выплачивать заработную плату и просил министра внутренних дел Временного правительства применить военную силу против рабочих рудника.

Судженский Совет и союз служащих телеграммой сообщили об этом Всероссийскому Совету рабочих и солдатских депутатов и предложили конфисковать копи.

В. И. Ленин приветствовал самоотверженную борьбу судженских рабочих-шахтёров в статье «Ещё одно преступление капиталистов». Он указывал, что углепромышленники Кузбасса поступают так же нагло и преступно, как углепромышленннки Донбасса. В. И. Ленин предвидел, что члены Временного правительства станут соучастниками преступных действий капиталиста Михельсона. Так и вышло. Представитель Временного правительства предложил Судженскому Совету «не чинить самоуправства». Но Михельсону пришлось пойти на уступки. Он не смог закрыть копи. Копи продолжали работать и по добыче угля в 1917 году вышли на первое место в Кузбассе.

По примеру судженских шахтеров стали осуществлять рабочий контроль и на других предприятиях нашего края. Под руководством Франца Суховерхова рабочий контроль был введён на Кольчугинском руднике.

Создание партийных и профсоюзных организаций. С весны 1917 года в рабочих районах Кузбасса стали создаваться партийные организации. Уже в апреле социал-демократические организации появились на станции Тайга и в Мариинске, на Анжерских и Судженских копях, на Кемеровском коксохимическом заводе, а позже на Кольчугинском руднике и золотых приисках Мариинской тайги. Ряды партийных организаций быстро росли, усиливалось их влияние на общественную жизнь. В состав Средне-Сибирского бюро РСДРП вошел представитель большевиков Анжерских и Судженских копей Ф. Г. Чучин.

Сразу после Февральской революции в Кузбассе стали возникать профсоюзы. Организаторами их явились большевики Франц Суховерхов и Михаил Рабинович. Профсоюзы были созданы на Анжерском, Судженском, Кольчугинском рудниках.

По инициативе Ф. Суховерхова, М. Рабиновича и Ф. Чучина в июне 1917 года в Анжерке состоялась конференция, а 16 июля того же года съезд горнорабочих Западной Сибири в Томске. На съезде было избрано Западно-Сибирское бюро горнорабочих, председателем которого стал испытанный большевик-ленинец Франц Суховерхов. Михаил Рабинович был избран членом бюро.

Царское правительство преследовало Ф. Суховерхова всю жизнь. Но ни тюрьмы, ни ссылки не сломили его волю. В ссылке Ф. Суховерхов познакомился с В. В. Куйбышевым, Я. М. Свердловым, Н. Н. Яковлевым. Ссылку он использовал для теоретической подготовки, слушая лекции Свердлова, Куйбышева, участвуя в дискуссиях.

В 1915 году Суховерхов бежал из-под ареста томской полиции и скрывался на Кольчугинских копях, где и встретил Февральскую революцию. Здесь Франц Суховерхов создал большевистскую организацию. Под его руководством вводится рабочий контроль, возникает профсоюзная организация и, наконец, Совет.

На всё хватало у него сил, времени, энергии. Являясь создателем и первым руководителем профсоюза горнорабочих Сибири, Франц Суховерхов, а вместе с ним и Михаил Рабинович, становятся организаторами и руководителями кузбасских шахтёров. Они активно и беззаветно борются за власть Советов в Кузбассе.

Благодаря Суховерхову, Рабиновичу, Чучину, Кудрявцеву в Кузбассе в сентябре 1917 года были созданы сильные большевистские организации, которые и возглавили переход власти к Советам.

Большевизация Советов. После июльских событий в Петрограде большевизация Советов и профсоюзов в Кузбассе ускоряется. Рабочие, солдаты и крестьяне выдвигают в Советы большевиков. Во главе Кольчугинского Совета становится большевик Д. Сухоруков, а затем В. Митраков, секретарём Судженского Совета М. Рабинович.

Собрания рабочих и солдат на Анжерских, Судженских Кольчугинских копях и Гурьевском заводе единодушно требовали перехода всей власти к Советам. Влияние большевиков с каждым днем усиливалось, особенно на Анжерских и Судженских копях, Кольчугинском руднике и Кемеровском коксохимзаводе. Меньшевики и эсеры теряли одну позицию за другой.

В ответ на контрреволюционный заговор Корнилова большевики призвали рабочих создавать вооружённые отряды. Шахтёры Анжерки, Судженки и Кольчугина организовали первые отряды и этим положили, начало созданию Красной гвардии в Кузбассе.

Трудящиеся Кузбасса приветствуют свержение Временного правительства. С огромной радостью встретили трудящиеся нашего края известие о свержении Временного правительства и о победе Великой Октябрьской социалистической революции. Декреты о земле и, мире, принятые на Втором Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, горячо поддерживались на собраниях и митингах трудящихся Кузбасса. Такие собрания рабочих прошли на Кемеровском коксохимзаводе, в Гурьевске, на Кольчугинском, Судженском и Прокопьевском рудниках, на золотых приисках Мариинской тайги. Шахтёры, металлурги, приисковые рабочие требовали перехода власти к Советам.

На митинге анжерские шахтёры, руководимые Рабиновичем, в своей резолюции записали: «Для закрепления завоеваний революции мы требуем передачи всей власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». В ожесточенной борьбе с эсерами и меньшевиками на станции Тайга победили рабочие-железнодорожники. В принятой резолюции выражалось требование передачи власти Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Рабочие стали изгонять из Советов меньшевиков и эсеров повсеместно.

Однако переход власти к Советам в большинстве рабочих районов Кузбасса затянулся до конца января 1918 года. Во-первых, это произошло потому, что рабочий класс у нас был ещё молодым. Лишь на Анжерских и Судженских копях, на станции Тайга и Кемеровском коксохимзаводе были кадровые рабочие с традициями революционной борьбы. На Кемеровском и Кольчугинском рудниках, на Мариинских золотых приисках и Гурьевском металлургическом за­воде работали в основном крестьяне соседних деревень, которые в политическом отношении были ещё малосознательными.

Во-вторых, в Томске, главном губернском городе нашего края, преобладали мелкие кустарные предприятия, пролетариат ещё не сложился, большинство населения города шли за меньшевиками и эсерами. Поэтому переход власти в руки Советов здесь затянулся. В рабочих районах Кузбасса Советы стали брать власть раньше, чем в Томске. Это лишило их единого руководства из губернского центра.

В-третьих, ряды рабочего класса Кузбасса были неоднородны. Большинство рабочих составляли шахтёры и железнодорожники, которые по положению освобождались от военной службы. Это привело к тому, что среди рабочих оказалось немало кулацких сынков, укрывшихся от службы в армии.

Кроме того, рабочие районы были отдалены друг от друга и от центра страны, нормальная связь между ними отсутствовала.

Всё это, вместе взятое, затрудняло и замедляло установление Советской власти в Кузбассе.

Третий съезд Советов Западной Сибири. В установлении и упрочении Советской власти в Кузбассе большую роль сыграл III съезд Советов Западной Сибири, который состоялся в декабре 1917 года в г. Омске.

Рабочий Кузбасс на, съезде был представлен широко. На нем присутствовали делегаты от Советов Кемерова и Кузнецка, Тайги и Анжерки, Мариинска и Кольчугина. Поддерживая все решения II Всероссийского съезда, съезд в своих решениях записал, что главной задачей трудящихся является укрепление власти Советов в центре и на местах.

После этого съезда, а также взятия власти в руки Советов в Томске, установление Советской власти в Кузбассе пошло быстрее. На территории нашего края власть переходила в руки Советов мирным путем, 24 ноября 1917 года власть к Советам перешла в Кемерове, 20 декабря на Анжерских копях, 5 января 1918 года в Прокопьевске, 10 января власть взял Колъчугинский Совет, 15 Анжерский, 18 Гурьевский Совет.

Таким образом, к концу января 1918 года Советы рабочих и солдатских депутатов утвердились в большинстве городов и рабочих районов Кузбасса.

Установление Советской власти в деревне. Если в рабочих районах нашего края власть Советов установилась к концу января 1918 года, то в деревнях только к концу мая. Кулачество и эсеры оказывали ожесточённое сопротивление установлению Советской власти. Опорой Советов в деревнях были переселенцы, беднота и вернувшиеся с фронта солдаты.

Большевики Кузбасса проводили большую работу в деревне, разъясняя решения II Всероссийского съезда Советов. Они призывали крестьян создавать свои Советы. Постоянную помощь крестьянам оказывали шахтёры, железнодорожники, строители, солдаты местных гарнизонов.

Установлению Советской власти в деревнях нашего края способствовали уездные съезды крестьянских депутатов.

Первый уездный съезд в Кузнецке начал свою работу 11 марта 1918 года. Преодолевая ожесточённое сопротивле­ние кулачества, съезд распустил земство и передал власть в уезде в руки Советов. В состав исполкома первого Кузнецкого уездного Совета вошли А. Г. Петраков (председатель), Коновалов (заместитель), Талдыкин, Метёлкин, Шелавин и другие.

31 марта собрался первый уездный съезд депутатов в Мариинске и провозгласил власть Советов на всей территории уезда. Большую работу по подготовке съезда провёл М. Л. Зиссерман.

9 мая открылся съезд крестьянских депутатов Щегловского уезда. Первым председателем исполкома Щегловского уездного Совета депутатов был избран С. Рукавишников, заместителем Г. Шувалов.

Съезды ускорили установление Советской власти на селе, однако решающую роль в этом сыграл рабочий класс Кузбасса. На страже завоеваний Октября стояли отряды Красной гвардии, которые были созданы во всех основных рабочих центрах Кузбасса. Красная гвардия являлась вооружённой опорой бедноты в борьбе с кулачеством. Отряды красногвардейцев Кольчугина помогли подавить кулацкие мятежи и установить власть Советов в сёлах Коурак, Пестерево, Брюханово (Красное) Кузнецкого уезда. Отряд Красной гвардии Гурьевского Совета помог установить Советскую власть в селах Беково, Телеутское и других. Железнодорожники станции Суслово организовали Совет крестьянских депутатов в селе Суслово.

Так в борьбе складывался союз рабочих и крестьянской бедноты Кузбасса, устанавливалась новая, Советская, власть. К концу мая 1918 года Советы взяли в руки власть на всей территории нашего края. Лозунг «Вся власть Советам!» был осуществлен.

Мирное строительство и борьба с саботажем. Ещё до полного установления Советской власти трудящиеся нашего края приступили к социалистическому строительству. Москва и Петроград, промышленные районы страны и фронт остро нуждались в хлебе и угле. Кузнецкий уголь нужен был Сибирской железной дороге, по которой шёл хлеб в центральные районы страны. В эти тяжелые для Советской власти дни горняки Кузбасса проявили подлинный патриотизм.

24 февраля 1918 года Анжерский Совет телеграфировал в Петроград: «Меры к передвижению продовольствия к Петрограду приняты, транспорты будут снабжаться углём вплоть до Петрограда».

Борьба за уголь была неразрывно связана с борьбой за Советскую власть. Это прекрасно понимали владельцы предприятий и саботировали все мероприятия Советской власти, закрывали свои шахты под предлогом ремонта, отсутствия денежных средств, сырья и т. п.

По предложению В. И. Ленина, было издано «Положение о рабочем контроле» над производством.

Как действовал рабочий контроль на предприятиях Кузбасса? Под предлогом замены крепления владелец Судженских копей решил закрыть шахту № 9. Обследовав ствол шахты, рудничный комитет рабочего контроля установил, что он не нуждается в ремонте. Благодаря своевременному вмешательству комитета, саботажникам не удалось остановить работу на шахте.

Администрация Мариинских золотых приисков умышленно не заготавливала дрова, рассчитывая остановить работу на рудниках, а затем и затопить их. Однако рабочий контроль и здесь пресек замыслы саботажников.

Активно действовал рабочий контроль на предприятиях Копикуза, на железнодорожном транспорте.

Национализация предприятий. В ответ на саботаж капиталистов Советы решили перейти от контроля над производством к национализации предприятий. В январе 1918 года собрание шахтёров Судженских копей вынесло решение о необходимости передать шахты из рук частного владельца Михельсона в руки государства. Томский Совет рабочих и солдатских депутатов поддержал это, решение. 11 мая 1918 года В. И. Ленин подписал постановление Совета Народных Комиссаров о национализации Судженских копей и выделении для них 3 миллионов рублей.

Национализированными предприятиями стали руководить сами рабочие, создавая Советы управления, куда выдвигались талантливые организаторы из народа.

Вскоре от рабочего контроля к рабочему управлению перешли на Анжерских копях и Кольчугинской железной дороге. По примеру судженских шахтеров потребовали национализации предприятий рабочие Кольчугинских, Кемеровских, Прокопьевских и Киселевских угольных копей и Гурьевского металлургического завода. В конце июня декретом Совнаркома все эти предприятия были национализированы.

Став хозяевами рудников, шахт, горняки Кузбасса, не смотря на трудности, сумели добиться за короткий срок значительного повышения добычи угля.

Первые социалистические преобразования коснулись и деревни. По декрету Советского правительства о земле в безвозмездное пользование крестьянам Кузбасса передавалось около 6 миллионов десятин земли.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. Из анкеты Франца Суховерхова

«Украинец, Черниговской губернии, Новозыбковского уезда, посада Злынка. По профессии рабочий, каменщик, 34 лет от роду. Читать выучился самоучкой, писать таким же путём. Был арестован 13 раз, бежал из-под ареста и из тюрьмы 4 раза, прожил нелегально около 9 лет, получил от царского правительства вечную ссылку в Енисейскую губернию, астраханскую ссылку на 5 лет, нарымскую ссылку на 3 года».

2. Постановление Томского губернского исполнительного комитета Совета рабочих и· солдатских депутатов о национализации Судженских копей. 19 февраля 1918 года

«Ввиду непрекращающегося систематического саботажа владельца и неизменно хищнического ведения хозяйства предприятия, готовящего полную разруху и окончательный развал предприятия, Судженские каменноугольные копи Томской губернии акционерного общества Л. А. Михельсон со всеми принадлежащими ему на месте, в складах, конторах и банках имуществом, капиталами и доходами двадцатого сего февраля национализируются и переходят в собственность Российской Федеративной Советской республики».

3. Из постановления Совета Народных комиссаров о национализации Судженских копей и отпуске средств Западно-Сибирскому Совету Народного хозяйства 11 мая 1918 года

«Утвердить национализацию Судженских каменноугольных копей, принадлежащих акционерному обществу «Л. Михельсон», ассигновать Западно-Сибирскому Совету Народного хозяйства три миллиона рублей для государственных Судженских копей ...»

Председатель Совета Народных Комиссаров В. УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН).

Глава XI. КУЗБАСС В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Мятеж белочехов. К маю 1918 года Советская власть была установлена на всей территории Кузбасса. Советы под руководством большевиков ломали ожесточенное сопротивление саботажников. Рабочий класс в союзе с беднейшим крестьянством приступил к строительству новой жизни.

Но свергнутые эксплуататорские классы не могли примириться с тем, что их господству пришел конец, что у власти рабочие и крестьяне. Они стали организовывать открытые контрреволюционные выступления. Однако свергнутые классы понимали, что своими силами им не удастся вернуть старые порядки. Тогда они призвали на помощь международный империализм.

Намечая вторжение в Советскую республику через Сибирь, иностранные капиталисты сделали ставку на чехословацких военнопленных, которым Советское правительство разрешило выехать на Родину через Владивосток. Чехословацкий корпус численностью около 50 тысяч человек растянулся эшелонами от Пензы до Тихого океана. Командование корпуса пошло на провокацию. Оно объявило солдатам, что Советское правительство якобы не собирается пускать их на родину, что их ждут русские концлагеря, а потом выдача немцам. Солдатам говорили, что только с помощью оружия оны смогут вернуться домой.

Командование корпуса вступило в тайный сговор с контрреволюционными организациями эсеров и. белогвардейцев. Для борьбы с Советской властью империалисты различных стран обещали белочехам деньги и оружие.

Мятеж белочехов начался у нас в Кузбассе, в Мариинске. В ночь на 25 мая 1918 года белочехи заняли станцию, здание Совета, почту, телеграф. Мятежникам удалось разбить малочисленный красногвардейский отряд и захватить город. По единому плану вспыхнули мятежи белочехов по всей Транссибирской дороге от Пензы до Владивостока. Нависла смертельная угроза над Уралом и Сибирью.

На заводах и шахтах, в городах и деревнях Кузбасса состоялись многолюдные митинги, на которых обсуждалось создавшееся положение. Тут же проводилось формирование красногвардейских отрядов, которые немедленно отправлялись на борьбу с мятежниками.

На помощь Мариинску стали прибывать отряды из разных районов Кузбасса. Из Итата подошёл отряд под командованием М. Х. Перевалова, с Центрального рудника ­ отряд К. В. Цыбульского. Из Ачинска прибыла интернациональная рота мадьяр, которой командовал Матэ Залка, ставший впоследствии писателем и сражавшийся под именем генерала Лукача за республиканскую Испанию.

К Сибирской железной дороге были направлены отряды из Томска, Кузнецка,  Гурьевска, Кемерова, Кольчугина. На станции Топки был создан объединённый красногвардейский отряд и военно-революционный штаб, куда вошли В. Лапин, Г. Микладзе, М. Александров и другие.

Вскоре произошли ожесточённые бои у города Мариинска, в районе Яшкино Литвиново и у станции Арлюк. Наспех организованные, плохо обученные и ещё хуже вооружённые, отряды красногвардейцев вынуждены были отступить.

ЦК партии даёт Францу Суховерхову, находившемуся в Москве на 1 Всероссийском съезде Советов народного хозяйства, ответственное задание готовить в тылу врага вооружённое восстание. Перед отъездом в Сибирь Франц Суховерхов встретился с Я. М. Свердловым и получил указания по организации подпольной работы.

В Тюмени Суховерхов переходит линию фронта и нелегально приезжает в Томск. Вместе с Михаилом Рабиновичем и другими членами подпольной организации он решает начать подготовку вооружённого восстания с укрепления партийных организаций на местах и проведения партийной конференции.

К 20 июня 1918 года белогвардейцам и иностранным империалистам удалось захватить всю территорию Кузбасса, а к июлю огромную территорию нашей Родины от Волги до Тихого океана. С потерей Донбасса Урал являлся основным поставщиком металла, а Кузбасс топлива. Теперь были заняты и они. Вот почему ЦК партии потребовал «направить все силы на защиту Урало-Кузнецкого района».

Отряд Петра Сухова. По призыву партии на борьбу с мятежниками поднялись все рабочие и крестьяне-бедняки Кузбасса. Создавались красногвардейские и партизанские отряды.

После боя у станции Арлюк отряды красногвардейцев и рабочих-добровольцев под натиском превосходящих сил белочехов отступили. Среди них был и отряд шахтёров Кольчугина, которым командовал большевик Петр Федорович Сухов.

Сначала отряд направился к Кольчугину, а затем через Салаирский кряж к Барнаулу, для соединения с красногвардейцами Алтая. Суховцы помогли в Барнауле подавить мятеж белогвардейцев и затем соединились с барнаульским отрядом. Командиром был избран П. Ф. Сухов. Вскоре создалась угроза окружения Барнаула. По решению Военревкома 15 июня 1918 года отряд Сухова оставил город.

Красногвардейцы решили пробиться к Омску. Пройдя Славгородский и Каменский уезды и почти достигнув железной дороги, у села Травное, они узнали, что Омск захвачен врагами ещё 7 июня. Это был тяжёлый удар, но он не сломил духа красногвардейцев. По предложению коммунистов было принято решение идти на юг, через горы Алтая, на соединение с Красной Армией Туркестана.

В знойные июньские дни начался переход через Кулундинские степи двухтысячного отряда Петра Сухова. Навстречу отряду белые бросили крупные силы. Вся территория была объявлена на военном положении. Пуп. отряда лежал через кулацкие сёла. Это ещё больше затрудняло его продвижение. У села Вознесенского красногвардейцев встретил большой отряд белых. Двенадцать раз герои-суховцы атаковали врага, и. к полуночи белые были разгромлены и отброшены. Ныне это село носит имя большевика Сухова.

Перейдя железную дорогу возле станции Поспелиха, красногвардейцы направились в горы Алтая. В горном селе Тележиха отряд попал в засаду. В обстановке полного ок­ружения, измученные и плохо вооружённые, красногвардейцы в двухдневном бою проявил и невиданный героизм и мужество. Чтобы вырваться из окружения, Сухов в темную грозовую ночь повёл свой отряд через непроходимую гору Будачиху. Всю ночь по горным тропинкам под проливным дождём пробирался отряд, пока не спустился в долину. Но по пути к монгольской границе, в деревне Тюнгур, красногвардейцев предали, сообщив белым их маршрут. Враги завели отряд в засаду у горы Байда, и 10 августа 1918 года на склоне Алтайских гор в неравном бою он был разбит. Многие красногвардейцы сложили свои головы, многие были захвачены в плен и расстреляны. После жестоких пыток был расстрелян и Петр Сухов.

Отряд погиб, но своей героической борьбой он подготовил зарождение новых партизанских отрядов. Его двухмесячный трёхтысячекилометровый поход с боями по вражескому тылу - незабываемый пример борьбы за Советскую власть в Кузбассе.

Причины временной победы контрреволюции в Кузбассе. Каковы же причины временной победы контрреволюции в Кузбассе?

Во-первых, мятеж белочехов начался в период становления Советской власти в Кузбассе, когда Советы ещё не успели окрепнуть и показать народным массам на практике все преимущества новой власти.

Во-вторых, рабочий класс Кузбасса был малочисленным, а середняк, который составлял основную массу крестьянства в Сибири, колебался и в период мятежа белочехов не поддержал Советскую власть. Это произошло потому, что сибирские крестьяне не знали крепостного права и помещичьего гнета, и революция не принесла им сразу столько благ, сколько она дала крестьянам центральной России. Кроме того, сибирское крестьянство находилось под сильным влиянием эсеров и меньшевиков и проявляло недовольство продовольственной политикой Советской власти. Имея излишки хлеба, оно не хотело сдавать их государству по твердым ценам, не понимало жизненной необходимости этой меры для судеб революции.

В-третьих, малочисленные, плохо вооруженные, разбросанные на большой территории отряды красногвардейцев не смогли устоять перед вооруженными до зубов интервентами и белогвардейцами. К тому же часть отрядов была направлена на Восток для борьбы с бандой Семенова.

В-четвертых, в то время, когда на Мариинском фронте красногвардейские отряды истекали кровью, у них в тылу кулаки, и другие контрреволюционные силы организовывали мятежи. И на борьбу с ними также отвлекались красногвардейские отряды.

