Художественной культура Кузнецкого края. М. Кушникова
4 декабря 2012 - Геннадий Казанин

Художественной культура Кузнецкого края

М. Кушникова

Искры живой памяти

Очерки

Кемеровское кн. изд-во, 1987

 

Copyright Геннадий Казанин

Date: Feb. 2007

Книга в связи с большим объёмом разделена на части

 

Рецензент и автор послесловия кандидат искусствоведения, член Союза писателей СССР и Союза художников СССР Н. М. Молева.

 

Очерки о традициях художественной культуры на Кузнецкой земле, о хранителях и преемниках этих традиций – художниках, народных мастерах и умельцах; о творческих судьбах, тесно связанных с историей Кузбасса и его сегодняшним днем. Среди героев очерков – мастера XVIII века Лосев и Аргунов, ученик Репина и Шишкина В. Д. Вучичевич, актриса Е. Н. Полозова, друг Горького А. С. Деренков, художники И. Е. Селиванов и Г. П. Захаров.

 

ОТ АВТОРА

 

Не раз доводилось слышать: «Земля Кузнецкая – край мастеров». И в самом деле, кто нынче далеко за пределами Кузбасса не знает его славной трудовой истории. Кузнецкстрой, Запсиб, горняцкие рекорды известны всем. Где впервые в стране «переехала» с места на место домна? «Запсибовна» назвали ее, тем самым указав и адрес происшествия. «Край шахтёров», «край металлургов», «край химиков» – всё это о Кузбассе. О его людях. О мастерах. Танк у входа на КМК – символ его военного подвига. В летопись Великой Отечественной золотыми буквами вписаны имена кузбасских воинов. Кузбасс «звучит» ныне и в космосе.

И всё это – история края, история мастеров, воинов и героев. История последних семидесяти лет. Но история не «лоскутна». Из седой древности до наших дней она плетёт непрерывную цепь, в которой нет более важных и менее важных звеньев. Ибо все времена проистекают друг из друга, а древо истории, как и положено древу, растет от корней.

Родиной зовётся не только то место, где человек родился. Навеки кузбассовцами останутся и его уроженцы, и те, что, внеся посильную лепту в историю края, покоятся в его земле ...

О ряде известных русских писателей, творчество которых отражает причастность к Кузбассу, рассказано в книге «Остались в памяти края». Самобытные таланты и характеры рождались и приживались на нашей земле – многие украшают наш край и сегодня. В настоящей работе – рассказ всего лишь о нескольких творческих судьбах. Его можно было бы продолжить множеством страниц, вплетённых в революционную историю и в историю культуры нашего края и посвященных тем, кто ярко и значительно или скромно и чуть заметно внесли свой штрих в судьбу народа и жизнью своей способствовали и способствуют Движению человеческого общества к высоким нравственным идеалам.

Предложенные здесь главы написаны на материалах теле- и радиопередач, в которых большое место отводилось литературному творчеству и изобразительному искусству. Для таких передач исписывается немало плёнки, лишь небольшая часть которой выходит в эфир. Но ничто из услышанного и увиденного не забывается. Сопоставляя деятельность многих интересных людей, с которыми довелось познакомиться лично или по их наследию за последний десяток лет, автор составил свое суждение о творчестве «по профессии» и «по совести». Не раз именно в этом аспекте сравнивалось творчество инженера и художника, работника культуры и просвещенца «по беспокойству души», профессионального и самодеятельного мастера.

Наш край на весь мир заявил о себе одной из уникальных строек первых пятилеток – Кузнецкстроем. И вершили её именно «неуспокоенные» люди, которых никто не принуждал нести тяготы, описанные И. Эренбургом в романе «День второй», И которые за небывалые сроки силой творческой щедрости души завершили стройку, прославившую Кузбасс. Именно неуспокоенностью души замечательны были «великий доменщик» М. К. Курако и его последователь академик И. П. Бардин. Во время становления Советской власти немало инженеров бывшего акционерного общества Копикуз, не будоража ни себя, ни других, тихо пережили «бурные времена» и многолетне невидно трудились по сути в двух разных эпохах: до и после свершения Великой Октябрьской революции. Многие из них, несомненно, были профессионалами высокого класса, но им чужда была именно неуспокоенность, которая неизменно толкает на передний край.