Ликвидация завоеваний Октября. В Кузбассе были ликвидированы Советы и восстановлены земства. Большевики ушли в подполье. Профсоюзные организации под всякими предлогами запрещались. Шахты и заводы возвращались Копикузу. Был ликвидирован рабочий контроль над производством, отменён восьмичасовой рабочий день, запрещались собрания рабочих. Процветала спекуляция, цены на продукты резко повысились.

В деревне царил полный произвол кулака и, военщины. Аресты и избиения, порки и расстрелы, налоги и реквизиции обрушились на крестьян. Началось взыскание царских недоимок за 1914-1917 годы. В городах, на рудниках и железнодорожных станциях Кузбасса появились белые гарнизоны. Все завоевания Великой Октябрьской социалистической революции уничтожались. Эсеро-меньшевистское правительство сделало шаг назад даже от завоеваний Февральской буржуазно-демократической революции. Очень скоро трудящиеся Кузбасса убедились на горьком опыте, что такое эсеро-меньшевистская власть.

Забастовка шахтёров и железнодорожников. Борьбу ра­бочих и крестьян против белочешских мятежников и белогвардейцев за восстановление Советской власти в Кузбассе возглавили большевики.

Многие большевики погибли в боях, попали в тюрьмы. В тюремных застенках были зверски убиты руководители Кузнецкого и Щегловского уездных Советов А. Петраков и С. Рукавишников. В тюрьму были брошены руководители мариинских большевиков М. Зиссерман, А. Кирьяненко, А. Сорокин, М. Желтухин. Однако, несмотря на значительные потери, вскоре большевики возобновили подпольную работу. Возрождаются подпольные организации в Щеглове, на Гурьевском заводе, Анжеро-Судженских угольных копях, станции Тайга. Возглавляли большевистское подполье в Кузбассе Франц Суховерхов и Михаил Рабинович.

Под руководством большевиков в июле 1918 года заба­стовали шахтёры Анжеро-Судженского рудника. Это было первое крупное выступление рабочих Кузбасса против эсеро-меньшевистского правительства. Забастовку начали рабочие Судженских копей. Горняки потребовали освободить из тюрем арестованных товарищей, прекратить выселение из квартир их семей. Эсеро-меньшевистские власти ответили на это новыми арестами рабочих, для чего из Тайги был вызван вооружённый отряд белочехов.

На второй день выступили шахтёры Анжерки. Снова над рудником тревожно загудели гудки, созывая рабочих на митинг. Горняки поддержали требования своих товарищей из Судженки. А после митинга сотни рабочих с красными знаменами направились на Судженские копи, где со­стоялся объединенный митинг шахтёров.

По приказу министра внутренних дел Сибирского правительства местные власти стали принимать «конкретные меры». Рудник был объявлен на военном положении. Срочно стягивали воинские части. Был вызван отряд белочехов. Каратели окружили безоружных рабочих и открыли по ним огонь.

В октябре под руководством большевиков в Тайге заба­стовали железнодорожники. Они требовали возвращения на работу уволенных за политические убеждения, отмены распоряжения, ограничивающего права профсоюзов, повышения заработной платы. Прибывшие на станцию крупные силы карателей взяли большую группу заложников и потребовали от железнодорожников немедленно приступить к работе иначе заложники будут расстреляны. Рабочие Тайги не решились жертвовать своими товарищами. Забастовка была прекращена.

На Анжеро-Судженских копях в знак солидарности с железнодорожниками Тайги вновь начались волнения шах­теров. Эсеро-меньшевистские власти, для предотвращения забастовки горняков направляют в Судженку  Отряд пехоты и увеличивают штат милиции до 118 человек.

Забастовки анжеро-судженских шахтёров и железнодорожников Тайги были подавлены силой оружия. Однако они открыли подлинное лидо эсеро-меньшевистских правителей.

Подготовка вооружённого восстания. 18 августа 1918 года в берёзовой роще возле Томска тайно состоялась первая Сибирская конференция большевиков. На ней был избран подпольный обком, в состав которого вошли К. Молотов, Ф. Суховерхов, М. Рабинович, С. Дитман, И. Дмитриев, К. Ильмер.

Подпольный обком наметил план общесибирского вооруженного восстания, призвал трудящихся всеми мерами дезорганизовывать тыл врага, высказался за создание партизанских отрядов. Партийные организации к этому времени окрепли. Борьба с контрреволюцией вступала в решающий период.

Гибель Франца Суховерхова. Франц Суховерхов, Михаил Рабинович и другие члены подпольной Томской организации большевиков снова и снова выезжают в рабочие районы Сибири, Кузбасса. Возвращаясь в Томск из очередной поездки, Франц Суховерхов на станции Тайга был схвачен белогвардейцами. В записке, которую он успел передать Рабиновичу, он писал: «Товарищи! Арестован на станции Тайга с двумястами листовками. Если можно, сделайте, что нужно. Франц». Но враги знали, кто такой Суховерхов. Они окружили вагон усиленным отрядом и 15 октября 1918 года привезли в Томск. По приговору военно-полевого суда Франц Суховерхов был расстрелян.

В последней своей записке он писал: «Дорогие товарищи! Военно-полевым судом. приговорён к смертной казни, которая будет приведена в исполнение через два часа. Умираю за социальную справедливость. Шлю привет. Франц».

Так отдал свою жизнь за счастье народное, за Советскую власть большевик-ленинец Франц Суховерхов.

Чумайское восстание. Вслед за рабочим классом на борьбу против эсеро-меньшевистской власти стало выступать и крестьянство Кузбасса.

Особое недовольство у крестьян вызвала насильственная мобилизация в белогвардейскую армию. Новобранцы массами дезертировали из нее. Для возвращения бежавших эсеро-меньшевистские власти поднимали на ноги всю милицию, привлекали воинские части, наводняли деревни карательными отрядами.

Почти в каждой деревне были большевики или сочувствующие им солдаты-фронтовики. Они-то и объединяли и направляли борьбу крестьян за восстановление Советской власти.

Первым массовым выступлением крестьян Кузбасса против эсеро-меньшевистской власти было Чумайское восстание.

В селе Чумай был создан подпольный партийный комитет во главе с членом губернского Совета В. Стародубовым. В селах Марьевке, Тисуле, Третьякове, Шестакове, Усть-Колбе, Усть-Серте, Тамбаре также действовали подпольные организации или группы.

Чумайцы установили связь с шахтёрами Анжерки и Судженки, а также с крестьянами соседних деревень, начали формирование боевых отрядов и сбор денег, для закупки оружия. В подготовке восстания принимали участие большевики Мариинска.

Поводом к выступлению крестьян послужило взыскание лесничим несправедливых и непосильных штрафов якобы за самовольные порубки леса. Когда крестьяне отказались платить штрафы, лесничий вызвал карательный отряд. Прибывшие каратели, кроме штрафов и налогов, потребовали от крестьян, выделить на содержание отряда тысячу пудов хлеба и 100 голов скота. Выход был только один браться за оружие.

Подготовкой и ходом восстания руководила подпольная большевистская организация. Собравшись тайно в лесу, подпольщики решили общими силами с крестьянами соседних сел разгромить карательный отряд и восстановить Советскую власть. В других сёлах тоже прошли нелегальные сходки крестьян. Представители Чумая, Шестакова, Усть-Черты, Верх-Чебулы и Карачарова собрались и договорились о совместных и одновременных действиях, выработали план борьбы.

Восстание началось в ночь с 18 на 19 октября. Крестьяне внезапно, напали на карательный отряд, находившийся в селе Чумай. Белогвардейцы оказались захваченными врасплох и вынуждены были сдаться.

Группа повстанцев под командованием И. А. Матрёнина разгромила охрану лесничего. Крестьяне поймали ненавистного им лесничего, привели его в село и убили. Офицеров и солдат-добровольцев арестовали, а насильно мобилизованных солдат отпустили домой. В Тисуле крестьяне под руководством П. Трухницкого заняли волостную управу и телеграф.

Для дальнейшего руководства восстанием был избран повстанческий штаб, в который, кроме В. Стародубова, вошли И. Лаврентьев, А. Григорьев, А. Человечков, М. Штарев и другие. Повстанческий штаб поставил задачу распространить пожар восстания как можно шире, подготовить наступление на Мариинск, где освободить из тюрьмы заключённых, а чтобы помешать врагу подтянуть войска к району восстания взорвать мост через Кию и разобрать железную дорогу на Тяжин.

Успехи повстанцев воодушевили крестьян. Восстание быстро разрасталось и охватило более 30 сёл с населением до 70 тысяч человек.

Размах крестьянского восстания встревожил власти. 22 октября Мариинский уезд объявляется на осадном положении, На подавление восстания было брошено шесть карательных отрядов, вооружённых пулеметами и даже артиллерией. Район восстания был взят в окружение. Около Дмитриевки произошёл бой между повстанцами и белогвардейскими отрядами. Почти безоружные крестьяне не могли противостоять в открытом бою вооружённым карателям.

Наступили чёрные дни. Каратели чинили погромы. В Усть-Серте после пыток они расстреляли председателя ревкома Л. П. Пацуло, его брата командира взвода повстанцев и других.

Для расправы над повстанцами в Чумай был направлен карательный отряд под командой Сурова, который отличался особой жестокостью. Было арестовано около 200 человек. Повстанцев секли шомполами и розгами до тех пор, пока не выступала кровь, потом на раны сыпали соль и снова пороли. Озверевшие белогвардейцы без суда и следствия расстреливали, вешали, избивали крестьян, жгли дома и грабили имущество. Жена командира взвода А. Г. Пересыпкина была повешена, дом её раскатан по бревнам, а имущество разграблена. Каратели сожгли часть села, в том числе дома Штарева, Булгакова и других.

Причины поражения восстания. Почему Чумайское восстание потерпело поражение? Во-первых, потому, что рабочие станции Тайга и шахтёры Анжерских и Судженских копей не смогли поддержать повстанцев, так как восстание началось вскоре после подавления забастовок в этих районах. Белогвардейцы стянули в Тайгу, Анжерку и Судженку крупные военные силы и парализовали действия рабочих.

Во-вторых, плохо вооружённые крестьяне не могли устоять против хорошо вооруженных шести отрядов карателей.

В-третьих, повстанцы действовали нерешительно и разрозненно, что давало врагу возможность уничтожать отряды восставших крестьян по одному.

Значение восстаний. Несмотря на поражение, Чумайское восстание имело большое значение. Оно показало непрочность и непопулярность эсеро-меньшевистского правительства среди не только беднейших масс крестьянства Кузбасса, но и более зажиточной его части. На борьбу против белогвардейцев за восстановление Советской власти включился и середняк.

Пожар народной войны разнёсся по всему Мариинскому уезду. Это отвлекло с фронта часть сил белогвардейцев и облегчило победу Красной Армии. Восстание послужило толчком к зарождению и развитию партизанского движения в Мариинском уезде. Именно повстанцы составляли позднее ядро прославленных партизанских отрядов, которыми командовали участники Чумайского восстания В. И. Кузнецов-Железный и В. П. Шевелёв.

Установление диктатуры Колчака. 1 ноября 1918 года адмирал Колчак совершил так называемый «государственный переворот», провозгласив себя верховным правителем России. В Сибири установилась открытая военная диктату­ра кровавого террора, который превзошел даже режим царского самодержавия. В. И. Ленин писал, что Колчак это представитель диктатуры, самой эксплуататорской, хищнической диктатуры помещиков и капиталистов, хуже царской».

На Анжерских и Судженских угольных копях были разгромлены профсоюзы. Ликвидировались последние экономические завоевания рабочих. Не хватало продуктов. Тысячи людей в рабочих районах голодали. Кругом процветали произвол, насилие, взяточничество, массовые избиения и убийства.

Террор свирепствовал и в деревне. В Барановке Щегловского уезда колчаковцы ограбили П. А. Коноплева, убили его зятя и избили до смерти дочь. До полусмерти запороли розгами в де­ревне Шевели сына крестьянина Я. И. Смирнова. Второй сын был избит до смерти и брошен в Томь.

Новая тактика больше­виков. После установления колчаковщины большевики на своей подпольной конференции в Томске выработали новую тактику. Крестьянство теперь повернуло в сторону Советской власти, нужно было возглавить выступления в деревне, готовить общесибирское воору­женное восстание.

Большую помощь в организации подпольной работы, в Сибири оказывал ЦК РКП (б). Было создано Сибирское бюро ЦК партии. За работой подпольных большевистских организаций Сибири. В тылу Колчака внимательно следили В. И. Ленин и Я. М. Свердлов.

Решения VIII съезда партии о прочном союзе с середняком имели огромное значение в борьбе с режимам Колчака. К тому времени были созданы нелегальные организации большевиков на Анжеро-Судженском, Кемеровском и Кольчугинском рудниках. Под их руководством готовились восстания в Кольчугине, Щегловске, создавались партизанские отряды.

Партизанское движение. Партизанские отряды в Мариинском, Щегловском и Кузнецком уездах начали создаваться уже к осени 1918 гада. Организатором партизанского движения являлись подпольные комитеты большевиков. Они постоянно поддерживали с партизанами связь, помогали оружием, посылали в отряды проверенных людей.

Партизанский отряд, которым командовал военный комиссар Итатского волостного Совета крестьянских депутатов М. Х. Перевалов, был создан одним из первых. Отряд действовал на северо-востоке Кузбасса. В том же районе возник и отряд Е. Попова-Пугачёва. В районе Анжеро-Судженских копей был создан отряд, которым руководил рабочий, член Томской подпольной организации большевиков С. Толкунов-Гончаров. В Щегловском уезде действовал отряд Г. Д. Шувалова.

Среди партизанских отрядов Кузбасса был и российский имени В. И. Ульянова (Ленина) Советский партизанский отряд, которым командовал. крестьянин, коммунист Василий Павлович Шевелев. Отряд активно действовал в Мариинском, Щегловском и Кузнецком уездах. В городах и сёлах нашей области живет немало участников и очевидцев его боевого пути.

Удары по Сибирской железной дороге являлись главной задачей партизан в оказании помощи наступающей Красной Армии. А народные мстители взрывали железнодорожные мосты, станции и водокачки, выводили из строя паровозы и пути, уничтожали охрану, организовывали крушение воинских эшелонов, срывали снабжение колчаковских войск. Партизаны, нанося удары то в одном, то в другом месте, оттягивали на себя и тем самым распыляли силы Колчака. Они создавали неуверенность, постоянный страх и тревогу в тылу белых, не давали врагу покоя ни днём, ни ночью.

Однако партизанские отряды, созданные осенью 1918 года и зимой 1919 года, были немногочисленными и дейст­вовали разрозненно.

Восстание в Кольчугине. В начале марта 1919 года Колчак предпринял новое наступление по всему фронту. Его армия рвалась к Москве и на соединение с Деникиным. ЦК партии обратился к трудящимся с призывом бросить все силы на борьбу с Колчаком. В этот тяжелый для республики Советов период большевики Западной Сибири приняли решение ускорить проведение восстания в тылу Колчака.

Под руководством Томского комитета партийные организации Кузбасса готовили одновременно восстания в Кольчугине, Щегловске и Томске. Однако Щегловская и Томская организации были провалены. Наиболее успешно шла подготовка к восстанию в Кольчугине, где была уже большая и сильная подпольная организация. Ею руководил машинист подъемной машины Демьян Погребной. Страстный и убежденный рабочий-большевик Демьян Погребной твердо верил в победу рабочего класса, обладал кипучей энергией и был прекрасным организатором. В состав подпольного комитета входили, кроме Д. Погребного, А. Роликов-Виноградов, Н. Хорошевский, В. Ломов, И. Ходорадзе, А. Дмитриев, С. Погребной, Ф. Гужев, служивший, по заданию, командиром взвода белого гарнизона.

В Комитете не было единого мнения о начале восстания. Петр Голиков (член Томского подпольного комитета большевиков) настаивал на немедленном выступлении, Демьян По­гребной считал это выступление преждевременным. Накануне восстания многие из членов Комитета, в том числе и Д. Погребной, выехали в другие города, партизанские отряды и окрестные сёла для установления связи и договоренности о совместных действиях.

Руководство восстанием взял на себя Пётр Голиков. Большевиков-подпольщиков поддержали шахтеры, часть солдат местного белого гарнизона, крестьяне ближних деревень. Восстание началось в ночь с 5 на 6 апреля 1919 года. Начальство гарнизона и рудника веселилось на балу. Поздней ночью в условленном месте собралось около 30 подпольщиков, из которых только 13 имели оружие. Они разделились на три группы: две должны были занять здание штаба, третья вокзал.

Группа, которую возглавил П. Голиков, сумела быстро и бесшумно захватить оружие, в том числе и пулемёты. Гужев, будущий командир славгородских партизан, первым вскочил в штаб и, не дав опомниться врагам, с ходу убил трех офицеров.

Солдаты растерялись и не оказали сопротивления, но офицеры открыли огонь. Одному из них удалось убежать и предупредить участников бала о нападении на штаб. Колчаковская милиция и офицеры бросились к штабу, но было уже поздно - он оказался в руках восставших. В перестрелке были убиты начальник гарнизона и милиции, остальные разбежались. Третья группа, куда входили Н. Хорошевский, А. Захаров, М. Широков, Н. Котляров, заняла вокзал и. телеграф. С одним револьвером эти четыре смельчака без единого выстрела разоружили на вокзале 15 солдат.

Ранним утром состоялся митинг, на котором избрали Совет рабочих депутатов. В его состав вошли Семён Голев (председатель), Петр Голиков, Кузьма Станкевич и другие. Избранный Совет организовал охрану рудничной кассы.

Немедленно приступили к созданию отряда Красной гвардии. Было вооружено 250 человек. Красногвардейцы решили соорудить бронепоезд. Укрепив тендер паровоза листами железа и мешками с песком и поставив на него пулеметы, они превратили паровоз в настоящий броневик. Два отряда повстанцев выехали на нем на помощь рабочим Щегловска и Топок.

Первый бой с белыми под Раскатихой окончился победой повстанцев. Но они не торопились преследовать колчаковцев. Враг успел подтянуть свежие силы и разобрать путь около станции Плотниково ... Бронепоезд сошёл с рельсов. Завязался бой. Ожидаемое подкрепление не прибыло. Повстанцам сообщили, что на Кольчугино якобы идут крупные силы карателей. Началось замешательство. Красногвардейцы отступили. На следующий день Голиков, Хорошевский и Бобков с группой повстанцев в 80 человек ушли в тайгу на соединение с партизанами.

Для подавления Кольчугинского восстания колчаковцы вынуждены были бросить крупные карательные отряды. Началась кровавая расправа. Только в первый день каратели расстреляли 90 человек. Арестованных до смерти пороли шомполами, жгли им пятки. Начал действовать военно-полевой суд. Поселок превратился в застенок. Замученных до полусмерти увозили на подводах в Камышанский лес, где расстреливали или закапывали живыми. Лог стал местом смерти 500 участников восстания. Стоном стонал посёлок и окружающие его сёла от плача вдов и осиротевших детей.

Погибли лучшие бойцы большевистского подполья. Среди расстрелянных был председатель профсоюза, член Совета Григорий Чепелев, председатель Совета рабочих депутатов Семен Голев. В Мариинской тайге каратели схватили и заживо сожгли на костре вожака кольчугинских большевиков Демьяна Погребного. В амбаре были сожжены два брата Грачёвых. Каратели не щадили ни стариков, ни женщин, ни детей. Они расстреляли ни в чем не повинных пятнадцатилетних ребят Бородачева, Конева и шестнадцатилетнего Жукова.

Но эти чудовищные зверства и издевательства не могли сломить духа большевиков-кольчугинцев. Уже через месяц в Кольчугине возобновила работу подпольная большевистская организация.

Причины поражения восстания и его значение. Каковы же причины неудачи восстания в Кольчугине? Во-первых, оно потерпело поражение потому, что его не поддержали в других рабочих районах Кузбасса: Щегловске, Анжерке, Топках, Гурьевске.

Во-вторых, партизанские отряды узнали о восстании лишь после его поражения, а поэтому не могли оказать помощи. Восставших не поддержали и крестьяне, так как не знали о времени выступления. Среди членов подпольного комитета не было единого мнения о начале восстания. Повстанцы не перерезали междугородной связи, что позволило врагам сообщить о восстании в Томск и быстро перебросить оттуда военные силы.

Восстание в Кольчугине потерпело поражение, но оно еще раз показало гнилость колчаковского режима и его непопулярность среди народных масс. Восстание оттянуло на себя некоторые силы врага в период его широкого наступления против Красной Армии и усилило приток в партизанские отряды новых пролетарских сил.

Интернационалисты в борьбе за Советы. Трудящиеся глубоко осознавали международный, интернациональный характер Октябрьской революции. Об этом свидетельствует тот факт, что на стороне русского пролетариата и крестьянства с оружием в руках защищали завоевания Октября в Сибирь около ста тысяч венгров, свыше ста тысяч трудящихся других национальностей, в том числе чехов, словаков, поляков, немцев, сербов, хорватов, македонцев, черногорцев, корейцев, румын и трудящихся других стран.

Весной 1919 года в Сибири было сформировано около 20 интернациональных отрядов Красной гвардии. Партизанское движение в Сибири было также подлинно интернациональным. Завоевания Октября на территории Сибири защищали до 30 интернациональных партизанских отрядов. За власть Советов в Сибири вели борьбу славные сыны венгерского народа Бела Кун, Ференц Мюнних, Матэ Залка, поль­ские коммунисты Ф. Врублевский, В. Маерчак, известный чешский коммунист и писатель Ярослав Гашек и другие.

Венгерский коммунист Карой Лигети, искренне радуясь победе русской революции в Сибири, писал в то время в венгерскую газету «Непсава»: «Дорогие товарищи! В холодной Сибири уже не так холодно: алый цвет сердец создаёт Новый мир в родине ссылок и белого траура. Революционное братство объединяет встретившихся на этих белых сте­пях сыновей Севера, Востока, Юга и Запада».

Во время мятежа белочехов на помощь Мариинску спешили красногвардейские отряды Анжеро-Судженска, Красноярска, Томска, крестьянские отряды ближайших сёл. Из Ачинска прибыла интернациональная рота, состоявшая в основном из венгров. Ротой командовал венгерский коммунист Матэ Залка.

Известно, что основная масса чехословацких военнопленных была обманута реакционным командованием корпуса, но всё же около 10 тысяч солдат вступили добровольцами в Красную Армию, перешли на сторону Советской власти. Огромное влияние на солдат чехословацкого корпуса оказывали подпольные большевистские организации Сибири, которые распространяли среди них листовки и воззвания.

Военнопленные с радостью встретили восстание кольчугинских шахтёров в апреле 1919 года и поддержали его. На их казармах появились красные флаги, они пели революционные песни, помогали нести караульную службу на руднике. Особенно активно участвовали в восстании венгры.

Успехи Красной Армии, партизанское движение в тылу Колчака и агитация большевиков в войсках интервентов раскрыли глаза солдатам чехословацкого корпуса, и они всё чаще и чаще стали отказываться выполнять преступные приказы командования. Реакционное командование корпуса жестоко подавляло недовольство солдат. Тысячи из них были брошены в концлагеря. Один из таких лагерей был создан на Анжерских угольных копях. Арестованных лишили жалованья, пайка, мыла, заставляли работать на шахтах. Часть из них за большевистскую агитацию была брошена в Красноярскую тюрьму. Но революционно настроенных чехословацких патриотов ничем нельзя было запугать. Летом 1919 года они передали партизанам 48 винтовок, 2100 патронов, 37 ручных гранат и 7 пироксилиновых шашек.

Среди чешских патриотов, порвавших с легионом, был и Ярослав Гашек автор «Похождений бравого солдата Швейка во время мировой войны». В 1918 году он вступил в партию большевиков и принимал активное участие в борьбе с интервентами в рядах Красной Армии. Будучи начальником интернационального отделения политотдела Пятой Армии, Ярослав Гашек много сделал по формированию новых отрядов интернационалистов в Сибири.

Трудящиеся Кузбасса свято чтят память о славных сынах венгерского народа, павших в боях за власть Советов. Свидетельством этому является памятник в Мариинске, который как бы символизирует вечную дружбу двух народов, скреплённую кровью в совместной борьбе за Советскую власть.

Партийное руководство партизанским движением. К весне 1919 года на территории нашей области уже действовали около 20 партизанских отрядов.

Развертыванию партизанского движения способствовало стремительное наступление Красной Армии, которая в середине августа 1919 года достигла реки Томь. В Кузбассе появились новые партизанские отряды.

Основную массу партизан составляли крестьяне, но цементирующим ядром в отрядах были рабочие. Однако резко ослабляло силы отрядов то, что они были малочисленными и действовали разрозненно. Это давало возможность карателям расправляться с ними поодиночке.

19 июля 1919 года Центральный Комитет, партии принял Постановление о партизанском движении в Сибири. В нём предлагалось партийным организациям не только установить тесную связь с партизанскими отрядами, но и объединить их в крупные соединения.

Выполняя это Постановление, Томский подпольный комитет создал штаб партизанского движения. В отрядах укреплялась дисциплина, совершенствовалась их организация. В отряде В. П. Шевелёва был принят устав, требовавший от партизан сознательной дисциплины, храбрости в бою, бережливого отношения к оружию. Устанавливались связи с партизанами Алтая и Енисейской губернии.

Освобождение Кузбасса. Под ударами Красной Армии на фронте и партизан в тылу, под влиянием выступлений рабочих и крестьян разваливалась армия Колчака. В ноябре вспыхнуло восстание в селе Кандалеп, потом в сёлах Сары-Чумыш, Бенжереп и Мунай. 1 декабря восстали солдаты Кузнецкого гарнизона. Перебив офицеров, они освободили из тюрьмы заключенных, разгромили помещение военно-полевого суда и контрразведки. Над Кузнецком снова был поднят красный флаг. Вскоре восстали крестьяне деревень Щегловского уезда Берёзовка, Комаровка, Ивановка, Сарапки, Шевели и других. Их тоже поддержали партизаны.

В приказе по Пятой Армии, освобождавшей Кузбасс, говорилось: «Навстречу шедшей в Сибирь V Красной Армии поднялись тысячи восставших крестьян, соединившихся в полки. Самоотверженная борьба почти безоружных крестьян навеки врежется в память поколений, и имена их будут с гордостью произноситься нашими детьми».

Части Красной Армии совместно с партизанами 24 декабря освободили Щегловск и станцию Тайга. 26 декабря они вступили в Кузнецк, который еще 2 декабря в результате восстания гарнизона был освобождён от колчаковцев.

27 декабря колчаковцы были изгнаны с Анжеро-Судженских копей, а 28 из Мариинска. Иностранные интервенты и. колчаковские банды были разгромлены. Героическая борь­ба рабочих и крестьян под руководством большевиков увенчалась победой вновь весь Кузбасс стал Советским.

В том же приказе по Пятой Армии говорилось: «Царство наших вековых врагов помещиков и буржуазии разрушено вооруженной рукой рабочего и крестьянина. У власти стал рабочий и крестьянин».

Хотя Советская власть была восстановлена на всей территории края, недобитые белогвардейские банды Олиферова, Соловьева и другие еще несколько лет скрывались в тайге и терроризировали местное население. Большую роль в уничтожении банды Соловьёва, действовавшей как на территории Хакасии, так и в Кузбассе, сыграли части особого назначения (ЧОН) под руководством молодого (19 лет), но талантливого командира гражданской войны Аркадия Петровича. Голикова (Гайдара). В конце декабря 1922 года отряд под его командованием осуществил штурм Поднебесного Зуба, где укрывалась банда. Штурм проходил в исключительно тяжёлых условиях: крутые, заснеженные, обледенелые скалы, сильные морозы, разреженный воздух перехватывал дыхание и заставлял бойцов часто останавливаться и отдыхать. Но, несмотря на эти трудности, штурм прошёл успешно, и банда была ликвидирована.

Рабочий класс и крестьянство Кузбасса победили врагов потому; что во главе их стояли коммунисты. Они шли на самые трудные участки. Смертью героя погиб Франц Суховерхов, в Омской тюрьме был зверски убит Михаил Рабинович, в Мариинской тайге сожжён на костре Демьян Погребной, на Уймонском тракте, возле горы Байда, расстрелян Пётр Сухов. Тысячи других коммунистов погибли в борьбе за Советскую власть, за счастье народа, но дело, за которое они отдали жизнь, восторжествовало.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. Приказ командира Российского имени В. И. Ульянова (Ленина) Советского партизанского отряда В. П. Шевелева о создании Совета крестьянских депутатов и об организации борьбы против белогвардейцев. 9 апреля 1919 года Председателю сельского комитета.

«Именем Совета Народных Комиссаров всей России приказываю немедленно созвать сельское собрание, избрать из бедноты Совет крестьянских депутатов, сдать ему все общественные дела; всех, поддерживающих белогвардейскую власть, арестовать; окладные листы, все бумаги, относящиеся к сбору податей, мобилизации, по набору лошадей, сжечь; все оружие (винтовки, дробовые ружья) у населения отобрать, вооружить деревенскую бедноту и из неё образовать сельские советские отряды.

Установить в селе постоянно, днем и ночью, обходы, патрули и конные разъезды. Всех появляющихся белогвардейцев разоружать и арестовывать. Денежные суммы (собранные подати) раздать обратно. В случае появления белогвардейских отрядов оказывать им возможное сопротивление как вооруженным, так и другими способами, не подавать лошадей, всеми мерами задерживать и немедленно доносить отряду для того, чтобы отряд мог своевременно подать этому обществу свою помощь. Всех (захваченных) белогвардейцев направлять в отряд». Командующий Российского имени Владимира Ильича Ульянова (Ленина) Советского партизанского отряда (подпись) Адъютант T. (подпись)

2. Из «Воззвания к чехословакам, которое распространялось большевиками среди легионеров в Кузнецком и Щегловском уездах летом 1919 года.

«Братья чехословаки!

Мы, сибирские крестьяне, обращаемся к вам в настоящем письме, так как знаем, что вы у себя на родине ходили за плугом и стояли за станками и знаете, каких трудов стоит наладить самое незначительное хозяйство.

Мы знаем и верим тому, что вы являетесь не продажной массой, а лишь однажды ошибившимися борцами за свободу и социализм.

Учитывая все это, мы обращаемся к вам с просьбой: борцы за свободу, братья чехословаки, придите к нам на помощь и помогите нам спасти святую свободу; помогите нам сбросить с плеч власть капиталистов, которая давит нас, судорожно стремясь выпить больше соков, выпить больше крови.

Вы видите, вы должны видеть, как горят наши села и деревни, как разоряются наши трудовые хозяйства. Это «власть Колчака творит свою волю», это «строится государственность».

... Армия Колчака имеет оружие, снаряжение и прочее лишь потому, что вы охраняете железную дорогу, по которой все это доставляется из-за границы. Вы даёте сибирской буржуазии огромные преимущества­ оружие и оставляете нас против неё с пустыми мозолистыми руками.

Вспомните, братья чехословаки, свой классовый долг и перестаньте ошибаться.

Да здравствует единение трудящихся всех стран!

Да здравствует светлый идеал социализма и борьба за этот же идеал!

Да здравствует власть Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов всего мира!». (Матвеев И. У истоков вечной дружбы. Новосибирск, 1959, с.52-53).

3. Сообщение газеты «Знамя революции» о зверствах банды Олиферова.

B конце января 1921 года в деревню Змеинка (Крапивинская волость) ворвалась банда Олиферова. Прикрывая отступление населения из деревни, будучи тяжело раненные, в плен к бандитам попали секретарь комсомольской ячейки, коммунист, учитель Ушаков Василий Венедиктович и секретарь Совета коммунист Алексей Павлович Винокуров.

Раненых коммунистов бандиты подвергли зверским истязаниям. У тов. Ушакова было обнаружено 12 ран, была изрублена голова, шея, грудь проколота штыком насквозь. Ушаков и Винокуров приняли смерть с редким мужеством. Коммунист и вожак сельской молодежи, Ушаков в последний момент запел «Интернационал». На могиле героев односельчане установили памятник с надписью: «Герои! Ваш пример всегда будет памятен в сердцах лучших борцов за свободу».

4. Письма из колчаковских застенков:

а) Из коллективного письма трёх коммунистов М. Рабиновича (организатора революционной борьбы в Кузбассе), А. Масленникова и П. Вавилова (руководителей Омского подполья).

«Умирая на заре всемирной революции, мы с радостью прошли тернистый путь и отдаём свои жизни за народное дело.

... Мы верим, что недалек тот час, когда весь мир сольётся в общей борьбе с Великой российской революцией против угнетателей и паразитов ...

Уже сейчас вся Сибирь покрыта сетью восстаний крестьянских масс.

Несмотря на дикую расправу белогвардейской сволочи, вплоть до сжигания и уничтожения целых семей, революционное движение растет все шире и шире!

... Умирая в момент напряжённой борьбы рабочего класса с мировой буржуазией, зная, что через день нас уже не будет в живых, мы с радостью умираем за рабочее дело освобождения рабочих и крестьян.

Мы знаем, что борьба требует жертв, и мы жертвуем себя, нисколько не жалеем своих жизней, ибо глубоко верим в грядущую Всемирную социалистическую революцию и в конечную победу рабочего класса»! (Газета «Кузбасс», 1979, 20 декабря).

б) Командира анжеро-судженских красногвардейцев Сергея Сластунова колчаковцы живым закопали в землю. В последнем письме родителям он писал:

«Дорогие родители Судьба моя решена, я приговорён к смерти.

Теперь нахожусь в одиночке и с минуты на минуту жду расстрела. Много лучших людей погибло за правое дело. Как жаль, что я не последняя жертва!

Моя просьба к. вам: мужественно перенесите преждевременную мою смерть, не падайте духом. Не забудьте прямо сказать сестре Шуре и брату Алексею, что я погиб за правое дело, за счастье людей. Своей кровью я добиваюсь правды для народа.

Знайте: ваш сын честно исполнил свой долг и отнюдь не раскаивается в своих действиях и убеждениях.

Я умираю, веря твердо и гордо, что жизнь отдаю за святое дело борьбы и счастье народа.

Прощайте навечно! Ваш сын Сергей». (Там же). 

Глава XII. СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ПРЕОБРА30ВАНИЯ В КУ3БАССЕ

Восстановительный период в Кузбассе. Покончив с гражданской войной, Советская страна стала переходить к мирному строительству. В эти трудные годы перед Советским государством стояли три основные задачи: ликвидировать топливный голод, улучшить работу транспорта и обеспечить население городов хлебом.

В обеспечении страны топливом и хлебом важное значение имел Кузбасс. От кузнецкого угля зависела работа Транссибирской магистрали, по которой шел сибирский хлеб в Центральную Россию. Но добыча угля в Кузбассе резко упала. Его добывалось даже меньше, чем в 1913 году. Это объяснялось тем, что самый крупный Анжеро-Судженский угольный район из-за изношенности оборудования фактически пришел в негодность. Железная дорога от Кольчугина к Прокопьевско-Киселевскому руднику ещё не была закончена. Кроме того, на шахтах не хватало рабочих. Многие из них переселялись в деревни, часть рабочих ушла в Красную Армию.

По решению Томского губернского комитета партии сотни коммунистов мобилизуются для работы в шахтах.

В мае 1921 года Совет Труда и Обороны за подписью В. И. Ленина принял постановление, в котором Прокопьевский и Киселевский рудники, железная дорога Кольчугино Прокопьевск, а также Кемеровский и Гурьевский заводы объявлялись ударными стройками. Их снабжение было приравнено к снабжению Красной Армии.

На эти предприятия в срочном порядке из разных городов страны направлялось оборудование: из Омска котлы и паровые машины, из Барнаула и Семипалатинска железнодорожное оборудование, из Москвы моторы и насосы, с Урала станы и другое оборудование.

Пять месяцев продолжался упорный труд на строительстве железной дороги Кольчугино Прокопьевск. Здесь трудились тысячи бойцов Красной Армии, крестьяне, рабочие Кольчугинского, Беловского, Прокопьевского, Киселевского рудников.

В. И. Ленин внимательно следил за строительством дороги. По его распоряжению для премирования рабочих было выдано шесть тысяч пудов керосина и 120 аршин мануфактуры.

В конце октября 1921 года железная дорога вступила в строй. Уголь юга Кузбасса получил выход на Транссибнрскую магистраль, к промышленным центрам страны.

Особенностью восстановительного периода в Кузбассе было то, что средства расходовались не столько на восстановление, сколько на расширение и строительство новых промышленных предприятий, так как восстанавливать фактически было нечего. Кроме того, в Кузбассе широко проводились геологические работы, велась подготовка для развития большой индустрии.

Коммунистические субботники. В восстановительный период в Кузбассе важную роль сыграли коммунистические субботники, с помощью которых выполнялись самые трудные и срочные работы.

Первые субботники были организованы в начале 1920 года горняками Судженки и Анжерки. Первомайские праздники 1920 года вылились во Всекузбасский субботник. К октябрю шахтёры Анжерки и Судженки во время субботников добыли 200000 пудов угля. Их примеру последовали горняки Кемеровского. и Кольчугинского рудников, рабочие Гурьевска.

Субботники проводились в виде недель трудового фронта, помощи голодающим, бастующим горнякам Англии, рабочим Швеции, недель крестьянина и т. п. Они во многом помогли преодолеть трудности восстановительного периода в Кузбассе.

Хозяйство края стало налаживаться. Восстанавливались и реконструировались шахты. Хотя и медленно, но добыча угля росла. Уже в 1921 году Кузбасс дал народному хозяйству угля больше, чем в 1913 году.

В этом же году заканчивается строительство железной дороги от Кольчугина до Прокопьевска. Из южного Кузбасса пошли маршрутные поезда с коксующимся углем, в котором так остро нуждалась промышленность страны.

В 1922 году после длительного перерыва вновь вступает в строй Гурьевский металлургический завод. Через два года страна получила гурьевскую сталь, а к 8-й годовщине Великого Октября и прокат. Так впервые в Сибири на Гурьевском заводе был осуществлен полный металлургический цикл: чугун - сталь - прокат.

Забота В. И. Ленина о Кузбассе. Еще в 1917 году В. И. Ленин решительно поддержал требование шахтеров о национализации Судженских копей. В годы гражданской войны и иностранной интервенции Ленин требовал «направить все силы на защиту урало-кузнецкого района».

В восстановительный период, по предложению В. И. Ленина, Совет Труда и Обороны объявил ряд строек Кузбасса ударными. Ленинский декрет о «Трудовых частях» сыграл важную роль в обеспечении рабочей силой Прокопьевского, Киселевского и Кемеровского рудников. Железнодорожный путь к жемчужине Кузбасса Прокопьевскому руднику прокладывался в основном силами красноармейцев Первой Сибирской трудовой бригады.

По поручению В. И. Ленина с Надеждинского завода (Урал) отгружается оборудование для домны Гурьевского завода, а из Петрограда паровая машина. Из Московского Малого театра, по распоряжению Ленина, была взята и передана на Прокопьевский рудник динамо-машина, от которой загорелась первая лампочка Ильича в шахтёрском городе.

В первые годы Советской власти в многочисленных письмах и телеграммах трудящиеся Кузбасса с радостью сообщали вождю о своих победах. Горняки Кольчугинского рудника докладывали Ильичу о добыче за сутки 9 мая 1921 года 85 тысяч пудов угля; трудармейцы и рабочие Кольчугинской новостройки 25 октября 1921 года сообщали о вводе в строй железной дороги.

Когда была восстановлена домна Гурьевского завода, металлурги в знак благодарности за помощь, которую оказывал Владимир Ильич в восстановлении завода, послали ему обелиск, отлитый из первого слитка чугуна. Этот обелиск, как и при жизни В. И. Ленина, находится в его рабочем кабинете в Кремле. Копии хранятся в Центральном музее В. И. Ленина и в краеведческих музеях Гурьевска, Кемерова и Прокопьевска.

Тяжело переживали трудящиеся нашей страны смерть В. И. Ленина; Кузбассовцы клялись претворить в жизнь заветы Ильича. В мае 1924 года на XIII съезд партии от шахтеров Анжеро-Судженска приехала делегация, которая привезла венок из угля на гроб В. И. Ленина. Его из­готовили замечательные умельцы Ф. Е. Полонянкин и Ф. И. Цыпляев. На венке искусно вырезана надпись: «Анжеросудженцы - Ильичу. Заветы Ильича не забудут горняки». На ленте, которая обрамляет венок, шахтёры написали: «Ильича мы, любили по-рабочему и верили ему безгранично. Вот почему тверда уверенность в том, что заветы его, во имя которых он жил, боролся и умер, нами будут осуществлены».

Сейчас венок хранится в Москве в траурном зале музея В. И. Ленина, а копия его в краеведческом музее города Анжеро-Судженска.

АИК «Кузбасс». При активной поддержке В. И. Ленина по инициативе деятелей международного рабочего движения Уильяма Хейвуда, Тома Манна, Бела Куна в 1922 году в Кузбассе была создана Автономная индустриальная ко­лония «Кузбасс» государственное предприятие, ставящее своей целью оказать техническую помощь в восстановлении и дальнейшем развитии народного хозяйства Кузнецкого бассейна. Председателем правления АИК «Кузбасс» был коммунист, основатель голландской секции Коминтерна в США, инженер С. Ю. Рутгерс, неоднократно встречавшийся с В. И. Лениным.

АИК «Кузбасс» имела важное политическое значение, так как являлась примером международной пролетарской солидарности. Рабочие различных стран мира добровольно ехали в разрушенную войной Россию, оказывали помощь, идя на тяжёлые лишения ради общего дела социализма.

В АИК входили Кемеровский, Прокопьевский, Киселевский и Кольчугинский рудники, строящийся коксохимзавод в Кемерове, Гурьевский металлургический завод и участок земли в 10 тысяч гектаров. Колония подчинялась Совету Труда и Обороны.

АИК была подлинно интернациональной. В ней работали представители 27 национальностей мира. Однако подавляющее большинство рабочих были русские.

Заботу В. И. Ленина о колонии высоко ценили иностранные рабочие. 1 мая 1923 года на митинге рабочих колонии В. И. Ленин был избран почетным членом союза горняков. Выступая на митинге, С. Ю. Рутгерс говорил: «Владимира Ильича мы принимаем в свою семью не только потому, что он горячий сторонник колонии и один из её основателей, что он является душой и сердцем русской революции, но и потому, что он является искуснейшим забойщиком в деле подтачивания капитализма».

Ленинская забота об АИК «Кузбасс» и самоотверженный труд рабочих дали свои результаты. На Кемеровском руднике старое оборудование было заменено новым, шахты получили электроэнергию. Добыча угля к 1925 году увеличилась более чем в два раза, а производительность труда рабочих колонии возросла в три раза, в два раза снизилась себестоимость производимой ими продукции.

В 1924 году был пущен Кемеровский коксохимический завод, получен кокс. В 1926 году выжиг кокса превысил 128 тысяч тонн. Металлургия Урала переводилась с древесного угля на кузнецкий кокс. К концу восстановительного периода Кузбасс давал угля в два с лишним раза больше, чем в 1913 году. Английский уголь в топках котлов Балтийского флата был заменен кузнецким.

АИК «Кузбасс» выполнила свою задачу, и 22 декабря 1926 года СТО СССР расторг с ней договор. Часть рабочих уехала к себе на родину, а некоторые остались в Советском Союзе навсегда.

Разработка плана Урало-Кузнецкого комбината. Угольная и металлургическая промышленность в дореволюционной России была сосредоточена в основном на юге Европейской части. Для дальнейшего развития народного хозяйства страны одной южной базы была недостаточна. Необходимо было создавать вторую угольно-металлургическую базу на востоке страны.

Инициатором комплексного развития железорудных богатств Урала и угольных запасов Кузбасса был В. И. Ленин. Он считал создание Урало-Кузнецкого комбината важнейшей государственной задачей. Па его указанию партийные и хозяйственные органы приступили к разработке плана создания Урало-Кузнецкого промышленного района. После смерти Ильича план строительства УКК, проекты Кузнецкого металлургического комбината (КМК) и других крупнейших пред­приятий Урала и Кузбасса разрабатывались под руководством В. В. Куйбышева, который был в то время Председателем Госплана СССР. Большая роль в развитии Урало-Кузнецкого ком6ината принадлежит видным деятелям партии и Советского государства И. В. Сталину, М. И. Калинину, Г. К. Орджоникидзе, Г. М. Кржижановскому, Р. И. Эйхе.

План строительства УКК предусматривал перевозку  железной руды с Урала в Кузбасс и угля в тех же эшелонах из Кузбасса на Урал.

XVI съезд партии принял решение «... немедленно создавать вторую угольно-металлургическую базу». Это решение съезда было горячо поддержано всем советским народом и особенно трудящимися Кузбасса и Урала. С этого момента начинается бурное развитие нашего края. Строятся угольные шахты, металлургический комбинат, химические предприятия, крупнейшие электростанции. Реконструируется железная дорога между Кузбассом и Уралом.