То же горение души видится нам и в судьбе известного в начале ХХ века русского художника Вучичевича, которого прогрессивные взгляды привели из Петербурга в Сибирь. Он жил невдалеке от Крапивино и там же погиб от рук белобандитов в 1919 году.

Всю жизнь стремился к просвещению и просветительству реальный герой повести «Мои университеты», друг юности Алексея Максимовича Горького Андрей Деренков, которого великий пролетарский писатель с благодарностью вспоминал все последующие годы.

Волей случая он был занесён в начале ХХ века в далёкое кузбасское село, где и по сей день проживают многочисленные его потомки.

Страсть к театру – тоже своего рода душевный порыв – бросала по провинциальным сценам актрису Екатерину Полозову. Тридцать лет – с десятилетнего возраста – встречалось её имя в театральных программах многих городов России. Не очень счастливая жизнь её завершилась в Кемерове, где совсем немногие знали об этой нелёгкой, но интересной судьбе.

Немало художников-профессионалов по праву славны сегодня в нашем крае и отмечены высокими званиями. Но существует и «непрофессиональный» Герман Захаров, который будоражит сердца буйным эмоциональным накалом своего гражданственного искусства. Из глубин народных вышедший, прокопьевский народный художник Иван Егорович Селиванов обрёл мировую известность и вошёл во «Всемирную энциклопедию наивного искусства», представляя так называемых самодеятельных художников, которыми богата земля Кузнецкая. А мастера XVIII века Иван Аргунов и Яков Лосев, о которых тоже рассказано в этой работе, являются не только прямыми предшественниками сегодняшних народных художников, но и прямыми продолжателями традиций древнерусской живописи, лежащей в основе всего изобразительного искусства России. Так не размыкается цепь ...

В этих очерках нет детального анализа чьей-либо инженерной, литературной, сценической или художественной деятельности, в них лишь рассказ о немногих из множества наших сограждан и земляков, причастных к истории культуры края, к духовной жизни нашего общества. Все они, по представлению автора, – подвижники, радеющие прежде всего общественному благу. К славному племени подвижников по праву относятся и краеведы. Не жалея ни сил, ни времени, бескорыстно ведут они краеведческий поиск. Как не назвать в этой связи бывшего директора Прокопьевского краеведческого музея М. Г. Елькина, новокузнецких хранителей памяти А. И. Полосухина, В. О. Болдырева и М. В. Лянге, бывшего директора Гурьевского краеведческого музея, почётного гражданина города и страстного краеведа Ф. И. Александрова, старейших летописцев нашего края И. А. Балибалова и Н. Д. Конева. Автор с благодарностью будет вспоминать сотрудничество с работниками Кемеровской областной научной библиотеки, Новокузнецкого и Кемеровского краеведческих музеев, с ответственным секретарём Новокузнецкого отделения ВООПИК Н. В. Мальковец.

В течение многих лет неизменным и бесценным помощником автора в краеведческом поиске и осмыслении материала был человек, по роду занятий далёкий, казалось бы, и от истории, и от краеведения, учёный-химик Юрий Алексеевич Кушников, один из тех, кому гражданственность была свойственна в превосходной степени. Светлой памяти Ю. А. Кушникова посвящается эта книга.