Превращение Кузбасса в крупнейший угольный бассейн страны. За годы социалистической индустриализации Кузбасс превратился в крупнейший угольный бассейн страны. В годы первых пятилеток бурно развиваются Прокопьевский, Киселевский, Ленинск-Кузнецкий, Осинниковский и другие угольные районы. На Прокопьевском руднике закладывается 15 шахт, на Ленинском 11. К концу 1935 года вступают в эксплуатацию крупнейшие в Союзе и Европе шахты «Коксовая-l» (г. Прокопьевск), имени Кирова (г. Ленинск-Кузнецкий), № 9-15 (г. Анжеро-Судженск) и другие.

Резко увеличивает добычу угля старый Анжеро-Судженский рудник. Одним из крупных центров угледобычи в Кузбассе становится Кемеровский угольный район, где реконструируется шахта «Центральная», строятся шахты «Северная», «Пионер», «Ягуновская».

Только в годы первой пятилетки (1928-1932 гг.) вошли в строй, частично или полностью, 24 шахты и штольни, которые давали почти половину добываемого в бассейне угля. За вторую и третью пятилетки в Кузбассе было введено в эксплуатацию ещё 48 шахт.

Таким образом, 90 процентов шахт было построено или реконструировано в годы индустриализации, что способствовало резкому увеличению добычи угля. По сравнению с 1913 годом добыча угля в Кузбассе увеличилась в 22 ра­за, коксующегося в 28 раз. К концу второй пятилетки Кузбасс занял первое место в РСФСР и второе (после Донбасса) в СССР, став второй всесоюзной кочегаркой.

Социалистическое соревнование на шахтах Кузбасса. В 1927 году в Кузбасс прибыла делегация из Донбасса. Она вручила знамя лучшим шахтерам нашего бассейна. Тогда и было положено начало соревнованию двух крупнейших бассейнов страны.

Зачинателями массового соревнования в Кузбассе явились шахтёры-комсомольцы Прокопьевского рудника. Именно здесь в феврале 1929 года родилась комсомольско-молодёжная ударная бригада. Организатором её был Захар Беганский. Почин Беганского быстро распространился по бассейну. В августе в Кузбассе насчитывалось уже 94 такие бригады.

Прокопьевские горняки вызвали на соревнование шахтёров Ленинского рудника. А 12 мая 1929 года во Дворце труда в Щегловске делегаты Прокопьевского, Ленинского, Кемеровского рудников, Кемеровского коксохимического, Гурьевского металлургического заводов и Топкинского железнодорожного депо подписали окружной социалистический договор. Социалистическое соревнование стало массовым.

В 1935 году на Ленинском руднике Степан Шишлянников превзошел американский рекорд производительности врубовой машины и добывал в месяц по 20 тысяч тонн угля. Забойщики Прокопьевского рудника П. Неверов и И. Латышев установили мировой рекорд добычи угля отбойными молотками.

В стахановское движение одной из первых в Кузбассе включилась бригада Ивана Акимовича Борисова с Про­копьевского рудника. На шахте «Центральная» Кемеровского рудника инициатором этого движения были забойщики Артемьев, Бобров, Заплаткин, Марченко. Они выполняли план на 200-300 процентов. 18 августа 1936 года Артемьев, работая в пяти забоях, выполнил норму на 893 процента. В 1937 году на шахтах бассейна работало около трёх тысяч стахановцев и около 20 тысяч ударников.

Уже первые успехи стахановского движения позволили горнякам Прокопьевска на слёте стахановцев рудника заявить: «Мы получили среднюю производительность на трудящегося две тонны, оставив позади такие капиталистические страны, как Германия, Голландия, Англия, Бельгия, Франция».

Интернациональная солидарность. В годы индустриализации, движимые чувством интернациональной солидарности, рабочие капиталистических государств ехали в нашу страну, в том числе и в Кузбасс, чтобы участвовать в строительстве социализма.

Первые партии иностранных рабочих стали прибывать к нам в 1929 году. Большинство из них имели горняцкие специальности и направлялись на работу в шахты Прокопьевского, Ленинского и Анжеро-Судженского рудников. Часть зарубежных рабочих строила КМК.

Среди иностранных рабочих были немцы, американцы, чехи, поляки, венгры, югославы, шведы, болгары, румыны, австрийцы и другие. Некоторые из них ехали в нашу страну, будучи коммунистами, часть вступала в комсомол, в члены ВКП (б) уже здесь.

По примеру русских рабочих они создавали ударные бригады, участвовали в движении рационализаторов и изобретателей, организовывали соревнование. Особенно хорошими специалистами, организаторами производства показали себя немецкие инженеры, работавшие на Прокопьевском руднике. Цильфельд главный инженер строительства шахты «Коксовая», Флорен главный механик той же шахты, Оппель главный механик шахты 3-3-бис и другие пользовались заслуженным авторитетом у шахтеров.

Замечательным организатором рабочего коллектива, лучшим забойщиком бригады на Судженских копях был член Компартии Чехословакии Людвиг Бандола. За свой образцовый труд он был избран делегатом Всекузбасского слёта горняков.

Большинство иностранных рабочих активно участвовали в общественной жизни, приняли советское гражданство. Они нашли в Советском Союзе не только работу, но и вторую родину.

Ручной труд заменяется машинами. Кайло и лопата, санки и корыто, тачка и деревянный ворот, бадья и плошка-коптилка по прозванию «бог в помощь» вот «техника», которую оставил царизм в угольной промышленности нашего края.

Накануне первой пятилетки механизированная добыча угля в Кузбассе составляла менее 2 процентов. В шахтах бассейна еще не было электросверл, конвейеров, электровозов. За годы первых пятилеток количество техники на шахтах резко возросло. По уровню механизации Кузбасс значительно опередил другие бассейны страны. Г. К. Орджоникидзе в своём выступлении на XVII съезде партии так охарактеризовал наш бассейн: «Для того чтобы по­смотреть образцы хорошей работы, хорошей механизации, для этого нашим угольщикам надо ехать не в Германию или Америку, а съездить в Кузбасс и посмотреть, как дело там поставлено».

Рост механизации добычи угля, стахановские методы работы резко повысили производительность труда шахтёров. Так, на Прокопьевском руднике орденоносец Ш. Зайнутдинов в ноябре 1935 года при помощи электросверла за одну смену добыл 981 тонну угля. Р. Мачехин в том же месяце выдал на-гора 1466 тонн, а Т. Асмодьяров перекрыл оба рекорда и добыл за 6 часов 1529 тонн угля.

Менялись условия труда шахтёров, улучшался их быт. На месте жалких поселков вырастали крупные промышленные города: Кемерово, Новокузнецк, Прокопьевск, Анжеро-Судженск, Ленинск-Кузнецкий, Белово, Киселёвск, Осинники.

Создание металлургической базы. Богатые залежи угля, железа и полиметаллических руд, сравнительно развитая угольная промышленность Кузбасса были основой для развития металлургической, химической и энергетической промышленности.

В 1926 году началось строительство гиганта сибирской металлургии Кузнецкого металлургического комбината.­ Стройка требовала огромного количества оборудования и стройматериалов. Нужны были десятки тысяч рабочих и специалистов. Завод-гигант строила вся страна. Почти каждый пятый завод страны выполнял заказы Кузнецкстроя. По призыву партии на стройку ехала молодёжь с берегов Волги и Днепра, из Белоруссии и Казахстана. Из Москвы и Ленинграда ехали инженеры и учёные. Летом 1931 года на Кузнецкстрой прибыли свыше 50 тысяч рабочих и специалистов.

На строительстве по путёвкам комсомола работали 12 тысяч юношей и девушек. Среди них был и Михаил Роганов. Сначала работал мастером, потом руководил комсомольско-молодёжной бригадой по монтажу доменных печей. На его счету было около 100 рационализаторских предложений. Впоследствии за ударную работу Роганов в числе первых кузнецкстроевцев был награждён орденом Ленина.

Строительство велось непрерывно, круглые сутки, при свете солнца и электрических ламп, в палящий зной и лютую стужу. Бывший главный инженер строительства комбината Иван Павлович Бардин вспоминал: «Когда на половине котлована вдруг обнаружились плавуны, котлован продолжали рыть, стоя по пояс в ледяной воде ... Земляные работы не прекращались и тогда, когда сильные морозы сковывали вязкую, глинистую почву площадки ... Коченели ноги, отмерзали пальцы, но ни один боец не покинул фронта. На освещенной прожекторами площадке работали всю ночь. И победили мороз, стужу, победили упрямую Сибирь».

На всю страну прославились бригады землекопов Дун­келя, Ковалева, Москалева, Филиппова, Уморбекова и другие. Каждый член комсомольской бригады Дункеля вынимал по 55 кубометров грунта вместо 11 по норме. Человеком-экскаватором называли прославленного землекопа Кузнецкстроя Андрея Севастьяновича Филиппова.

Строящийся гигант чёрной металлургии находился под неослабным вниманием партии. Решением ЦК партии начальником Кузнецкстроя был назначен крупный специалист, революционер, прошедший путь большевистского подполья, Сергей Миронович Франкфурт. Главным инженером строящегося комбината был опытный металлург И. П. Бардин, впоследствии ставший академиком, вице-­президентом Академии наук СССР. На стройке работал ученик известного русского доменщика М. К. Курако крупный инженер Г. Е. Казарновский. Секретарём горкома партии был Рафаил Моисеевич Хитаров, бывший до этого генеральным секретарём Коммунистического Интернационала Молодежи.

1932 год стал годом больших побед. Был выдан первый кокс и первый кузнецкий чугун, вступила в строй электростанция. Мартеновская печь № 1 выдала первую плавку стали, были прокатаны первые слитки, получены сибирские рельсы.

Но комбинат продолжал строиться. Сдавались в эксплуатацию новые доменные и мартеновские печи, рельсо­балочный и прокатные станы. К концу 1937 года вступила в строй и вторая очередь комбината.

Задача, поставленная ХVI съездом партии, создать вторую угольно-металлургическую базу на востоке нашей страны была выполнена. Вскоре КМК вышел в число передовых предприятий страны.

За предвоенные годы КМК дал Родине свыше 10 млн. тонн чугуна, около 10 млн. тонн стали и около 7 млн. тонн проката, что составляло почти 10 процентов общесоюзного производства чёрных металлов.

В годы индустриализации в Горной Шории были построены три крупных железорудных рудника и ряд обогатительных фабрик. В 1940 году вводится в строй самый мощный рудник Таштагольский. Развивается цветная металлургия. В 1931 году выдал продукцию первенец цветной металлургии Сибири цинковый завод в городе Белово. В то время это было одно из крупнейших предприятий цветной металлургии страны. Завод давал самый дешёвый в стране цинк.

В Мариинской тайге, Горной Шории и на рудниках старого Салаира развивается золотопромышленность, растет добыча благородного металла. Расширяется первенец цементной промышленности Сибири Яшкинский завод, строятся кирпичные и другие предприятия стройиндустрии Кузбасса.

Развитие химической промышленности. Одновременно с угольной и металлургической промышленностью в Куз­бассе создавалась и химическая, получившая уже в годы первых пятилеток значительное развитие. В 1934 году вошла в строй новая коксовая батарея на Кемеровском коксохимзаводе, построенная по чертежам советских инженеров. Её годовая производительность превысила 400 тысяч тонн кокса, что фактически означало ввод в строй второго коксохимического завода. Строительство батарей продолжалось. К концу 1934 года вступили в строй ещё четыре батареи на КМК. Кузнецкий кокс был признан самым лучшим в стране.

Полученный при коксовании угля газ был дешёвым сырьём для производства азотных удобрений. Поэтому в апреле 1933 года на окраине Кемерова начали рыть котлованы под цехи будущего азотно-тукового завода. 4 июня 1938 года завод принял первые кубометры коксового газа, 21 июля был получен первый аммиак, а вскоре и «витамин земли» селитра, в которой остро нуждались поля страны. Кузбасс стал крупным центром химической промышленности.

Создание энергетической базы. Начало созданию кузбасской энергетики положила динамо-машина, направленная В. И. Лениным в 1922 году прокопьевским шахтерам. В 1925 году в селе Горскино (Беловского района) дала ток первая в Кузбассе сельская электростанция.

В 1932 году вступает в строй ТЭЦ КМК, в 1934 году, в дни работы, XVII съезда партии, Кемеровская ГРЭС. Эти электростанции были тогда самыми мощными в Сибири. В конце второй пятилетки началось строительство ТЭЦ в Кемерове. Шла реконструкция старых рудничных электростанций.

Строительство новых и реконструкция старых станций позволили увеличить мощность электростанций Кузбасса от 5 тысяч киловатт в 1926 году почти до 280 тысяч киловатт в 1940, то есть более чем в 55 раз. Это было в 2,5 раза больше, чем намечалось по ленинскому плану ГОЭЛРО построить на территории всей Западной Сибири.

Развитие железнодорожного транспорта. В 1921 году в Кузбассе вступила в строй Кольчугинская железнодорожная линия. Она открыла выход кузнецкому углю на Транссибирскую магистраль. Это была единственная в Кузбассе железная дорога.

Быстро развивающаяся тяжёлая индустрия Кузбасса, особенно его южных районов, требовала дальнейшего развития железнодорожного транспорта.

В годы первой пятилетки в Кузбассе строятся новые линии: Кузнецк Мундыбаш Ахпун, Ленинск-Кузнецкий Новосибирск, Кемерово Барзас, растет паровозный и вагонный парк, строятся новые станции, депо.

В апреле 1937 года был электрифицирован первый в Сибири и на Дальнем Востоке участок железной дороги Белово - Новокузнецк: Вести первый электровоз. поручили машинисту Гавриилу Кузьмичу Величко.

Таким образом, Кузбасс накануне Великой Отечественной войны представлял мощную угольно-металлургическую базу на востоке страны. Его промышленная продукция выросла в 1940 году, по сравнению с 1928 годом, в 23 раза, а по сравнению с 1912 годом в 63 раза.

Соратники Ленина в Кузбассе. Осенью 1920 года по совету В. И. Ленина Председатель Президиума ВЦИК Михаил Иванович Калинин совершил поездку по стране в специальном поезде «Октябрьская революция». Поезд особого назначения побывал и в Кузбассе. 28 ноября он прибыл в Анжеро-Судженск.

Михаил Иванович интересовался жизнью, трудом и бытом горняков. Узнав, что шахтеры остро нуждаются в обуви, он дал распоряжение выдать горнякам 2250 пар обуви для подземных работ.

Выступая на митинге шахтёров Анжерских и Суджен­ских копей, Михаил Иванович Познакомил рабочих с положением Советской России. В резолюции, принятой по докладу М. И. Калинина, говорилось: «Мы, красные шахтёры Анжерских копей, заявляем, что крепко и сплоченно будем стоять на трудовом фронте и упорным ежедневным трудом будем помогать строительству трудовой жизни».

Второй раз М.И. Калинин был в нашем крае в марте 1934 года. Он посетил КМК, побывал в Топках и у шахтеров Прокопьевска. Выступая на слете шахтеров-ударников, Михаил Иванович призвал горняков быстрее превратить Кузбасс во второй Донбасс.

В феврале 1922 года на станцию Тайга приехал член ЦИК и ЦК РКП (б) Е. М. Ярославский. Выступая на митинге в депо, он призвал тайгинцев «поддержать революционную честь сибирских железнодорожников - помочь вывезти хлеб и уголь».

Неоднократно бывал в Кузбассе С. В. Косиор. Будучи в первые годы Советской власти секретарем Сибирского бюро ЦК ВКП (б), он внимательно следил за хозяйственной деятельностью АИК: «Кузбасс» и помогал ей. Много внимания С. В. Косиор уделял развитию и укреплению профсоюзных организаций угольщиков, строительству культурно-бытовых объектов в нашем крае.

В конце февраля 1929 года Кузбасс и посетил первый нарком просвещения А. В. Луначарский. Анатолий Васильевич интересовался жизнью горняков Анжеро-Судженска, работой школ, много внимания уделил рабфаку. В Кемерове он побывал на коксохимическом заводе, в квартирах рабочих, в фабрично-заводской школе, выступал перед трудящимися химзавода и в городском Совете. Анатолии Васильевич посетил также Прокопьевск, Ленинск-Кузнецкий, станцию Тайга, Яшкино.

На закладке городской больницы в Анжеро-Судженске в 1928 году присутствовал первый Нарком здравоохранения Советской республики Николай Александрович Семашко. В июле 1930 года на Кузнецкстрой приезжал Анастас Иванович Микоян.

В конце августа 1931 года в Кузбассе побывал Наркомвоенмор СССР К. Е. Ворошилов. На станции Белово, где Климент Ефремович был проездом, его вышли встречать тысячи трудящихся Цинкостроя. Рабочие первенца Сибирской цветной металлургии рапортовали о досрочном вводе в строй завода и здесь же подарили Клименту Ефремовичу первую плитку цинка. К. Е. Ворошилов побывал в Прокопьевске и на Кузнецкстрое.

Большим событием в жизни трудящихся Кузнецкстроя стал приезд в 1933 году Наркома тяжёлой промышленности СССР Серго Орджоникидзе. Он внимательно осмотрел цехи завода, теплоэлектростанцию, беседовал с рабочими, выступил на митинге. Изучив положение дел на стройке, Орджоникидзе написал приказ по Народному Комиссариату тяжёлой промышленности о дальнейшем разлитии строительства комбината.

Тогда же Орджоникидзе позаботился о предоставлении Новокузнецку моторных вагонов для будущей трамвайной линии. По его указанию под Дворец пионеров города было передано здание школы ФЗО. Побывал он и у шахтёров Прокопьевска, интересовался жизнью и трудом горняков, спускался в шахту, внимательно ознакомился с механизацией добычи угля на руднике.

Побывали на Кузнецкстрое А. А. Андреев, Е. Д. Стасова, Л. Н. Сталь, Н. М. Шверник, Я. Э. Рудзутак и другие ветераны ленинской партии. На строительство комбината приезжал вождь немецкого пролетариата Эрнст Тельман.

Начало коллективизации сельского хозяйства. Коллективные хозяйства в Кузбассе стали создаваться сразу после установления Советской власти в деревне. Уже весной 1918 года возникают Поломошинская сельскохозяйственная артель, коммуна в деревне Буерак Щегловского уезда.

Тайгинское сельскохозяйственное и промышленное товарищество «Трудовое начало». В это же время, были созданы две коммуны в Мариинском уезде. Дальнейшее строительство коллек­тивных хозяйств в Кузбассе было прервано временной победой контрреволюции.

После восстановления Со­ветской власти одной из первых возникает коммуна «Восход» В селе Бачаты Кузнецкого уезда. В деревне Дедюево Щегловского уезда создается сельскохо­зяйственная артель «Зародыш».

Крестьяне, видя, что коллективная обработка земли в коммунах облегчает труд и увеличивает урожайность, потянулись к коллективизации, организуясь в различного рода товарищества. Число коллективных хозяйств стало заметно расти.

Беднота, батраки, активная часть середняков понимали, что выйти из нужды можно только при организации коллективного хозяйства, и охотно записывались в колхо­зы, различные товарищества. В Кузнецком округе в 1928 году насчитывалось свыше 400 семенных, животноводческих, пчеловодческих и других товариществ. Позже появились товарищества по совместной обработке земли, сельскохозяйственные артели и другие коллективные хозяйства.

Предпосылки для сплошной коллективизации в Кузбассе были уже налицо, однако уровень подготовленности в разных районах был неодинаков. Поэтому президиум Кузнецкого окружного исполкома определил и различные сроки коллективизации. В Щегловском и Прокопьевском районах ее нужно было закончить к концу 1930 года, в Горно-Шорском национальном районе позже.

Борьба кулачества против коллективизации. Засилие кулачества явилось основным тормозом коллективизации в Кузбассе. Сплошная коллективизация это смерть для кулака, а, почуяв свою гибель, он всеми силами старался предотвратить её.

Изоляция кулаков от Советов, организация батрачества и бедноты в коллективные хозяйства вызвали бешеное сопротивление со стороны кулаков. Всеми средствами они пытались вредить колхозному строительству, Советской власти, Кулаки не останавливались даже перед террором, организуя нападения на сельских активистов и советских работников.

В селе Красном (ныне Ленинск-Кузнецкий район) в феврале 1929 года кулаки зверски убили уполномоченного Краснинского района коммуниста Морозова. В селе Крапивино они открыто призывали не вступать в колхозы. В расклеенных ночью плакатах было написано: «Долой колхозы, долой Советскую власть!» Созванное в ответ на провокацию кулаков собрание большевистской организации совместно с бедняками и батраками села единодушно вынесло решение: «Еще теснее сплотить свои ряды в борьбе против кулачества».

Особенно кулаки ненавидели комсомольцев за их преданность Советской власти. В селе Игнатьевка (Топкинский район) был убит председатель сельского крестьянского комитета общества взаимопомощи комсомолец Сарадон Кравец, в деревне Улус-Стрелино от рук кулаков погиб селькор комсомолец Иван Охов. В деревне Боровой Кемеровского района кулаки организовали покушение на комсомольцев-активистов Марфу Воробьеву и Колмогорова. 7 января 1930 года кулаки той же деревни напали на двух комсомольцев, ехавших за сеном, и жестоко избили их.

В ответ на это молодежь деревни на своем собрании постановила: «... Мы, молодежь деревни Боровая, даем отпор кулакам и подкулачникам и вступаем коллективно в комсомол и в колхоз. Кулаки нашей деревни пытаются всячески сорвать коллективизацию, но это им не удастся. В колхоз вступило 5 человек, в ячейку ВЛКСМ - 9 человек. На делегатском собрании вступили в коллектив две женщины раньше своих мужей. Мы вызываем на соревнование по вступлению в ряды ВЛКСМ и в колхоз молодёжь деревни Б. Промышлёнка».

На каждом шагу враг наталкивался на единство и сплоченность бедноты, батраков, деревенской молодежи.

Открыто нападать опасно это кулаки понимали. Потому шли на подкуп середняков и бедняков, подговаривая их выступать на общих собраниях против коллективизации, распускали слухи. Они говорили, например, что всем, кто вступил в колхоз, будут клеймить лбы «антихристовой печатью», не желающих вступать в колхозы якобы будут выселять «на камешки». С целью подорвать рост сельского хозяйства и опорочить коллективизацию кулаки начали уничтожать и морить скот, придумывать способы борьбы против сдачи хлеба государству.

Бедняки и основная масса середняков поддержали решение партии и правительства о применении к злостным кулакам, не желающим добровольно продавать хлеб госу­дарству по твёрдым ценам, чрезвычайных мер конфискации по суду излишков хлеба. Только у пяти кулаков Топкинского района было конфисковано 4500 пудов.

Кулаки, которых ударили по рукам за попытку спекуляции хлебом, начали агитацию за сокращение посевов, стали распускать слухи о введении разверстки, а когда убедились, что им не удастся сорвать коллективизацию, стали пробираться. на руководящие должности в колхозы. и сельсоветы с целью вредительства.

Антисоветская работа церковников. В прошлом Сибирь была местом ссылки и преследования сектантов. После гражданской войны здесь укрылись недобитые враги Со­ветской власти, в том числе и часть реакционного духовенства. В Новосибирске были сосредоточены руководящие центры почти всех религиозных организаций Сибири, во главе которых стояли бывшие помещики, фабриканты, купцы, кулаки, белогвардейцы,

В связи с переходом от политики ограничения и вытеснения к политике ликвидации кулачества как класса на основе сплошной коллективизации, антисоветская работа церковников активизировалась. Вместе с кулачеством они проводили антиколхозную агитацию, распространяли провокационные слухи, организовывали поджоги колхозного, имущества, предавали анафеме колхозы, грозили колхозникам отлучением от церкви.

Активно боролись против коллективизации и различные секты. Когда сектанты увидели, что широкие крестьянские массы поддерживают политику партии и правительства, они изменили тактику - стали создавать свои колхозы. Так, адвентисты седьмого дня в селе Горное (бывшего Горно-шорского района) создали колхоз «Надежда». Кулаки-сектанты охотно шли в такие колхозы, так как могли там скрываться от хлебозаготовок, эксплуатировать бедняков-сектантов и вести подрывную работу.

Состав правлений таких колхозов обычно совпадал с составом советов религиозных общин. И все их собрания были пропитаны религиозной идеологией.

Во главе таких колхозов стояли враги Советской власти, которые срывали, хлебозаготовки, не выполняли обязательств перед государством. Чистка, проведенная в 1930 году, значительно укрепила колхозы.

Победа колхозного строя. Несмотря на происки врагов, в Кузбассе началось массовое колхозное движение. С целью вовлечения крестьян в колхозы проводились «Недели коллективизации». В октябре 1929 года одну из таких недель только в Бачатском районе вступило в кол­хозы 1000 человек.

Постепенно укрупнялись и укреплялись материально колхозы нашего края. Об этом свидетельствует история развития сельскохозяйственной коммуны «Ясная Заря» Топкинского района, организованной в марте 1928 года. В то время в нее входило всего 11 дворов. Общественный посев коммуны составлял 11 десятин, общественный скот 7 рабочих лошадей, 3 коровы и 2 овцы. Коммуна объединила 45 едоков, из которых 20 человек трудоспособных. На 1 октября 1928 года в коммуне было 63 едока, а на 1 октября 1929 года уже 669 едоков. В 1929 году в коммуну вступили крестьяне деревень. Васьково, Абышево, Озерки, Цветково, Смирновка. В октябре 1928 года коммуна имела 679 га земельных угодий, а на 1 октября 1929 года 8369 га. Росло общественное животноводство в коммуне. Так, только за один год с 1928 по 1929 год количество лошадей и коров увеличилось больше чем в десять раз. Особенно быстрыми темпами увеличивался парк сельскохозяйственных машин и инвентаря в коммуне, появились тракторы и тракторные плуги, жатки и сенокосилки, сложные молотилки, веялки, триеры и т. д.

К весне 1932 года на территории нашей области насчитывалось 1600 колхозов, объединявших 84000 крестьянских хозяйств. Почти 85 процентов посевных площадей, которые раньше засевали единоличники, теперь было обобществлено.

Росла механизация сельского хозяйства. Первые тракторы у нас появились в 1927 году. Это были импортные тракторы «Фордзон» и «Интернационал». К концу второй пятилетки уже (насчитывалось более 250 тракторов и около 200 комбайнов и молотилок.

На открывшемся 14 февраля 1935 года II Всероссийском съезде колхозников-ударников был и представитель Кузбасса - председатель колхоза «Работник» Силинского сельсовета Кемеровского района С. С. Мазюков, коллектив которого за ударную работу в 1934 году завоевал переходящее Красное знамя.

Сельское хозяйство Кузбасса приняло зерновое и картофелеводческое направление. Особенно больших успехов добились картофелеводы. Так, звеньевая колхоза «Путь, новой жизни» Мариинского района, депутат Верховного Совета СССР Анна Ефимовна Картавая в 1938 году собрала с гектара по 900 центнеров картофеля. Через год звеньевая колхоза «Красный Перекоп» того же района Анна Кондратьевна Юткина получила с гектара 1217 центнеров.

В предгорных районах Салаирского кряжа, Кузнецкого Алатау и Горной Шории сельское хозяйство получило животноводческое направление. Наряду с преимущественно индустриальными районами, где сельское хозяйство имело подсобное значение, в Кузбассе были районы, в которых оно играло первостепенную роль. Это такие районы, как Ижморский, Итатский, Крапивинский, Топкинский, Тяжин­ский и Чебулинский.

Большое развитие в нашем крае получило пчеловодство. Почти четвертая часть всего сбора меда в Западной Сибири приходилось на долю Кузбасса. Районами особенно развитого пчеловодства были прежде всего Мысковский и Кузедеевский.

В 1935 году в письме Западно-Сибирскому краевому съезду колхозников-ударников А. М. Горький писал: «Была раньше Сибирь каторжная, необъятный край необъятного горя, край кандалов и смертей. Сейчас, есть обновленная колхозная земля Сибирь советская, край социалистического созидания».

Народное образование, здравоохранение, культура. Развитие тяжелой индустрии и сельского хозяйства без окончательной ликвидации неграмотности было немыслимо. В дореволюционном Кузбассе почти все крестьянство, а оно составляло 96 процентов населения, было неграмотным. Бороться с неграмотностью приходилось в исключительных условиях: не хватало учителей, школьных помещений, топлива, учебников, письменных принадлежностей. Выступавшие на пленуме Томского губкома РКСМ в 1920 году комсомольцы были непреклонны: «Если при обучении нет бумаги, то таковую заменять досками или писать на сырой земле палочками, но борьбу с неграмотностью продолжать». О трудностях в ликвидации неграмотности говорит и письмо секретаря Прокопьевского райкома комсомола Василия Потапова киселевским комсомольцам: «Я вам посылаю бумаги 1 лист ... желтой .... 2 листа белой ... Берегите: больше нет ... ничего. Ещё вы пишете насчёт свечей: товарищи, нету, сами сидим в темноте».

За первые 10 лет Совётской власти в Кузнецком округе было открыто 387 школ, в которых обучались 25000 детей рабочих и крестьян. В 1931-1932 годах на шорском языке издаются букварь и учебник по родному языку.

Несмотря на огромные хозяйственные трудности, число школ быстро росло. С 1928 по 1941 годы их количество увеличилось более чем на 1000. В школах обучалось детей в 14 раз больше, чем до Октябрьской революции.

В 1929 году в Мариинске и Щегловске появились первые техникумы, а в 1932 году в Новокузнецке – Сибирский металлургический институт. Для подготовки учителей в 1939 году в Новокузнецке был открыт учительский институт. Появились десятки амбулаторий и больниц. В 1927 году в Щегловске была открыта окружная больница.

В 1933 году в Новокузнецке была проложена первая в Сибири трамвайная линия. Накануне Отечественной войны трамвайное движение открылось в Кемерове и Прокопьевске. В городах Кузбасса строятся театры и кинотеатры, Дворцы культуры и клубы.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. Из листовки, которая была распространена на субботнике в Мариинске 1 мая 1920 года.

« ... Мы должны в этот день не словом, а делом доказать, что проснувшиеся от векового рабства трудящиеся не только могут разрушить старую жизнь, но в большей степени способны строить, создавать свою новую, трудовую, советскую жизнь.

Наш сегодняшний праздник труда должен быть набатным колоколом, который будит всех усталых и голодных, измученных тяжелыми условиями жизни к работе по созданию будущего».

2. Из воспоминаний С. М. Франкфурта начальника Кузнецкстроя

« ... Первые две малые турбины (для электростанции Д. К.) были изготовлены фирмой РАТО (Франция Д. К). Монтажом руководили монтеры фирмы. Всё шло как будто нормально. Но летом, когда иностранные монтеры запускали первую машину после останова, раздался сильный, глухой удар. Сорвало регулятор. Машина остановилась.

Мы с Бардиным пришли к месту аварии. Спокойствие и невозмутимость французов меня взорвали. Они тотчас же после аварии спокойно умылись, переоделись и ушли: было, видите ли, восемь часов - время ужина. Только наутро вскрыли машину. Выяснилось, что лопнул диск ротора. Причина - недоброкачественный металл ... Французы признали, что в поломке машины виновен их завод. Отправили весь ротор в Париж для ремонта. Первая машина надолго выбыла из строя.

... Когда осваивали станцию, вышла из строя не только первая шеститысячная турбина, но и вторая тоже оказалась дефектной. Пустили третью, затем четвертую турбину по 24 тыс. кВт. И они оказались с дефектом и надолго выбыли из строя. Чтобы починить третью и четвёртую турбины, пришлось выписывать из-за границы дополнительные запасные части, вызывать специального представителя немецкой фирмы «Вумаг».

... Электромоторы для собственных нужд эксплуатации станции, закупленные у. английской фирмы «Метро-Виккерс», то и дело выходили из строя и требовали ремонта». (Франкфурт С. М. Рождение стали и человека. М.1935 г., с. 220-222.)

3. Рекорд землекопа Кузнецкстроя комсомольца Груздева

«На второй день Груздев вместо 8 выбросил из котлована 68 кубометров глины. В заводоуправлении не поверили. Нагрянула специальная комиссия. Рано утром у котлована расселись иностранцы. Курили труб­ки, жевали табак и смотрели на Груздева.

Груздев, обнажённый до пояса, принялся за работу. И забегали на нем мускулы, как шары.

К концу смены Груздев выбросил 70 кубометров. Хронометражисты крепко жали ему руку, желали дальнейших успехов». (Десять лет города угля и металла. Сталинск. 1939, с. 123).

4. О работе на Кузнецкстрое комсомольской бригады Ивана Морозова (март, 1931 г.)

«В ночь на двадцатое, когда пальцы рук болели от игл мороза, а в щели дырявых сапог ветер щекотал ноги, бригада дала рекордную цифру выработки. Десять молодых ударников вынули 79,52 кубометра, почти 8 кубометров мёрзлой земли на человека, в два раза больше встречного и в два с половиной, против планового задания. В чем сила бригады? Об этом говорят сами комсомольцы.

- Знаем и чувствуем, что мы здесь, как на фронте, на фронте хо­зяйственном. Все работают как один, один как все. Лентяйничать некогда, курить тоже. В бригаде нет ни одного, кто бы в смену затянулся папиросой больше трёх раз. Минуты на строгом учёте. Дисциплина твердая, армейская. Прежде чем зальётся гудок, бригада уже работает. Каждый знает, что нужно сделать и что сделано за смену. В дни, когда слякоть всасывала ноги, в отдельных бригадах землекопов не выходило на работу 5-6 человек, комсомольская бригада работает вся. Ни одного прогула». (Шеврог Ю. Этих дней не смолкнет слава. Кемерово, 1957, с. 24-25).

Из сообщения газеты «Знамя революции» О работе по ликвидации неграмотности.

22 апреля 1921 г.

«... посмотрите, при каких условиях рабочему классу и его органам власти приходится бороться с неграмотностью. Почти при полном отсутствии школьных пособий, при недостатке принадлежностей для письма, при полной материальной необеспеченности педагогов, при почти полном отсутствии топлива в школах.

Несмотря на все это, работа по ликвидации неграмотности идет вперед. Сотни, тысячи, десятки тысяч неграмотных становятся грамотными. Нет уголка в Советской России, где бы лозунг «Долой неграмотность» не был бы боевым лозунгом. В профессиональных союзах, в Красной Армии, в советских учреждениях, в широких крестьянских массах этот лозунг популярен. Нет сил, нет возможности удовлетворить общую потребность в школах по ликвидации неграмотности. Ликвидация неграмотности боевая работа Советской республики. Эта работа не замыкается узкими рамками государственных учреждений. Поэтому она так быстро и широко развивается. Она охватывает самые широкие слои трудящихся. Школы вырастают не потому, что их открывает государственная власть, а потому, что сами трудящиеся изыскивают средства иметь школу грамоты, хотя бы при самых примитивных условиях.

Не смущайтесь, товарищи, тем, что у нас нет прекрасных школьных зданий, что часто у нас нет достаточного количества перьев и карандашей. Открывайте школы и ликвидируйте неграмотность! Мы дрались с Врангелем и Колчаком, сплошь и рядом не имея патронов. Теперь мы дерёмся с неграмотностью, не имея в руках бумаги и карандашей. Там мы победили! Победим и здесь!

Долой неграмотность!». (Газета «Знамя революции», 1921, 2 апреля). 

Глава XIII. КУ3БАСС В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1945 гг.)

Перестройка народного хозяйства на военный лад. 22 июня 1941 года фашистская Германия вероломно напала на нашу Родину. Началась самая тяжелая в истории война. На смертный бой с фашистской ордой поднялась вся страна. Десятки, сотни тысяч рабочих шахт и заводов, тружеников кузнецких полей оставили свой мирный труд и взялись за оружие. На фронт ушло более половины коммунистов Кузбасса и свыше 31 тысячи комсомольцев. На защиту Родины уходили целыми семьями. С оружием в руках в ряды Красной Армии встали три сына и пять внуков Сарыгиных, шесть сыновей Усачёвых, три брата Винокуровых из Кемерова, пять сыновей Соловьевых, четырнадцать братьев Ануфриевых из Киселевска и многие другие.

Великая Отечественная война внесла в развитие Кузбасса глубокие изменения. После временной потери угольно-металлургической базы на Украине Урало-Кузнецкий комбинат стал основным поставщиком металла и угля в стране. Вторая угольно-металлургическая база теперь играла решающую роль в обеспечении фронта оружием и боеприпасами.

С первых дней войны, преодолевая большие трудности, трудящиеся Кузбасса под руководством партийных организаций решали две главные задачи. Во-первых, нужно было перестраивать хозяйство на военный лад, всю жизнь подчинить лозунгу: «Всё для фронта, всё для победы!» и, во-вторых, на основе эвакуированного оборудования создавать новые отрасли промышленности.

Ввод в строй новых предприятий был связан с большими трудностями. Оборудование эвакуированных предприятий прибывало не полностью. Приезжала лишь часть рабочих этих заводов, поэтому не хватало специалистов. Не было производственных помещений. Эвакуированный анилинокрасочный завод разместили в нескольких местах города Кемерова. Для химико-фармацевтического завода использовали здание школы. Электромеханический завод размещался в здании городского универмага и торговых складов. Для завода «Карболит» отвели здание драматического театра.

Несмотря на трудности, рабочие Кузбасса уже к концу первого года войны ввели в строй несколько новых предприятий. В годы войны вступили в строй алюминиевый и ферросплавный заводы в Новокузнецке. Значительно расширены были КМК и Беловский цинковый завод.

Большое развитие получила химическая промышленность. Если добыча угля за годы войны увеличилась почти в 1,5 раза, выпуск металла - в 2,5, то производство продукции химической промышленности в 7 раз. Химическая промышленность Кузбасса пополнилась такими заво­дами, как анилинокрасочный, «Карболит» в Кемерове, химико-фармацевтические предприятия в Анжеро-Судженске и Кемерове. Была введена в строй вторая очередь Кемеровского азотно-тукового завода, расширен коксохимический завод.

Начала развиваться. машиностроительная промышленность, ведущей отраслью которой было горное машиностроение. Строится Анжеро-Судженский завод «Свет шахтёра», создается завод горного машиностроения в Киселёвске, подвергается реконструкции Прокопьевский ламповый завод. Выпуск горного оборудования был организован на ленинск-кузнецком заводе «Красный Октябрь». В Кемерове появился электромеханический завод (КЭМЗ), в Прокопьевске вступил в строй завод электродвигателей. Свыше 20 видов различных горных машин и механизмов были освоены за военные годы на заводах области.

В южном Кузбассе начала работать ТЭЦ Новокузнецкого алюминиевого завода, сооружались электростанции в Осинниках и Прокопьевске.

Нехватка рабочей силы. За первые два года войны в ряды армии и флота с Кемеровской ГРЭС ушла половина рабочих, с КМК больше половины, а с Гурьевского металлургического завода почти 90 процентов всех рабочих. На фронт уходили не только рядовые рабочие, но и руководящий состав.

Советское правительство, Коммунистическая партия оказывали нашему краю постоянную помощь в обеспечении рабочей силой. В Кузбасс прибыло из Донбасса более, 31 тысячи квалифицированных шахтеров. Центральный Комитет комсомола направил в наш край около 5 тысяч молодых рабочих. К осени 1942 года из западных областей к нам перебазировалось 30 школ ФЗО и 23 ремесленных и железнодорожных училища. За годы Великой Отечественной войны они подготовили тысячи молодых рабочих. Многие воспитанники ремесленных училищ и школ ФЗО своим самоотверженным трудом завоевали широкую известность. Заслуженной славой пользовались молодой рабочий, мастер скоростных плавок КМК Николай Прудников, сталевары Васильев и Ляхов, забойщик Сюськин, машинист загрузочной машины Кемеровского коксохимического завода Надя Анисимова и другие.

За годы Великой Отечественной войны к станкам и машинам пришли десятки тысяч женщин. Они успешно освоили сложные и трудные специальности, заменяя ушедших на фронт мужчин, показывая примеры трудового героизма.

В трудные дни 1941 года пришла на коксохимзавод Анастасия Петракова. Мужчин не хватало, и она согласилась на тяжелую работу машиниста загрузочного вагона. Позднее стада работать машинистом коксовыталкивателя.

В 1943 году в Анжеро-Судженске на шахтах № 9-15 и 5-7 были созданы женские бригады забойщиц. Ими руководили Александра Цавро и Александра Ладаюн. Никто из них раньше даже не спускался в шахту. Девушки овладели отбойным молотком и постоянно перевыполняли норму.

   Первой женщиной-машинистом паровых турбин на Кемеровской ГРЭС была Валентина Архиповна Павлюкова. В 1944 году ей пять раз присуждалось звание «Лучший машинист турбины».

По призыву партии в тяжелые годы войны возвращались в шахты, на заводы, в совхозы и колхозы рабочие и колхозники, ушедшие на пенсию. Не жалея ни сил, ни времени, они отдавали весь свой опыт, все свои знания молодежи.

Социалистическое соревнование. Для более быстрого развития производительных сил Кузбасса 26 января 1943 года была образована Кемеровская область. К этому времени основные трудности были преодолены, выпуск продукции начал быстро расти. На кузнецких углях в годы войны выплавлялось около 80 процентов производившегося в стране металла. В 1945 году добыча угля в Кузбассе достигла почти 30 млн. тонн.

Особое значение в росте добычи угля, в производстве металла, увеличении производительности труда имел небывалый массовый трудовой подъём народа.

Неоднократно зачинателями Всесоюзного соревнования среди шахтеров страны были горняки Кузбасса. В мае 1942 года шахтеры крупнейшей в Советском Союзе шахты «Коксовая-1» (г. Прокопьевск) через газету «Правда» обратились ко всем рабочим угольной промышленности страны с призывом «начать Всесоюзное соревнование за перевыполнение государственного плана добычи угля и сланца, чтобы дать стране столько топлива; сколько его требуется для победы над озверелым врагом».

В 1943 году инициатором предмайского соревнования среди горняков Кузбасса стал коллектив шахты «Зимин­ка» (г. Прокопьевск). Горняки в своем призыве писали: «Помни, шахтер! Без угля не выплавишь сталь и не сделаешь пушку. Наш кузбасский уголь ждут оборонные предприятия не только Сибири и Урала, но и центра Советского Союза. Наш уголь превращается в танки, само­лёты, миномёты, пушки и снаряды».

Шахтеры бассейна поддержали этот призыв. В начале марта забойщики шахты № 5-7 (г. Анжеро-Судженск) Лaвpoв и Одинцов выполнили более чем по 15 норм в смену. В том же месяце забойщик шахты «Маганак» Архип Кулебакин сделал за смену более 21 нормы. Забой­щик шахты №3 (г. Киселёвск) Товченник перекрывает достижение Кулебакина, выполняя сначала 22, а затем 29 норм за смену. Но социалистическое соревнование не знало границ. Забойщик шахты № 4 треста Киселевскуголь комсомолец Владимир Ковзель выполняет 33 с лишним нормы, а забойщик Киселёвского рудника Мотузко более 35 норм. Прославленный забойщик коммунист Мусса Сулейманов побивает и этот рекорд, выполнив свыше 40 норм за смену.

Систематически перевыполняли нормы бригады забойщиков Дудкиной и Звягиной с шахты «Черная гора» города Прокопьевска. По итогам Всесоюзного социалистического соревнования шахтеров в 1942 году звание «Лучшая угольная шахта СССР» с вручением переходящего Красного знамени Государственного Комитета Обороны было присуждено Прокопьевской шахте «Зиминка-Капитальная», где начальником шахты работала М. П. Косогорова.

В борьбе за уголь большую роль играла молодежь. Комсомольцы взяли обязательство выдать к 25-летию комсомола 100 эшелонов сверхпланового угля, а отгрузили 270 эшелонов. В 1944 году комсомольские организации Кузбасса обещали добыть 500 эшелонов сверхпланового угля, а добыли 700 эшелонов.

Героические усилия партии и народа дали свои результаты. К концу войны горняки Кузбасса добывали в год столько угля, сколько давала его вся царская Россия в 1913 году.

КМК в годы войны. Ста­рый большевик, неоднократно бывавший в Кузбассе, академик Е. М. Ярославский писал в 1943 году: «Сегодня Урал и Сибирь кладут на весы, истории всю тяжесть своих доменных печей и мар­тенов, всю силу создаваемого на сотнях заводов оружия, всю силу науки и техники, служащей народу».

В годы войны КМК стал настоящим арсеналом Советской Армии. Половина всех танков, бронемашин, самоходок, выпущенных промышленностью нашей страны в годы войны, были одеты в крепкую броню КМК. Кузнецкие металлурги дали Родине столько высококачественной стали, что её хватило бы на 40 тысяч танков, 45 тысяч самолетов и 100 миллионов снарядов.

Было проведено свыше 1700 скоростных плавок стали. Молодой сталевар Николай Прудников сварил 74, а Александр Чалков - 108 скоростных плавок. Только из сверхплановой стали А. Я. Чалкова было сделано 24 танка, 36 орудий, 1500 миномётов, 1800 автоматов, 10000 гранат.