***

ЖИТЬ НАСТОЯЩИМ, ДУМАЯ О БУДУЩЕМ И ВЫХОДЯ ИЗ ПРОШЛОГО

… Это было совпадение удивительное и неожиданное. «Варюхинское сидение» А. П. Чехова! Вернее те отменные щи, а к ним картошка с огурцом, так поразившие воображение Антона Павловича в избе на берегу Томи. Вряд ли они могли привлечь внимание литературоведов, зато память о них осталась жить в доме Ольги Леонардовны Книппер-Чеховой. «Какая из меня хозяйка, – любила, посмеиваясь, повторять она своим гостям, – когда Антон Павлович всё меня щами с сибирской переправы поддразнивать любил: где, мол, тебе такие сварить – и не пробуй». В годы Великой Отечественной войны в холодноватой комнате с тщательно зашторенными окнами она угощала скупо заваренным чаем ещё не оправившегося от ранения и контузии молодого художника Э. М. Белютина, накладывала чудом сохранившегося любимого чеховского крыжовенного варенья и добавляла: «А сибирские щи-то были бы куда лучше!» И вот теперь именно о «варюхинском сидении» рассказывала книга М. М. Кушниковой «Остались в памяти края» – всего лишь эпизод из жизни великого писателя, но как же по-новому высветивший и обстоятельства его поездки на Сахалин и, что не менее важно, обстоятельства той давней сибирской жизни.

Сегодня непросто найти человека, равнодушного к истории. Интерес к ней год от года растёт, захватывая литературу, театр, кино, телевидение, туристические организации. Тем более важным становится ответить себе на вопрос, что лежит в основе этого социального и временного явления. Простое любопытство? Интерес к необычным обстоятельствам, непохожим на наших современников людям, характерам, событиям? Конечно, нет. Происходящий процесс много глубже и сложнее. Отдаём ли мы себе в том отчёт или нет, но в истории каждый из нас старается найти тот высокий нравственный эталон, с которым можно соотносить и окружающую действительность, и нашу внутреннюю жизнь: дела, поступки, побуждения.

Но для того, чтобы такой эталон сложился и приобрёл действенность, нужны объективные знания, подлинные факты: Никакие самые талантливые сочинения литераторов и художников не заменят правды истории – той великой силы, к которой мы сегодня тяготеем. Это относится и к памятникам прошлого, и к исторической среде, то есть той совокупности разнородных материальных памятников – от архивного документа, пожелтевшей театральной программы, семейной фотографии до старого стула или резной причелины, – которая одна обладает способностью живо и сиюминутно приобщить человека к тому или иному периоду прошлого, сообщить представлению о нём вещественную убедительность. «Я на памятники, как на живых людей смотрел, – писал, оказавшись впервые в Москве, В. И. Суриков. – Расспрашивал их: вы видели, вы слышали. Вы – свидетели. Стены я допрашивал, а не книги».

Только для человека наших дней становится недостаточно одних фактических знаний. Ему необходима – что гораздо сложнее – культура отношения к истории. Замечательный русский художник-педагог П. П. Чистяков, ориентируя во времени своих учеников – В. И. Сурикова, И. Е. Репина, В. М. Васнецова, В. А. Серова, М. А. Врубеля, И. С. Остроухова, В. Э. Борисова-Мусатова, повторял: «Человек живёт настоящим, думая о будущем и выходя из прошлого». Вне такой связи невозможно творчество, точнее – любое и в любой области творческое проявление человека, будь то производство, инженерное дело, литература или живопись. Культура чувств проявляется и в высокой профессиональной ответственности, и в отношении ко всему окружающему: не могу обидеть мать, не могу не броситься на помощь человеку, не могу поднять руки на отчий дом. В том-то и особенность нашего времени, что стены этого дома безмерно расширились вместе с горизонтом наших убеждений, стремлений, целей и слились как бы со стенами Родины в её будущей, но и давней перспективе.

Будем объективны – так ли много каждый из нас знает о своём родном городе, посёлке, крае, тем более, если силой обстоятельств они пока ещё лежат в стороне от проторённых туристических троп? И не предстоит ли нам в десятки и сотни раз больше о них узнать? Если только в силу нашей собственной душевной лености, стремления переложить ответственность на каких-то мифических «других», чиновничьего бездушия мы не лишимся большей части объектов изучения. А между тем время подсказывает не только необходимость изучения родной и местной истории – на повестке дня уже стоят и вопросы регенерации потерянного.