Вся страна знала броневую чалковскую сталь, сваренную им впервые в истории металлургии в большой марте­новской печи. Советское правительство высоко оценило достижения знатного кузнецкого сталевара, присвоив ему звание лауреата Государственной премии. На денежную премию патриот-металлург приобрел автоматы и направил их на фронт в Гвардейскую Сибирскую добровольческую· дивизию. На их прикладах была сделана скромная надпись: «Фронтовику-сибиряку от Чалкова». Автоматы Чалкова вручались лучшим воинам.

Кузнецкие металлурги освоили производство более 70 марок высококачественной стали. Они добились мирового рекорда по длительности работы доменных печей без остановки на капитальный ремонт.

Сельское хозяйство в годы войны. Тяжелым бременем легла война на деревню. Почти все мужчины ушли на фронт. Не хватало машин, горючего. Всю тяжесть сельскохозяйственных работ несли на своих плечах женщины, старики, дети. Далеко за пределами Кузбасса были известны имена знатных овощеводов Е. Д. Поморцевой, А. Е. Картавой, А. К. Юткиной (Мариинский район), женщин-трактористок А. В. Цепенщиковой (Тисульский район), А. С. ­ Щербань (Новокузнецкий район), бригадира махорочной плантации колхоза «Искра Ленина» Чебулинского района комсомолки Клавдии Ярошенко. Систематически перевыполняло нормы выработки звено, бороновальщиц Александры Буймовой из колхоза «Красный пахарь» Беловского района. Успешно работала комсомольская женская трак­торная бригада Клавы Хоминой в совхозе «Ударник».

С 1942 по 1945 годы в совхозах и колхозах нашей области трудились около ста тысяч учеников, которые выработали около 4 млн. трудодней.

Главным достижением в сельском хозяйстве Кузбасса в годы Великой Отечественной войны было создание крупной продовольственной базы по обеспечению рабочих и служащих городов хлебом, овощами, картофелем, продуктами животноводства. По сбору карт6феля и овощей Кузбасс занимал первое место в Сибири.

В своем письме воинам на фронт трудящиеся Кузбасса писали: «Дорогие товарищи! Сыны и дочери Кузбасса по­ложили на алтарь Отечества всю силу своих рук, своего мозга и сердца и с честью выполнили свои обязательства перед Родиной, перед героической Красной Армией!»

Десятки, сотни тысяч рабочих шахт и заводов, тружеников кузнецких полей и железных дорог внесли свой вклад в дело победы над врагом.

Боевые подвиги кузбассовцев. Неувядаемой славой покрыли себя кузбассовцы в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками на фронтах Великой Отечественной войны. Наши земляки насмерть стояли на подступах к столице нашей Родины и громили немецкие полчища под Сталинградом, обороняли город Ленина и сражались на Курской дуге, уничтожали фашистских захватчиков на Украине и в Прибалтике, освобождали Европу и брали Берлин, были участниками движения Сопротивления в Чехословакии, Польше, Италии, Бельгии, Франции и дру­гих странах.

Кузбассовцы-лётчики А. А. Колядо, И. С. Черных, Е. Ф. Земцов повторили подвиг капитана Гастелло, а Д. А. Мартьянов - подвиг Юрия Смирнова. Чтобы остановить врага, бросились под фашистские танки М. В. Шишкин (г. Прокопьевск), Н. Калинин (г. Белово), И. С. Назаров (с. Ильинское Новокузнецкого района). Защищали Брестскую крепость кузбассовцы Р. К. Семенюк и В. И. Бидонов. Среди 28 героев-панфиловцев сражался и наш земляк Илларион Романович Васильев, чудом оставшийся в живых.

В годы Великой Отечественной войны, как никогда, проявилась сплоченность народов нашей страны. Об этом говорят и подвиги кузбассовцев Героев Советского Союза русского Г. И. Красильникова, шорца М. М. Куюкова, телеута А. С. Четонова, татарина Ф. Г. Загидулина, украин­ца П. И. Косенко и других.

Рядом с мужчинами мужественно сражались на фронтах войны и женщины. Родина не забудет бессмертные подвиги своих дочерей-комсомолок, наших землячек, медицинских сестер Веры Соломиной и Вали Собакинской. А кто не знает весёлого Чижика из кинофильма «Фронто­вые подруги»? А ведь это образ нашей землячки-кемеровчанки Ольги Федориной. Окончив в 1940 году с золотой медалью школу № 1, она поступила в Ленинградский медицинский институт. Но учиться ей пришлось недолго. Началась война, и Леля ушла на фронт. Её подвиги отмечены пятью правительственными наградами.

Воспитанница Ленинского комсомола Капитолина Ро­манова ушла из родного Новокузнецка добровольцем в дивизию сибиряков. Под Великими Луками и городом Белым, в Эстонии и под Кенигсбергом, на Эльбе и в Маньчжурии сражалась с врагом наша землячка. Родина высоко оценила ее подвиги. Капитолина Романова награждена орденами Красного Знамени, Отечественной войны II степени, Красной Звезды, Славы III степени.

Кемеровчанка Валентина Кравченко в годы войны была штурманом прославленного 125-го гвардейского орденов Красного Знамени, Суворова и Кутузова авиационного полка имени Героя Советского Союза Марины Михайловны Расковой. Это был единственный в мире женский полк пикирующих бомбардировщиков.

Многие кузбассовцы в годы войны сражались в отрядах Сопротивления в странах Европы. П. Ф. Будько был заместителем командира Первой Чехословацкой партизанской бригады имени Яна Жижки. П. С. Конопелько сражался на родине Гарибальди, освобождая столицу Италии - Рим. Д. М. Соколов руководил партизанским отрядом в Бельгии. Бойцами отрядов имени Гарибальди в Италии были А. П. Кустов, Н. И. Ананьев, И. М. Баштанов. В бригаде «За Родину», в партизанском отряде «Сталинград», которые действовали во Франции, сражались П. В. Охотин и Л. Н. Цыбиков. В болгарском партизанском отряде «Чавдар» боролся Н. С. Ткач, в движении Сопротивления на юге Франции сра­жался С. А. Франгульян.

По приказу Ставки Верховного Главнокомандования и при активной поддержке трудящихся в 1941-1942 годах на территории нашей области были сформированы 376-я, 303-я, 22-я, 237-я стрелковые дивизии и другие воинские части. Их костяк составили шахтёры и металлурги, химики и колхозники Кузбасса. Первыми добровольцами формировавшихся частей были коммунисты и комсомольцы, работники партийных и советских органов, передовики производства.

В 1944 году на средства трудящихся Кузбасса был создан мощный танковый корпус. Одетый в непробиваемую кузнецкую броню, гвардейский Кузбасско-Нежинский корпус штурмовал 17 городов, форсировал 7 крупных рек, участвовал в штурме Берлина. За героизм и мужество в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками более 20 тысяч его воинов были награждены орденами и медалями Советского Союза, а 21 воин удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Подвиг трех героев. Бессмертный подвиг у стен древнего Новгорода совершили коммунисты-патриоты из Новокузнецка Иван Савич Герасименко, Леонид Арсентьевич Черемнов и Александр Семенович Красилов.

Леонид Черемнов и Александр Красилов родились и выросли в одном селе. В 30-х годах приехали на стройку КМК, затем оба работали в артели «Красный транспортник». В грозные дни 1941 года вместе ушли в армию и попали в одну часть. С ними был и Герасименко. Ночью 29 января 1942 года группа бойцов, в числе которых были наши земляки, скрыто подползла к переднему краю обороны противника, бесшумно сняла немецких, часовых, охранявших вражеский узел обороны, и начала забрасывать противника гранатами. Немцы открыли огонь из соседних дзотов. Под ливнем вражеских пуль бойцы забросали гранатами и их. Однако из ближайших дзотов застрочило еще три пулемета. Гранат уже не было. создалась угроза гибели взвода. Тогда три наших земляка в едином порыве бросились на вражеские дзоты. Закрыв своими телами амбразуры, они заставили пулеметы врага замолчать. Так три коммуниста И. С. Герасименко, Л. А. Черемнов и А. С. Красилов в одном и том же бою совершили свой бессмертный подвиг.

Родина достойно оценила подвиг своих сынов, присвоив им посмертно высокое звание Героя Советского Союза. Их именами названы улицы, в Новгороде героям установлен памятник.

Дважды герой. Уроженец города Ленинска-Кузнецкого молодой офицер Афанасий Шилин попал на фронт только в 1944 году. Шли тяжёлые бои. Враг цеплялся за каждый рубеж. Наши войска подошли к Днепру. Под сильным миномётным и ружейно-пулемётным огнём вместе с пехотинцами артиллерийский разведчик А. Шилин переправился на правый берег Днепра. Он быстро выбрал наблюдательный пункт, связался с левым берегом и начал на­правлять огонь своей артиллерии по огневым точкам врага.

Немцы со всей силой обрушились на высадившееся подразделение. Радиостанция была разбита, связь с частью прервана. Шилин понимал, что без связи нельзя корректировать огонь. Он возвращается на левый берег, вторично под градом снарядов переправляется на плацдарм и тянет с собой линию связи. И снова направляет огонь по противнику.

Озлобленные гитлеровцы непрерывно атаковали горстку храбрецов, стремясь сбросить их с берега. Но советские воины стояли насмерть, отбивая атаки врага. В бою за плацдарм на Днепре Шилин лично уничтожил два пулемётных расчёта противника, 11 солдат и офицеров. За этот подвиг ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Наши войска стремительно продвигались на Запад. Советские воины уже освобождали польскую землю. Снова рубеж. Немцы создали на реке Висле мощные укрепления, насыщенные большим числом огневых точек. Надо было разведать и засечь все артиллерийские, минометные и пулеметные гнезда врага и передать сведения в часть. Эту опасную работу выполнил Шилин, обеспечив успешное артиллерийское наступление. Родина высоко оценила героизм и высокое мастерство Шилина, наградив его второй медалью «Золотая Звезда».

В последние годы жизни дважды Герой Советского Союза Афанасий Петрович Шилин, гвардии генерал-лейтенант артиллерии, продолжал службу, был заместителем председателя ЦК ДОСААФ СССР.

Разведчица-партизанка. Окончив 10-й класс 12-й кемеровской школы, Вера Волошина поступила в Московский торговый институт. Она любила литературу и спорт, водила мотоцикл и прыгала с парашютом. Вера окончила уже третий курс института, когда началась война. Девушка добровольно ушла в партизанский отряд, действовавший под Москвой, в который потом попала и Зоя Космодемьянская.

Бесстрашно переходила Вера линию фронта и так же смело действовала в тылу врага. Она выполнила успешно несколько заданий командования и зарекомендовала себя опытной разведчицей.

В ноябре после выполнения очередного задания группа партизан, которую возглавляла Вера, возвращалась в часть. У самой линии фронта неожиданно наткнулись на немецкую засаду. Партизаны прорвались, а тяжелораненая Вера попала в плен. После страшных пыток и истязаний, не выпытав ни слова, фашисты повесили девушку.

Родина чтит память о нашей славной героине. Она посмертно награждена орденом Отечественной войны I степени, ее именем названа школа, в, которой она училась, о ней написаны книги «Наша Вера», «Вера Волошина», «Вера Волошина и Юрий Двужильный». Ее имя носят улицы, Дворец пионеров в городе Кемерово.

Кузбасский Маресьев. После неудачного вылета лейтенанту Маликову ампутировали ногу. Медицинская комиссия вынесла решение: «Отстранить от летной работы и признать негодным для службы в армии». Примириться с мыслью, что он уже отлетался? Нет! И Маликов твёрдо решил вернуться в полк: «Не дадут самолет писарем буду. А потом всё равно полечу».

И вот он в полку. Командир приказал пока отдыхать. Однако Маликов не терял надежды и усиленно тренировал ногу с протезом. Вскоре ему доверили «кукурузник» (так называли самолет ПО-2), а накануне Орловско-Курской битвы разрешили подняться в воздух на бомбардировщике. Началась вторая боевая жизнь летчика Маликова. Скоро он стал самым известным в дивизии мастером бомбовых ударов. После Курской битвы на груди летчика появился орден Ленина.

В конце 1943 года Маликову поручили ответственное задание уничтожить железнодорожный мост и переправу через реку Березину. Маликовский пикирующий бом­бардировщик Пе-2 вылетел на эту трудную операцию в сопровождении 15 истребителей. Первая бомба уничтожила переправу, а третья мост. Тогда Илья Маликов своим бомбовым ударом замкнул кольцо. Был создан Бобруйский котёл, куда попало 40 тысяч фашистов. За этот подвиг кузбассовцу было присвоено звание Героя Советского Союза.

Илья Маликов вылетал на бомбежки сто раз. Последние семь его боевых вылетов были на Берлин, он громил фашистского зверя в его собственном логове.

«За Зину Туснолобову». Велики заслуги перед Родиной Зинаиды Михайловны Туснолобовой воспитанницы комсомола города Ленинска Кузнецкого. Окончив курсы медсестёр, она добровольцем ушла на фронт. Зина участвовала в жестоких боях под Воронежем, на Курской дуге. Рискуя жизнью, она вынесла с поля боя 128 солдат и офицеров. Бой под станцией Горшечная Курской области был для неё последним. Спасая жизнь командиру, Зина сама была тяжело ранена. Она осталась лежать на снегу, на морозе. Случилось так, что наши части вынуждены были отойти. Фашисты на временно захваченной территории ходили и добивали прикладами раненых. Зина притворилась мертвой, но не избежала ударов прикладом по лицу, по голове. Она потеряла сознание и, пролежала двое суток на морозе. Случайно обнаружили ее наши разведчики. В госпитале, куда ее доставили, у Зины началась гангрена. Другого выхода не было и в 22 года ей ампутировали руки и ноги. Два года Зина пролежала в госпиталях. Операции следовали одна за другой, их было восемь.

Мужественная патриотка, замечательная дочь своей Родины, не прекращала борьбу с ее врагами даже будучи в таком состоянии. Она выступала на предприятиях и в воинских частях, по радио и в газетах, призывая беспощадно громить фашистов.

В марте 1944 года Зина написала своим фронтовым товарищам письмо, которое было опубликовано в газете «Вперед, на врага!» Письмо Зины читали на фронте и в тылу. Со всех концов страны стали приходить ответы. Фронтовики писали Зине: «Вы на огневой позиции, вы с нами!» На фюзеляжах боевых самолетов, на танках и пушках появились надписи «За Зину Туснолобову», «Отомстим за Зину». Так Зина продолжала сражаться с врагом.

Зинаиде Михайловне Туснолобовой-Марченко, единственной из женщин Кузбасса, было присвоено высокое звание Героя Советского Союза, За исключительное мужество, проявленное при оказании помощи раненым в боевых условиях, Зинаида Михайловна удостоена высшей награды Международного Красного Креста медали Флоренс Найтингейл.

В одном из писем из города Старый Оскол, где Зинаида Михайловна сражалась с врагом в годы воины, коллектив комсомольско-молодежной бригады треста Жилстрой писал ей: «Мы строим огромный металлургический комбинат, построим. Новый Оскол с садами, дворцами и стадионами, на земле, где пролита ваша кровь. Просим Вас, Зинаида Михайловна, быть членом нашей бригады в этой грандиозной стройке, и тот вклад, который внесёт наша бригада в строительство Белгородской. Магнитки будет и Вашим вкладом». Так продолжался подвиг Зинаиды Михайловны и в мирные годы в делах нашей молодежи.

Коммунист З. М. Туснолобова-Марченко последние годы с семьёй жила в городе Полоцке, почётным гражданином которого она была. Вела большую общественную работу. Все годы поддерживала связь с Кузбассом.

На Бородинском поле. В документальной поэме С. А. Васильева «Москва за нами» автор раскрывает героический подвиг 32-й стрелковой дивизии на Бородинском поле, которой командовал наш земляк новокузнечанин полковник Виктор Иванович Полосухин. О нём поэт писал: «Подлинный герой Отечественной войны, Виктор Иванович был рыцарем без страха и упрёка, любимцем солдат и офицеров. Он не дрогнул в суровый час испытаний и отдал свою прекрасную жизнь в борьбе за русскую землю».

Когда В. И. Полосухин узнал, что его дивизии предстоит занять оборону на историческом Бородинском поле, он сказал: «Эту высокую честь и доверие личный состав оправдает. Будем сражаться не на жизнь, а на смерть, но задачу свою выполним». Более четырнадцати тысяч солдат Полосухина героически защищали дорогие места русской истории. Не одна тысяча воинов пала смертью храбрых. В боях за освобождение Гжатска погиб и комдив полковник Полосухин, похоронен в городе Можайске.

Ветеран 133-го артиллерийского полка полосухинской дивизии И. Ф. Копылов вспоминает: «В 1940 году я окончил Мариинское педучилище. Нас юношей-учителей этого выпуска призвали в армию. Все мы стали служить в 133-м артиллерийском полку 32-й Краснознаменной дивизии». К Бородинскому сражению этот полк был лучшим в дивизии. Он полностью стал партийно-комсомольским. По своему составу полк почти полностью состоял из кузбассовцев. Командир полка майор А. С. Ефремов уроженец Чебулинского района, а начальник штаба кемеровчанин капитан П. П. Сарыгин. Оба наши земляка пали смертью храбрых на поле Бородинском, защищая от врага подступы к столице нашей родины. (См.: Шабалин В. Сибиряки на поле Бородинском Огни Куз6асса, 1978, №1).

Родина помнит и чтит героев. «Пройдут годы, писали сибиряки в письмах на фронт,- умолкнет грохот пушек, страна залечит раны, нанесенные войной, но подвиги ваши никогда не будут забыты, народ сложит о вас песни».

Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили заслуги трудящихся Кузбасса в разгроме немецко-фашистских захватчиков. Газета «Правда» писал: «Кузбасс сыграл большую роль в достижении победы в Великой Отечественной войне, его заслуги перед социа­листическим отечеством не забудет история».

За самоотверженный труд и успешное выполнение в годы войны заданий Государственного Комитета Обороны Президиум Верховного Совета СССР наградил КМК орденами Ленина, Кутузова и Трудового Красного Знамени. Комбинату, коллективам его цехов 167 раз присуждалось знамя Государственного Комитета Обороны. Четырем цехам знамена оставлены на вечное хранение.

В годы Великой Отечественной войны за выдающиеся успехи были награждены орденами Ленина коллективы коксохимического и азотно-тукового заводов, строительных трестов Кемеровохимстрой и Кузнецкпромстрой.

За боевые заслуги на фронтах Великой Отечественной войны свыше 40 тысяч воинов-кузбассовцев были награждены орденами и медалями. Из них 153 удостоены звания Героя Советского Союза и 37 являются кавалерами ордена Славы всех трех степеней.

В память о погибших воинах-кузбассовцах, о ратном их подвиге в годы Великой Отечественной войны во многих городах и сёлах нашего края сооружены памятники, установлены мемориальные доски. В государственных, народных и школьных краеведческих музеях собрано и бе­режно хранится огромное количество вещественных и письменных памятников-документов, других материалов, раскрывающих бессмертный подвиг наших земляков на фронте и в тылу в годы войны.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. Из письма на фронт жён, детей, родных Героев Советского Союза И. С. Герасименко, А. С. Красилова, Л. А. Черемнова

«Дорогие товарищи бойцы!

Наши мужья, отцы и братья Черемнов, Красилов. и Герасименко отдали свою жизнь в борьбе с ненавистным врагом. Мы потеряли близких и дорогих людей. Больно сердцу, трудно удержать слезы, но мы знаем, что слезами горю не поможешь. Мы знаем, что близкие, дорогие люди погибли за горячо любимую Родину, за её свободу, независимость.

Вы, дорогие наши красные богатыри, защищаете Родину. Её сыновья и дочери это ваши матери, отцы, жены, дети, сестры и братья. Гитлер хочет всех их сделать своими рабами. Он издевается над советскими людьми в захваченных им наших селах и городах.

За страдания, за муки и слезы наших людей, за кровь невинных детей за все это мы призываем вас отомстить фашистам-палачам и людоедам.

Победа над врагом дороже жизни!» (Нас водила молодость. Сб. документов и материалов по истории комсомольской организации Кузбасса. Кемерово, 1968, с. 181-182).

2. Из обращения комсомольцев-забойщиков Киселевского рудника Владимира Ковзеля и Степана Жупника к молодым горнякам Кузбасса.

«... Мы, комсомольцы и забойщики Киселевского рудника, Ковзель и Жупник, за время соревнования в честь 25-летня ВЛКСМ выдали вдвое больше - 6 тысяч тонн сверхпланового угля: Это больше 6 эшелонов! В ноябре и декабре мы обещаем дать еще 3 эшелона. Мы отказываемся до конца года от выходных дней. Будем рубать уголь для новых комсомольских эшелонов.

Пусть такие же конкретные обязательства возьмут на себя все комсомольцы, вся шахтёрская молодёжь Кузбасса!

Прокопьевцы! Вы заняли первенство в соревновании имени 25-летия ВЛКСМ. Вы отправили 138 комсомольских эшелонов угля.

Сколько еще сможете выдать угля до конца года? Подсчитайте; дорогие товарищи, свои возможности!

Обсудите наш вызов у себя на комсомольских и молодёжных собраниях.

Товарищи комсомольцы! Возьмите в свои руки инициативу в этом новом соревновании, привлекайте к участию всю шахтерскую молодежь! 400 комсомольских эшелонов угля к Новому году! - вот наш комсомольский ответ на продолжающееся наступление Красной Армии!

Владимир Ковзель, Степан Жупник, комсомольцы-забойщики Киселевского рудника». (Письма фронтовые. Кемерово, 1967, с. 85).

3. Из письма П. И. Петрова в газету «Кузбасс» «Мне надо дойти до Берлина» 7 ноября 1944 г.

«... я не хочу и не могу думать о смерти. Это не в характере советских людей. Тем более сейчас, когда победа осеняет каждый наш шаг ... В Пруссию мне пройти надо! И в Берлин мне пройти надо. И это не только потому, что они убили моего сына

Я прошёл по своей стране и видел сожжённые села, разрушенные города, видел на виселицах наших советских людей, я видел трупы замученных наших воинов, я не забуду глаза наших детей, которые видели зверя».

4. Обращение ученицы беловской школы Нины Сухаревой к школьникам Новосибирской области сборе учебников для учащихся освобожденных от оккупации районов

«Героическая Красная Армия с каждым днём гонит немецких захватчиков с Советской земли. Там, где хозяйничали немцы - фашистские варвары, ничего не осталось от школ и всех культурных учреждений. Все школы и библиотеки разграблены. Ученики освобожденных районов остались без учебников. Для них собирают книги все школы Советской страны.