Разве не знаменательно для наших дней, что газета «Правда» говорит о реорганизации главной площади страны – нашей Красной площади – с тем, чтобы передать все выходящие на неё здания, как и прилегающие постройки по улицам московского Китай-города, Государственному Историческому музею для возможно более широкого показа его экспонатов. В архитектурных мастерских столицы рассматривается вариант восстановления Казанского собора, сооружение которого в 1620 году отметило победу народного ополчения Минина и Пожарского над полчищами интервентов. На его фоне фотоснимки и кинокадры запечатлели Владимира Ильича. Речь идёт и о том, чтобы ГУМ – крупнейшее торговое предприятие столицы – уступил место экспозиции, представляющей историю страны.

В наши дни решение каждого вопроса в любой отрасли промышленности и науки требует глубоких профессиональных знании. Формула «мне кажется» во всех случаях будет признана абсурдной. Между тем, как часто продолжает она по инерции решать судьбы памятников, вмешивается в понимание и реальное ощущение истории. «Мне кажется» постройка не представляет никакого интереса, говорит руководитель службы по отводу и регулированию земель. «Мне кажется» – ничего ценного здесь нет, бросает специалист дорожного дела. «Мне кажется» – здесь должно быть новое здание вместо этого «старья», – убеждают архитекторы. Идея всеобщего обновления – потому что так проще с решением градостроительных и планировочных задач, с вопросами ремонта, с условиями заказчиков – всё ещё продолжает преобладать. Особенно, если речь идёт о памятнике культуры: подумаешь, кто-то когда-то жил, кто-то когда-то работал! И как-то забывается, что каждый прожитый нами самими, нашей страной день уходит тоже в историю и заявит – пусть не сегодня, не завтра, но непременно заявит! – о своем праве на место в памяти потомков, в ряду свидетельств нашей жизни.

В своей автобиографической повести «Начало неведомого века» Константин Паустовский писал: «История домов бывает подчас интереснее человеческой жизни. Дома долговечней людей и делаются свидетелями нескольких человеческих поколений». Другой вопрос, что восстанавливать подобную повесть в отношении любого памятника совсем не просто. Обязательное слияние истории с живыми людьми помимо тщательно отработанных архивных и биографических сведений предполагает и определённый образный, собственно литературный ход. Рамки классического – «перечислительного» – краеведения здесь становятся слишком узкими. Читателя недостаточно информировать – ему надо помочь пережить, посредством реально существующего памятника, документа ощутить реальность духовного мира тех далёких лет. И это один из наиболее действенных способов воспитывать уважение к родной истории, нашедший свою реализацию в настоящей книге.

Автор книги «Искры живой памяти» умеет широко и точно увидеть родной край, найти, казалось бы, неожиданные, а по существу очень характерные черты его прошлого. Под его пером встает нелёгкая и вместе с тем духовно насыщенная, по-своему неповторимая жизнь Кузнецкого края, увиденная не только влюблённым в свои места краеведом, но и одарённым литератором с живым языком, образным мышлением, глубокой внутренней убеждённостью.

Первая краеведческая работа М. М. Кушниковой «Остались в памяти края» сегодня стоит в библиотеках Москвы и пользуется заинтересованным вниманием читателей. Нет оснований сомневаться, что новый труд автора присоединится к ней, знакомя как тех, кто живёт на земле Кузнецкой, так и самые широкие круги любителей истории с новыми увлекательными её страницами.

Нина Молева, кандидат искусствоведения, член Союза писателей СССР и Союза художников СССР

***

Твердь среди воды: Из летописи Кузнецкстроя

Истоки: Глубокие корни села Кузедеева

Кукольница Алла Фёдоровна Фомченко

Крест из петровских времён изографа Лосева в Кузнецке

Загадка шихтмейстера Аргунова: художественное литьё на гурьевском заводе

Память: Русский художник Вучичевич в Кузнецком крае

Личный архив Екатерины Полозовой – актрисы

Друг Горького – Андрей Деренков

Притяжение: Иван Егорович Селиванов – самобытный художник

Портреты родины моей: Мастерство художника Анатолия Водопьянова

Откровения о мире и войне художника Германа Захарова

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Калтан – Осинники 21 века © 2017

Калтан – Осинники 21 века

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?