Мы, учащиеся 7-го «Б» класса 78-й школы, тоже не отстаем. Наш класс собрал 72 книги и занял первое место по школе. Ребята с большим желанием приносят книги, они говорят: «Пусть по нашим учебникам учатся наши братья и сестры, Пусть знает проклятый Гитлер, что советские школьники - дружные ребята и помогут друг другу в беде». (Партийные организации Кузбасса в. годы Великой Отечественной войны, (1941-1945 гг.). Т. 1. Кемерово, 1962, с. 131-132).

5. Письмо 3. М. Туснолобовой, опубликованное в газете «Вперед, на врага!»

«Дорогие мои! Пусть это письмо дойдёт до сердца каждого из вас. Его пишет человек, которого фашисты лишили всего: счастья, здоровья и молодости.

Мне 23 года. Уже пятнадцать месяцев я лежу, прикованная к госпитальной койке. У меня теперь нет ни рук, ни ног. Это сделали фашисты.

Я была лаборанткой-химиком. Когда грянула война, вместе с другими комсомольцами я добровольцем ушла на фронт. Здесь я участвовала в боях, выносила раненых.

В последнем бою, когда я бросилась на помощь раненому командиру, ранило и меня, перебило обе ноги. Фашисты шли в контратаку, меня некому было подобрать. Я притворилась мёртвой. Ко мне подошел гитлеровец. Он ударил меня в живот ногой. Затем стал бить прикладом по голове, по лицу.

И вот я инвалид, Недавно я научилась писать. Это письмо я пишу обрубком правой руки, которая отрезана выше локтя. Мне сделали протезы, и, может быть, я научусь ходить.

Солдаты! Я была вашим товарищем, шла с вами в одном ряду. Теперь я не могу больше сражаться. И я прошу вас: отомстите! Отомстите за меня, за мой родной Полоцк. Быстрее гоните фашистскую мразь на запад! Отомстите за всех, кому фашисты принесли горе и муки! За нашу истерзанную, за нашу растоптанную молодость, за пепел сельских пожарищ, за руины городов!

Друзья мои! Когда я лежала в госпитале в Свердловске, комсомольцы одного уральского завода, принявшие шефство надо мной, построили в неурочное время пять танков и назвали их моим именем. Сознание того, что эти танки сейчас бьют фашистов, дает огромное облегчение моим мукам.

Мне очень тяжело. В двадцать три года оказаться в таком положении, в каком оказалась я ... Эх! Не сделано и десятой доли того, о чем мечтала, к чему стремилась ... Но я коммунистка и не падаю духом. Я верю в себя, верю в свои силы, верю в вас, мои дорогие! Верю, что Родина не оставит меня. Я живу надеждой, что мое горе не останется не отмщенным, что немцы дорого заплатят за мои муки, за страдания моих близких. Я прошу вас, родные, когда пойдете на штурм, вспомните обо мне.

Вспомните и пусть каждый из вас убьет хотя бы по одному фашисту!

Пусть этот день наступит скорее!

Зина Туснолобова, гвардии старшина медицинской службы». 

Глава XIV. КУ3БАСС В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ

Крупнейший в мире бассейн. Кузбасс справедливо называют индустриальным сердцем Сибири. Кузнецкая земля народная кладовая природных богатств. Наша область имеет всё: уголь и железную руду, марганец и медь, золото и свинец, мрамор и лес, серебра и ртуть, цинк и бокситы, тальк и яшму, богатые чернозёмные почвы и цен­ную пушнину.

Современный Кузбасс эта ежегодная добыча 150 млн. тонн угля, в том числе более 60 млн. коксующихся. Сейчас в Кузбассе около 100 шахт и угольных разрезов, 25 обогатительных фабрик. Многотысячный коллектив шахтеров бассейна ежесуточно дает Родине более 300 тысяч тонн черного золота. За 60 с лишним лет Советской власти добыча угля в Кузбассе выросла почти в 130 раз.

Площадь Кузнецкого угольного бассейна равняется Донецкому, на запасы угля в Кузбассе в несколько раз превышают запасы Донбасса. Исключительно удобное географическое положение Кузбасса между Транссибирской и Южно-Сибирской железнодорожными магистралями, а также сочетание и близкое расположение запасав каменных углей и железной руды позволили создать здесь многие гиганты угольной промышленности, черной металлургии, химии, машиностроения, энергетики.

Кузбасс является второй топливной базой страны, главным поставщиком угля предприятиям Урала и Сибири.

Наш бассейн - единственный в мире, где применяются все известные в горном деле способы добычи угля: механический, гидравлический, открытый и способ подземной газификации. Открытый способ добычи угля в Кузбасс стал развиваться с 1948 года. Первым угольным разрезом был «Краснобродский» в Беловском районе. Сейчас их около 20. Они дают почти одну треть добываемого в бассейне угля.

В 1953 году в Кузбассе вступила в строй первая в мире гидрошахта «Полысаевская-Северная» (г. Ленинск-Кузнецкий). Сейчас уголь с помощью воды добывают на четырех шахтах и многих участках бассейна. Тонна угля, добытого на гидрошахте, в два раза дешевле, а производительность труда рабочего вдвое выше, чем на обычной шахте. Каждый рабочий гидрошахты в месяц добывает в среднем более 150 тонн угля, а на шахте «Юбилейная» - свыше 200. Это самая высокая производительность труда рабочего в отрасли. Но специалисты и ученые разрабатывают проект такой гидрошахты, на которой производительность труда достигнет 700-800 тонн угля на рабочего в месяц.

Гидрошахта «Юбилейная» это первая в стране крупная гидрошахта общей мощностью в 3 млн. тонн топлива в год. На этой шахте впервые была применена в полном объёме гидравлическая технология, то есть, начиная с подготовки запасов и проходки горных выработок и кончая транспортировкой угля на поверхность. Все делается при помощи воды.

Наша страна явилась пионером в создании и внедрении гидравлического способа добычи топлива, в развитии которого главную роль сыграли ученые и рабочие Кузбасса.

Послевоенные годы это годы бурного развития угольной промышленности в бассейне. Построено свыше 30 высокомеханизированных шахт и разрезов. В 1962 году вступила в строй междуреченская шахта «Томусинская 5-6» с проектной мощностью около 3 млн. тонн топлива в год. Это шахта высокой механизации и автоматизации. Уголь из забоя поступает прямо в железнодорожные вагоны. На шахте широко используется дистанционное управление. В 1974 году на этом же руднике сдана первая очередь шахты-гиганта «Распадская». В настоящее время её строительство полностью завершено. Проектная мощ­ность шахты 17,5 млн. тонн угля в год.

Быстрому росту добычи угля способствовало внедрение современной техники. Родившийся на Томусинском руднике чудо-богатырь, комплекс КТУ, за месяц дает около 10 тысяч тонн угля, а рекордная выработка достигает 30 и более тысяч тонн топлива.

На смену обушку, кайлу, конной откатке пришли угольные комбайны, гидромониторы, конвейеры, электровозы, экскаваторы, автосамосвалы .. Горняки Кузбасса используют более 20 различных типов комбайнов, механических крепей и механизированных комплексов. Зарубка и отбойка угля и породы, погрузка полностью механизированы. В распоряжении шахтёров бассейна 250 очистных механизированных комплексов, 900 горных комбайнов, 480 экскаваторов, почти 1,5 тысяч большегрузных автомобилей и много другой современной техники.

По своим качествам уголь Кузбасса не знает себе равных. Для нашего бассейна характерно не только разнообразие марочного состава угля, но и низкое содержание золы и серы. Если в карагандинских углях содержится 19-22 процента золы, в донецких-12-19, то в кузнецких 8-14 процентов. На каждую тонну чугуна вместе с донецким коксом приходится до 16 килограммов серы, с кузнецким же не более 4-5 килограммов.

Важной особенностью Кузнецкого бассейна является его высокая угленасыщенность. Средняя мощность пластов Кузбасса - 4 метра, но есть пласты мощностью 15-20 метров (Прокопьевско-Киселевский угольный район) и даже 22 метра (Томусинский угольный район). Каменные угли в Кузбассе залегают неглубоко. Большинство шахт бассейна находятся на глубине до 200 метров, а в Донбассе их глубина - 400-500 и 1000 метров.

Будущее угольной промышленности Кузбасса. Сегодня Кузбасс добывает 150 млн. тонн угля - это пятая часть общесоюзной добычи. На долю Кузнецкого бассейна приходится 30 процентов всей добычи коксующихся углей в стране. Каждая третья тонна металла в нашем государстве выплавляется на кузнецком угле.

В решениях XXVI съезда КПСС намечено ускорить создание новых мощностей по добыче угля в Кузнецком бассейне, увеличить добычу энергетических и коксующихся углей.

В настоящее время главным поставщиком коксующегося угля в стране является Донбасс, но в перспективе он должен уступить первенство Кузбассу. Вот почему веду­щей отраслью промышленности в нашей области по-прежнему остаётся угольная и, прежде всего добыча коксующегося угля.

Второй важной задачей Кузбасса в одиннадцатой пятилетке является поставка угля как энергетического топлива в Европейскую часть страны, на Урал и в Среднюю Азию. Если в настоящее время в Европейскую часть СССР вывозится до 40 млн. тонн кузнецких энергетических углей, то через 20-30 лет эта цифра увеличится примерно до 100 млн. тонн.

Третьей задачей Кузбасса является поставка народному хозяйству химического сырья. Предполагается, что уголь сохранит свою роль как источник химических продуктов. В перспективе на углях Кузбасса, и особенно на бурых углях Канско-Ачинского бассейна, будет налажено производство синтетического жидкого топлива.

Сейчас из 23 угольных районов Кузбасса освоено только 15. Ерунаковский угольный район по запасам почти равен Донбассу. Его освоение является первоочередной задачей дальнейшего развития угольной промышленности Кузбасса. В Ерунаковском месторождении геологи разведали 30 угольных пластов мощностью до 20 метров каждый. Разведанные запасы дают возможность заложить восемь шахт и несколько разрезов, в том числе «Талдинский» мощностью 30 млн. тонн, «Караканский-1-2» мощностью 12 млн. тонн, «Новоказанский» 10 млн. тонн. Общий объем добычи угля на этом месторождении в год составит 80-100 млн. тонн, т. е. начти столько, сколько было добыто в бассейне в юбилейном 1967 году. Таким образом, с освоением нового угольного района страна получит ещё один Кузбасс.

Для шахтёров Ерунаковского месторождения запланировано построить новый город с населением более 100 ты­сяч человек.

В бассейне имеется целый ряд резервных угольных районов, которые со временем будут вводиться в эксплуатацию. Среди них Титовский, Кондомский, Терсинский, Мрасский, Ускатский, Плотниковский и другие.

Разведанные запасы угля в Кузбассе исчисляются в 725 млрд. тонн, а добыто всего:3 миллиарда. Предполагается, что к 1990 году в бассейне будет ежегодно добываться 193, а в перспективе свыше 500 млн. тонн угля. В том числе Ерунаковский угольный район может дать свыше 130 млн. тонн. Даже при полумиллиардной добыче угля в год, его запасов в Кузбассе хватит на столетия.

В Кузбассе из 150 млн. тонн угля около одной трети добывается открытым способом. В новой пятилетке увеличат свою производственную мощность разрезы «Кедровский», «Черниговский», имени 50-летия Октября. К концу пятилетки угольные разрезы должны давать около 55 млн. тонн топлива в год. В перспективе добыча угля на разрезах может быть доведена до 150-200 млн. тонн.

Кузнецкий уголь, добытый открытым способом, вдвое дешевле, а производительность труда здесь в 3-4 раза выше, чем при подземной добыче. Поэтому в «Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1981-1985 годы и на период до 1990 года» записано: «Опережающими темпами развивать добычу угля наиболее эффективным открытым способом на основе широкого внедрения прогрессивной технологии и горнотранспортного оборудования большой единичной мощности».

В новой пятилетке планируется провести реконструкцию 25 шахт, 2 разрезов и почти всех обогатительных фабрик. Будет продолжено укрепление шахт за счет объединения средних и малых в более мощные. Так, в Осинниках объединили шахты «Капитальная-1», «Капитальная-2» и № 9 в одну шахту «Капитальная».

Вдоль Транссибирской магистрали почти на 800 километров, при ширине в отдельных местах до 300 километров, тянется Канско-Ачинский угольный район. Его площадь 50 тысяч квадратных километров. Из 24 месторождений в этом районе 11 крупнейших. Наиболее разведанными являются Итатское и Барандатское. Запасы угля в бассейне превышают 600 млрд. тонн. Особый интерес представляет пласт «Мощный». Его запасы определяются в 140 млрд. тонн, из которых около 40 процентов приходится на Кеме­ровскую область.

Значение этого месторождения заключается не только в огромных запасах угля, но и в том, что он залегает мощным до 100 метров пластом и близко к поверхности (от 30 до 100 метров). Месторождение находится рядом с железной дорогой, промышленными, густонаселенными районами, расположено в районе с хорошими природными и климатическими условиями и развитым сельским хозяйством. Качество канско-ачинских бурых углей хорошее. Они относятся к наименее зольным, малосернистым, с низким содержанием фосфора и высоким выходом летучих веществ, что делает их ценными для химической промышленности.

Канско-Ачинский бассейн в перспективе располагает возможностями довести годовую добычу угля до 1-1,1 млрд. тонн.

Решениями XXVI съезда КПСС предусмотрено ускорение сооружения объектов Канско-Ачинского топливно-­энергетического комплекса и увеличение добычи угля в этом районе.

Уже в 80-х годах начнется строительство новых мощных угольных разрезов в пределах Кемеровской области. Среди них «Урюпинский», № 1 мощностью в 53 млн. тонн угля, который войдёт в строй в 1994 году. К концу 80-х годов начнётся строительство двух Итатских разрезов с общей мощностью 110 млн. тонн угля в год. Планируется ввести их в строй после 1995 года. В перспективе добыча угля на этих разрезах может быть доведена до 400 млн. тонн в год. На базе этих углей будут построены крупные тепловые электростанции и энергоемкие производства. Крупным городом должен стать Новый Итат.

Уже на протяжении ряда лет работает десятикилометровый углепровод, подающий топливо с гидрошахты «Инская» на Беловскую ГРЭС. Мощность его не более 2 млн. тонн в год. Уголь с шахты «Юбилейная» на Запсиб подаёт­ся по такому же углепроводу, но с годовой мощностью 10 миллионов тонн. Разработан проект гидроуглепровода протяжённостью в 250 километров для подачи. 5 миллионов тонн топлива в год от шахты «Инская» в Кузбассе до Новосибирской ТЭЦ-5. Учёные работают над проектом гидроуглепровода с годовой мощностью 25 миллионов тонн угля. Он должен подавать кузнецкие угли на Урал на расстояние 2,5 тысячи километров.

Проектируется также строительство ряда шахт. Среди них «Ильинская», «Антоновская», «Бирюлинская-Северная» и другие.

Развитие металлургии. Кузбасс крупнейший центр металлургической промышленности страны. Металлургию нашей области представляют такие предприятия, как КМК, Запсиб, новокузнецкие ферросплавный и алюминиевый заводы, цинковый завод в Белове, а также старейшее предприятие металлургии Сибири Гурьевский завод.

Сегодня Кузбасс дает стране свыше 22 млн. тонн чугуна и стали, 9 млн. тонн проката, около 10 млн. тонн железной руды.

Металл с маркой КМК хорошо знают не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами: в Румынии и Польше, ГДР и Монголии, Индии и Финляндии и других странах мира. Кузнецкие рельсы идут на Кубу, в Индию, Аргентину, стальной лист получают Иран, Судан, Финляндия и другие страны.

Четырежды орденоносный Кузнецкий металлургический комбинат стал школой передовых методов труда, кузницей замечательных кадров. Здесь выросли более 20 Героев Социалистического Труда и около 40 лауреатов Государственной премии СССР. Тысячи рабочих и инженеров награждены орденами и медалями Советского Союза. Четырёх орденов Ленина были удостоены Герои Социалистического Труда М. В. Буркацкий, Р. В. Белан, М. М. Привалов. Многие бывшие работники КМК сейчас трудятся на решающих участках черной металлургии Российской Федерации и страны.

В десятой пятилетке началась реконструкция ветерана отечественной металлургии Кузнецкого металлургического комбината имени В. И. Ленина. Осуществлён первый этап перехода комбината на природный газ. Введены в строй первая очередь оборотного цикла водоснабжения прокатных цехов, бездымная загрузка коксовой батареи № 5, цех очистки сточных вод и другие объекты.

В перспективе здесь возникнет фактически новый завод. Будут введены в эксплуатацию новый мощный электросталеплавильный цех с непрерывной разливкой стали и сортопрокатный цех. Планируется реконструкция обжимного и рельсобалочного цехов, полный перевод завода на природный газ, обновление и расширение энергетической, ремонтной и транспортной базы. Предусматривается полностью перевести завод на оборотное водоснабжение, построить целый комплекс природоохранительных объектов, направленных на улучшение условий труда рабочих и оздоровление окружающей среды, ввести в строй новый административно-бытовой комбинат.

Общий объём капиталовложений на реконструкцию КМК составит более миллиарда рублей. Чтобы представить объём работ и значение реконструкции КМК, достаточно вспомнить, что строительство такого гиганта чёрной металлургии, как Западно-Сибирский завод имени 50-летия Октября, обошлось стране немногим больше полутора миллиардов рублей.

Запсиб продолжает строиться. В двух десятках километров от КМК, на площади в 1,5 тысячи гектаров, раскинулся новый гигант индустрии Западно-Сибирский металлургический завод имени 50-летия Октября.

Строительство Запсиба это продолжение легендарного Кузнецкстроя. Разница только в том, что на стройке КМК основной фигурой был землекоп, а на Запсибе механизатор, техник, инженер. Тогда орудиями труда были лопаты, тачки, телеги, а тягловой силой лошадь, теперь ­экскаваторы, бульдозеры, автосамосвалы. Тогда для жилья строили бараки, сейчас сразу новый город.

24 июля 1964 года первая доменная печь Запсиба дала чугун. Тогда журналисты составили «Анкету новорожденной».

«Имя: Домна;

Отчество: Запсибовна.

Фамилия: Комсомольская.

Год рождения: 27 июля 1964 года.

Место рождения: город Новокузнецк, Антоновская площадка.

Рост: гигантский (76 метров).

Вес: богатырский (18 тысяч тонн).

Аппетит: отличный. Суточный рацион тысячи тонн руды, кокса, извёстняка. Пьёт воду, почти столько же, сколько весь Новокузнецк.

Характер: покладистый.

Семейное положение: есть сестра в Магнитогорске. Особые приметы: крупнейшая в мире.

Призвание: работать на коммунизм!»

Вступившую встрой в 1967 году вторую домну «Юбилейную» называют чудом. И это не случайно: ни одна домна страны не даёт 12 выпусков чугуна в сутки, а металлурги «Юбилейной» добились такого успеха. Сейчас они уже освоили 14-разовый выпуск чугуна.

На Запсибе вступили в строй шесть коксовых батарей, три доменные печи, самый мощный в стране блюминг-автомат с программным управлением, три прокатных стана, ТЭЦ. В канун 1969 года сдан в эксплуатацию первый в Сибири конвертер, получена первая сталь Запсиба. С вводом встрой конвертерного производства на Запсибе замкнулся полный металлургический цикл и завод встал в один ряд с такими гигантами чёрной металлургии, как Магнитогорский, Кузнецкий, Нижнетагильский комбинаты.

В годы десятой пятилетки на Запсибе введены в строй среднесортный стан «450», дающий 1,5 млн. тонн проката, большегрузная коксовая батарея, впервые в стране проложен «огненный мост», по которому перевозится жидкий чугун от домен КМК до конвертеров Западно-Сибирского завода, что позволило увеличить выплавку, конвертерной стали. Завод переводится на использование природного газа.

По производству чугуна, стали, проката и кокса Запсиб уже обогнал своего старшего брата КМК.

Край большой химии. Кузбасс имеет благоприятные условия для развития химической промышленности огромные запасы сырья (уголь), дешевую энергию, необходимые водные ресурсы.

Наша область является крупным, центром химии не только Сибири, но и страны. Кузбассу принадлежит первое место в РСФСР по производству фенопластов, второе по выпуску кокса, капролактама, третье - по производству синтетических смол и пластмасс.

В послевоенные годы введен в эксплуатацию флагман большой химии Кузбасса Новокемеровский химкомбинат (сейчас производственное объединение «Азот»). Предприятие и сейчас продолжает строиться, развиваться.

Химическая промышленность - одна из ведущих в Кузбассе. Если в целом производство химической продукции выросло за десятую пятилетку примерно в полтора раза, то выпуск минеральных удобрений и химического волокна увеличился почти в два с половиной раза. Такой большой рост связан не только с вводом в строй новых производственных мощностей, но и переводом ряда предприятий на новую сырьевую базу природный газ, который поступает по газопроводу из Томской области. Теперь газ является основным сырьём для кемеровского производственного объединения «Азот».

Предприятия химии области ежегодно выпускают более одного миллиона тонн минеральных удобрений, половину общесоюзного производства фенольно-формальдегидных и четверть ионообменных смол, 30 процентов капролактама.

За последние годы в строительство объектов химии вложены сотни миллионов рублей. В эксплуатацию сданы крупные химические производства. Среди них гигантские коксовые батареи на Запсибе и Кемеровском коксохимзаводе, комплекс по производству аммиака и третья очередь капролактама в производственном объединении «Азот». Вступили в строй сернокислотное производство на Беловском цинковом заводе, крупные комплексы по производству ионообменных смол и пресс-порошков на кемеровском заводе «Карболит», новых красителей на анилинокрасочном заводе областного центра.

Химики Кузбасса производят более 200 видов продукции удобрения и медикаменты, лаки и краски, кислоты и аммиак, химическое волокно и кордовую ткань, смолы и пластмассы и многое другое.

Коллектив «капролактама-3» на свою продукцию получил государственный Знак качества. Теперь 67 процентов всей продукции производственного объединения «Азот» выпускается с почетным пятиугольником.

На основе химической промышленности развивается новая для Кузбасса отрасль легкая промышленность. Так, если по стране за годы десятой пятилетки ее объем увеличился на 26-28 процентов то в Кузбассе почти в два раза. Легкую промышленность нашего края представляют крупные комбинаты химических волокон и шёлковых тканей в Кемерове, комбинаты камвольно-суконный и костюмных тканей в Ленинске-Кузнецком, швейные фабрики в Анжеро-Судженске, Тайге, Осинниках, Новокузнецке, фабрика бельевого трикотажа в Белове, Прокопьевский фарфоровый завод, Киселевская обувная фабрика мощностью 5 миллионов пар обуви в год и другие. В области производится на один миллиард триста миллионов рублей товаров народного потребления.

Кузбасс из края, лишь потреблявшего товары лёгкой промышленности, превращается в поставщика этих товаров.

Сердцевина индустрии. В конце прошлого века на территории нашей области насчитывалось три воскобойных завода, изготовлявших церковные свечи, 11 мелких кожевенных, 20 маслобойных и три кирпичных завода. А сейчас? Сейчас одних машиностроительных заводов 20.

Кузбасс сегодня это 600 промышленных предприятий, ежегодная продукция которых оценивается в 9 миллиардов рублей.

Кузбасские взрывобезопасные электродвигатели, механизированные крепи, автоматические линии, самоходные краны, буровые станки, пластинчатые и скребковые конвейеры, химическое, шахтное и горнорудное оборудование пользуются известностью не только в нашей стране, но далеко за ее пределами в странах социализма, а также в Индии, Афганистане, Бирме и других странах мира.

Основные центры машиностроения в Кузбассе сложились в Анжеро-Судженске, Кемерове, Киселевске, Новокузнецке, Прокопьевске. Вступивший в строй в 1968 году Юргинский абразивный завод впервые в Советском Союзе освоил производство хромистого электрокорунда для инструментальной промышленности. По твёрдости он почти не уступает алмазу.

В будущем в Кузбассе будут построены заводы металлургического и горнорудного, химического и строительного, подъемно-транспортного и электротехнического машиностроения.

Развитие энергетики. Мощность электростанций дореволюционного Кузбасса составляла всего 960 киловатт. Сегодня Кузбасская энергосистема является одной из самых крупных в стране. Общая мощность ее электростанций превышает 3,5 миллиона киловатт. Сейчас в области вырабатывается электроэнергии больше, чем во всей дореволюционной России. По выработке электроэнергии на душу населения Кузбасс опережает многие развитые капиталистические страны, в том числе США, ФРГ, Швецию и другие.

По ленинскому плану ГОЭЛРО намечалось построить 20 тепловых и гидроэлектростанций, которые должны были давать 9 млрд. киловатт-часов электроэнергии в год. А сегодня одна Беловская ГРЭС вырабатывает такое количество электроэнергии. Все электростанции Кузбасса в год дают более 30 млрд. киловатт-часов электроэнергии.

Когда разрабатывался план ГОЭЛРО, В. И. Ленин мечтал о миллиарде киловатт-часов для молодой республики Советов. Сейчас только кемеровское производственное объединение «Азот» ежегодно расходует почти полтора миллиарда киловатт-часов электроэнергии, а Запсиб свыше двух миллиардов киловатт-часов. На этом заводе-гиганте действует 50 тысяч электродвигателей и энергетических установок.

В настоящее время в систему Кузбассэнерго входят четыре крупные ГРЭС и семь ТЭЦ.

Томусинская ГРЭС крупнейшая теплоэлектростанция в Сибири. Её по праву называют энергетическим сердцем Кузбасса. Она достигла своей проектной мощности 1 млн. 300 тыс. киловатт.

В решениях ХХVI съезда партии указано: ускоренными темпами осуществлять строительство тепловых электростанций, использующих угли Канско-Ачинского бассейна.

В связи с этим на базе дешёвых бурых углей Итатского месторождения намечается строительство ряда крупных тепловых электростанций.

Продолжается строительство. Крапивинского водохранилища и гидроузла.

Кроме решения основной задачи улучшения санитарного состояния воды в Томи и поддержания постоянного уровня воды в ней, предусматривается использование водохранилища для строительства гидроэлектростанции мощностью 300 тысяч киловатт. Водохранилище будет также использовано для водного транспорта, рыбного и сельского хозяйства. Площадь зеркала водохранилища 670 квадратных километров. Оно раскинется на территории Крапивинского, и Новокузнецкого районов.

Так претворяется в жизнь в нашей области ленинский план электрификации.

Кузбасс в новостройках. Наш край огромная строительная площадка. Он весь в лесах Новостроек. Строятся шахты и рудники, коксовые батареи и доменные печи, углеобогатительные фабрики и предприятия лёгкой промышленности, жилые дома и школы, институты и театры, спортивные сооружения и магазины. В области построено 19 городов, 45 посёлков городского типа, тысячи километров железных и шоссейных дорог.

Кузбасс это один из интенсивно строящихся районов страны. Здесь ежегодно осваиваются миллиарды рублей капитальных вложений. По объёму капитального строительства Кузбасс входит в первую пятёрку краёв и областей Российской Федерации.

Завершено строительство флагмана угольной промышленности шахты «Распадская» В Междуреченске, мощность которой 7,5 млн. тонн угля в год. На Кемеровском коксохимическом заводе введены в эксплуатацию две большегрузных коксовых батареи М2 4 и М2 6 производительностью 1 млн. 400 тыс. тонн валового кокса в год.

В годы десятой пятилетки вошли в строй действующих среднесортный стан «450» на Запсибе на полтора миллиона тонн проката, цех термической обработки рельсов на КМК, комплекс по производству аммиака в Производственном объединении «Азот». Закончено сооружение газопровода Нижневартовск Кузбасс, что позволило перевести на природный газ КМК, Запсиб, Производственное объединение «Азот» и другие предприятия Кузбасса. Ежегодно вводится в строй свыше миллиона квадратных метров жилой площади.

В новой пятилетке будет завершено строительство обогатительной фабрики на Кедровском разрезе. Предполагается строительство ЦОФ «Сибирь-2», «Юбилейной», имени 50-летия Октября и других. Закончится в основном строительство Запсиба, будет в значительной мере реконструирован Кузнецкий металлургический комбинат имени В. И. Ленина.

Безусловно, такой размах строительства был бы невозможен без мощной строительной индустрии, которая создана в Кузбассе за годы Советской власти. Важными центрами производства железобетонных изделий стали Кемерово, Новокузнецк, Киселевск, Ленинск-Кузнецкий, Прокопьевск. В Кузбассе работает единственный в Западной Сибири цех блок-комнат, есть завод мягкой кровли.

Важное предприятие стройиндустрии Кузнецкий завод металлоконструкций. Когда-то он «одевал» в стальные рубашки домны КМК и Магнитки. Теперь его. Продукция каркасы Кремлевского Дворца съездов, гостиницы «Россия», обелиска в честь первого полета человека в космос, установленного в Москве, конструкции для электростанций, домен, заводов, мостов; аэровокзалов. Его продукцию закупают многие страны мира.

Социалистическое соревнование. В настоящее время по добыче угля Кузнецкий бассейн превзошёл царскую Россию 1913 году более чем в четыре раза. И в этом большая заслуга передовиков производства и социалистического соревнования.

С 1927 года началось социалистическое соревнование между горняками двух крупнейших угольных бассейнов страны Кузбасса и Донбасса. Давно стало традиционным и соревнование трёх крупнейших металлургических комбинатов страны Кузнецкого, Магнитогорского и Нижнетагильского, трех областей Кемеровской, Донецкой и Иркутской, а также трех городов Томска, Кемерова и Новокузнецка.

Высшей формой социалистического соревнования является зародившееся в ноябре 1958 года движение за коммунистическое отношение к труду. Первыми в области, завоевали это звание комсомольско-молодежные коллективы - бригада горняков с шахты «Полысаевская-2» (сейчас «Октябрьская») Александра Шуварикова, смена электросталеплавильного цеха КМК, руководимая Виктором Резванцевым, бригада наладчиков ЦЭММ треста Киселёвскуголь Бориса Шушпанникова и смена цеха № 1 Кемеровского азотно-тукового завода; возглавляемая Виктором Марковым.

В соревнование включились целые производственные коллективы. Первыми предприятиями коммунистического отношения к труду в Кузбассе стали шахта «Полысаевская-2», Южно-Кузбасская и Кемеровская ГРЭС, Анжеро-Судженский ордена Ленина машиностроительный завод, Кемеровские ордена Ленина азотно-туковый и электротехнический заводы.

В шахтёрском Кузбассе широко развернулось соревнование под девизом «Каждому комплексу, машине, механизму высокую нагрузку!». Борьба шла за тысячу тонн топлива в сутки на каждый шахтёрский коллектив. Первыми добились этого успеха ветераны механизированной добычи в бассейне Герои Социалистического Труда Н. М. Путра, И. А. Роговский, Д. К. Придаченко, А. Ф. Никитин.

Движение «тысячников» было одобрено и поддержано ЦК КПСС, получило высокую оценку в его приветствиях Передовым шахтёрским коллективам бассейна. Сейчас в Кузбассе 110 бригад, которые каждые сутки на-гора выдают по сто и более тысяч тонн угля.

Первой в стране перешагнула миллионный рубеж добычи угля в год бригада Г. Н.Смирнова с шахты «Юбилейная». Теперь по миллиону тонн угля в год добывают коллективы Героев Социалистического Труда Е. И. Дроздецкого с шахты «Нагорная», В. Г. Девятко с шахты «Распадская», М. Н. Решетникова с шахты «Зыряновская» и другие. Для сравнения напомним, что в 1916 году все шахты Кузбасса добывали 1 млн. 185 тыс. тонн угля.

Впервые в истории угольной промышленности три коллектива из одной шахты «Юбилейная» достигли и превзошли рубеж в миллион тонн угля в год. Многие комплексно-механизированные бригады Кузбасса ежегодно добывают 500 и более тысяч тонн топлива.

Сейчас в области около 100 проходческих бригад, которые обеспечивают скоростное проведение горных выработок. 380 экскаваторных и транспортных экипажей освоили нормы повышенной производительности техники. Сложились замечательные коллективы горняков. Среди них очистные бригады члена ЦК КПСС В. С. Костина с шахты «Зиминка», В. М. Жукова с «Полысаевской», проходчиков В. Я. Рудя с «Юбилейной», шахтостроителей И. А. Дрыскова из Осинников, машинистов экскаватора В. П. Соловьева с разреза имени 50-летия Октября, бригада члена ВЦСПС Л. С. Соловьева с шахты имени Дзержинского и другие.

Трудящиеся области направляют свои усилия на достижение главной цели повышение эффективности производства, качества продукции и роста производительности труда. Так в 1979 году продукция крупнейшей в стране центральной обогатительной фабрики «Сибирь» была удостоена государственного Знака качества.

Коллектив шахты имени 7 Ноября (г. Ленинск-Кузнецкий) первым среди угольных предприятий бассейна выполнил план и социалистические обязательства завершающего года десятой пятилетки по добыче угля и производительности труда. Только в 1980 году народное хозяйство получило около двух с половиной миллионов тонн высококачественного топлива, в том числе более 300 тысяч тонн сверх плана. Производительность труда достигла почти 150 тонн на рабочего в месяц.

За годы десятой пятилетки коллектив шахты добыл около 13 млн. тонн угля, в том числе около миллиона тонн сверх плана, сэкономив 12 млн. киловатт-часов электроэнергии и более чем на 600 тысяч рублей материалов. Столь высокие успехи достигнуты за счет совершенствования технологии угледобычи, творческого поиска внутренних резервов производства, высокой ответственности каждого члена коллектива шахты за порученное дело, большой организаторской и политической работы общественных организаций шахты.

За достигнутые успехи в выполнении плана по добыче угля в 1981 году коллективы шахт имени Ленина, имени Вахрушева, «Большевик» и разреза «Черниговский» награждены переходящими Красными знаменами ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. Коллектив шахты «Капитальная» удостоен ордена Трудового Красного Знамени. Многие горняки бассейна получили высокие награды Родины.

В одиннадцатой пятилетке горнякам Кузбасса предстоит поднять добычу угля до 167 млн. тонн, из которых три четверти - за счет, открытого способа. Это даст огромный экономический эффект, так как производительность труда на разрезах в три раза выше, чем на шахтах, а затраты энергоресурсов вдвое меньше.

С большим энтузиазмом включились кузбассовцы во всесоюзное социалистическое соревнование за досрочное выполнение заданий одиннадцатой пятилетки и решений ХХУI съезда партии.

Сельское хозяйство. За послевоенные годы дальнейшее развитие получило сельское хозяйство Кузбасса. Посевная площадь в области достигла 1 млн. 600 тыс. гектаров. Это на 400 тысяч гектаров больше, чем в 1953 году, и в пять раз превышает посевную площадь дореволюционного Кузбасса. Изменилось и соотношение сельскохозяйственных культур. Сельское хозяйство получило овощекартофелеводческое и мясомолочное направление. У нас сосредоточено свыше одной пятой посева картофеля Западной Сибири, четверть посевов овощей, производится до 15 процентов мяса и яиц.

Такое направление в развитии сельского хозяйства связано с тем, что в области 88 процентов населения живёт в городах. Потребность в продуктах питания промышленных центров велика, а доставка их из других областей затруднительна.

В области 172 совхоза и 58 колхозов. Проводится значительная работа по переводу сельского хозяйства на промышленную основу.

В области создано 15 крупных комплексов по 800-1200 коров. Среди них Сосновский, Елыкаевский, Ягуновский, Глубкинский, Ступишинский и другие. Сдан в эксплуатацию Юргинский комплекс по откорму крупного рогатого скота на 10 тысяч голов. Введены в строй Юргинский и Промышленновский свиноводческие комплексы по 12 тысяч голов и первая очередь Чистогорского комплекса на 108 тысяч голов.

Вторая очередь с тем же количеством животных войдёт в строй в одиннадцатой пятилетке. Планируется, что этот комплекс будет давать 24 тысячи тонн мяса в год, то есть почти четвертую часть мяса, производимого во всей области.

В новой пятилетке будут расширены Юргинский и Промышленновский свиноводческие комплексы до 48 тысяч голов каждый. В совхозе «Заря» (Промышленновского района) идёт строительство свиноводческого комплекса на 54 тысячи голов.

В Кузбассе построено 12 птицефабрик. Среди них «Инская» на 600 тысяч кур единовременного содержания, первая очередь Плотниковской (Новокузнецкий район) на 1 миллион штук бройлеров в год. В новой пятилетке будет сдана вторая очередь такой же мощности. В районе города Мыски вступит в строй Железногорская птицефабрика.

В настоящее время решающая роль в сельском хозяйстве принадлежит механизаторам. Многие из них добиваются замечательных результатов.

Так, механизатор В. А. Сошкин из Топкинского района на зерноуборочном комбайне за сезон 1982 года намолотил. 14300 центнеров зерна, а его товарищ из того же хозяйства В. Е. Будков и того больше 14800 центнеров. Всего три года тому назад Галина Суглобова (совхоз «Шишинский» Топкинского района) окончила 10-й класс, а летом 1982 года, работая на зерноуборочном комбайне, намолотила 7400 центнеров зерна.

Высокими производственными достижениями на протяжении многих лет отличается работа трактористов-машинистов широкого профиля Героев Социалистического Труда С. И. Алексеева (совхоз «Ново-ивановский» Ленинск-Кузнецкого района) и М. В. Гулевича (совхоз «Ягуновский» Кемеровского района).

Устойчивые урожаи получают колхоз имени Мичурина Промышленновского. района, который возглавляет Герой Социалистического Труда В. Д. Баклыков, и совхоз «Заря», главным агрономом которого долгие годы является заслуженный агроном РСФСР, Герой Социалистического Труда А. А. Бондарев.

Значительных успехов добились животноводы области. Лучший средний надой молока от каждой коровы 2732 кг получен в 1981 году в Ленинск-Кузнецком районе. В колхозе имени Коминтерна и племзаводе «Ленинск-Кузнецкий» того же района надои соответственно по 3910 и 4051 кг. Однако самые высокие и устойчивые надои молока по-прежнему получает доярка племсовхоза «Октябрьский» А. И. Вдовенко (в 1979 году она надоила по 4682 кг от каждой из закрепленных за ней коров, а в 1981 году по 5086 кг).

В колхозах и совхозах области проводится большая работа по реализации Продовольственной программы, направленная на то, чтобы максимально обеспечить потребность трудящихся области в продуктах питания за счет внутриобластного производства.

С этой целью уже в 1985 году предстоит довести закупки зерна до 300 тысяч тонн, картофеля - 210 тысяч тонн, овощей 116 тысяч тонн, молока 585 тысяч тонн, скота и птицы-125 тысяч тонн, яиц до 680 миллионов штук. Ныне труженики сельского хозяйства Кузбасса полностью обеспечивают население области молоком, яйцами, овощами и на 50 процентов - мясом.

По итогам социалистического соревнования совхозов и колхозов области лучших показателей неоднократно достигали колхозы имени. Коминтерна и «Заря» Ленинск-Кузнецкого района, имени Кутузова Тяжинского района и многие совхозы области («Заря» и «Вагановский» Промышленовского района, «Яшкинский» Яшкинского района, овощеводческий совхоз «Елыкаевский» Кемеровского района и другие).

Родина высоко ценит труд работников сельского хозяйства. Тысячи тружеников села награждены орденами и медалями Советского Союза, а 103 удостоены высокого звания Героя Социалистического Труда.

Народное образование, здравоохранение, культура. За годы Советской власти Кузбасс превратился не только в крупный индустриальный, но и культурный центр страны. Сейчас в области семь вузов и пять филиалов и учебно-консультационных пунктов различных институтов, в которых обучаются около 50 тысяч студентов. Кроме того, в области имеется свыше 20 научно-исследовательских институтов, более 60 специальных средних учебных заведений, около 100 профессионально-технических училищ, 92 музыкальные, 34 художественные школы и 5 училищ, в том числе 3 музыкальных. В Кузбассе работают более 60 докторов наук и профессоров, свыше 1000 кандидатов наук и доцентов.

Только за годы десятой пятилетки в области построено, 5б школ почти на 48 тысяч ученических мест. На начало 1982/83 учебного года в 1071 школе Кузбасса обучались почти 342 тысячи учащихся. Армия народных учителей, работающих в школах, техникумах и профтехучилищах, превышает 20 тысяч человек. Только в школах области трудится 219 заслуженных учителей школы РСФСР.

Наша область по числу врачей на тысячу человек оставила позади такие страны; как США, Англия, Франция. В Кузбассе работают более 8 тысяч врачей и 38 тысяч средних медицинских специалистов.

Кузбасс богат и культурно-просветительными учреждениями. В области работают б профессиональных театров, 2 цирка, картинная галерея, свыше 350 Домов культуры и, около 1000 клубных учреждений. В перспективе открытие театра юного зрителя в Новокузнецке.

В 6 государственных музеях и 9 филиалах бережно хранится свыше 100 тысяч экспонатов основных фондов. Кроме того, в области работает свыше 900 музеев на общественных началах (школьных музеев, музеев предприятий и др.). Планируется открыть этнографический музей в Новокузнецке, музей под открытым небом в Мариинске, филиалы краеведческого музея в Киселевске и художественного - в Прокопьевске.

В 1982 году в области работало 2555 библиотек с общим фондом книг около 49 миллионов экземпляров. Выпуск книг в Кузбассе превышает 2 млн. 700 тысяч экземпляров в год. В области издаются 123 газеты с годовым тиражом более 215 млн. экземпляров. Практически каждый житель области является радиослушателем и телезрителем.

С каждым годом множится индустриальная мощь Кузбасса, растет культура края, повышается уровень жизни его тружеников.

За выдающиеся успехи, достигнутые трудящимися области в хозяйственном и культурном строительстве, Кемеровская область дважды удостоена высшей награды Родины ордена Ленина.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. Сообщение газеты «Металлургстрой» 22 октября 1959 года.

«Со всех концов страны молодежь едет в Сибирь осваивать её богатства, облагораживать и обживать этот огромный край. Сотни комсомольцев Московского военного округа после демобилизации тоже решили поехать в Кузбасс на строительство Западно-Сибирского завода. Они полны сил и желания работать по-настоящему на переднем рубеже семилетки.

Дорогие друзья! В ваш коллектив вливается новый отряд. Это народ замечательный. Мы отбирали только лучших, самых лучших. Трудно говорить обо всех. Назову нескольких. Кленов Виктор, например, младший сержант одной из частей, за отличную службу имеет тридцать благодарностей, награжден грамотой ЦК ВЛКСМ, активный общественник. Или сержант Николай Кисенко. Тоже хороший комсомолец. Молодой коммунист Ипатов за образцовую службу навечно занесен в книгу Почёта своей части.

Короче, обо всех можно сказать много хорошего. Мы уверены, что эти ребята способны справиться с любыми трудностями, выстоять и закалиться.

Признаться, когда мы ехали к вам, думали, что будем жить в палатках, но оказалось иначе нам предоставили удобные квартиры в благоустроенном поселке.

Теперь за работу, друзья!»

2. Сибирь глазами иностранца.

Из газеты «Комсомолец Кузбасса» 1 марта 1963 года.

В Сибири побывал французский журналист Пьер Рондьер. Был он и в Кузбассе. После поездки он писал: «Я вернулся из Сибири очарованным и пленённым. Кузбасс, равный почти одной пятой части Франции, представляет собой сегодня самое грандиозное на планете эксплуатируемое месторождение угля. 900 млрд. тонн на крошечной, по сравнению с сибирскими масштабами, территории. Угольный капитал всей Англии тех времён, когда она была мировым поставщиком этого топлива, не может сравниться с запасами Кузнецкого бассейна ... Горняки Франции, Бельгии, Западной Германии благословляют небо, когда встречают двухметровый пласт. В Кузбассе же пласт толщиной в 12-16 метров заурядное явление. А вот пласт мощностью в 50 метров представляет интерес.

В эпоху индустриализации Англии население Ливерпуля за период с 1685 по 1800 годы, то есть за 115 лет, увеличилось с 4 до 82 тысяч человек. Это можно считать классическим примерам классическим, но не для Сибири. В Кемерове за 43 года население увеличилось в 92 раза.

Об этом сказочном, манящем, но невероятно трудном для освоения крае, об этой обаятельной, но одновременно внушающей страх земле, как будто бы специально созданной не для обыкновенных людей, а для гигантов ... об истории этой страны, уже сегодня оказывающей серьёзное влияние на жизнь нашей планеты, мы ничего не знаем.

Пусть Сибирь восхищает, завлекает, пугает и поражает. Сказочная и необъятная, она уже существует. И тот, кто ничего не знает о ней, не знает будущего нашей планеты.

Через 20-30 лет, ещё до конца текущего столетия, Сибирь станет самым мощным и самым богатым краем, который целиком перевернёт мировое равновесие».

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Калтан – Осинники 21 века © 2017

Калтан – Осинники 21 века

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?