Бондарь Владимир Кириллович – счастливый человек
25 апреля 2017 - Геннадий Казанин

Бондарь Владимир Кириллович – счастливый человек

Всю свою жизнь мой отец, Бондарь Владимир Кириллович, считал себя самым счастливым человеком. Родился он в голодном 1921 году, в августе, в большой сводной семье. У отца его Кирилла и матери Матрёны это была вторая семья, он и два брата родились в сводной семье. До трёх лет Володя не ходил. Только когда голод победили, он выжил и в три года пошёл. Отец на радостях сшил ему сапожки.

Закончив трёхгодичную церковную школу, в 30-х годах с пацанами Владимир уехал в Ташкент, в сытный город, где некоторое время жил в коммуне. Выучился токарному делу, киномеханике, электромеханике.

В феврале 1940 года отец женился на моей маме Аксинье Марковне, а осенью ушёл в армию, попал под Минск, в Белоруссию. Прошёл обучение, стал связистом и киномехаником, показывал кино. Весной 1941 года родилась старшая дочь Лидия, он её не видел, но жил ею. Подкорытова (Бондарь) Лидия Владимировна, 10.04.1941 года рождения, работала в Калтане в школе №14 преподавателем истории в конце 90-х годов.

Летом 1941 года началась война. Отец встретил её, находясь в Белоруссии в армии. В первые же дни он был тяжело ранен, попал в окружение. Наши, погрузив раненых в машины, начали выходить из окружения лесами. На рассвете перейти в другой лес успело 3 машины, остальных фашисты не выпустили. Отец был в третьей машине. «Я счастливый!» – говорил он об этом случае. На войне он, как и все, научился выживать:

- Когда бой начинался, мы прыгали в свежие воронки. Бомба вряд ли сюда снова попадёт, а стрелять удобно. Спали прямо в строю, кто шёл в середине.

Отец прокладывал при подготовке к бою несколько линий связи, чтобы во время боя меньше бегать по полю и налаживать связь. Когда под Сталинградом брали высоту, он был в десятом ряду, в первых шли штрафники. Когда подошла очередь его ряда стать первым, высоту взяли. «Я счастливый!» – опять говорил он.

Когда его снова тяжело ранили в ногу и врачи хотели её отнять, он не дал: «Я или умру с двумя ногами, по-христиански, или буду жить и воевать с двумя ногами». И вопреки всем прогнозам он выжил!

Когда немецкий танк месил землянку связистов, его выбросило наружу, но брёвнами помяло, перекосило всего. Местные бабушки брали наших солдат после боя, парили в бане и выправляли руки, ноги, спину, голову. Его бабка тоже выправила, но сказала, чтобы свой офицерский ремень носил всегда при тяжёлой работе. И он снова выжил!

Когда наступали, говорил, что перестали пулям кланяться. Шли, не останавливаясь и решительно за Жуковым, который сказал, что фашистов сбросят в Атлантический океан, освободив Испанию. При отступлении немцев они видели полные колодцы наших мирных людей, полные сараи наших детей, стариков, женщин сгоревших. «Нас, – говорил он, – никто бы уже не остановил».

Освобождал отец Белоруссию, Польшу, Чехословакию, Германию, знал все языки. Мы его после войны спрашивали: «Пап, как ты отличаешь, на каком языке говорят?» Он отвечал: «Поляки – пшикают, чехи – чжикают, немцы – гавкают, белорусы – мявкают, украинцы – ласкают». Отец был классный музыкант, играл на гармошке и на баяне. Знал кучу анекдотов и всегда в тему. Сабантуи, новоселья, свадьбы без него не обходились.

Отец пришёл с фронта в 1946 году после завершившихся событий на востоке в звании капитана запаса, сестренке Лиде был уже шестой годик.

ЭТО МОЯ НАДЕЖДА! ВЕРА! ЛЮБОВЬ!

После войны родители работали в культуре, от активного участия в политической работе при горкоме партии не отходили. Отец как фронтовик, а мама как женщина.

Народили они еще четырёх девчат, но в живых остались мы с сестрёнкой Ниной и довоенная Лида. Девчата, родившиеся сразу после войны, были очень слабы. Отец нас назвал Вера, Надежда, Любовь.

Когда был призыв на освоение целинных земель, отцу предложили поехать и обеспечить организацию связи, они с мамой согласились и опять поехали по зову души и совести в гущу событий. Про нас, своих трех дочерей, он говорил: «Это моя Надежда! Вера! Любовь! Они дадут мне внуков, но я за них отвоевал».

Внуков у него шестеро, внучек две, уже правнуков трое, правнучек пять. Внуки служили в горячих точках, но живы и здоровы.

Отец завещал всем нам учиться, всю жизнь учиться! Самое ценное на земле, говорил он, это знания и умение их применять.

Родители всегда были активными членами общества, жили с народом и со страной, очень любили Родину, дом, детей. Ликовали за Гагарина. Болели за хоккеистов, за Харламова.

Ни одно мероприятие не проходило без них. Отец заведовал клубом. Мама участвовала в спектаклях, танцевала. Отец аккомпанировал всем на баяне, гармошке. Мама играла на балалайке.

После войны люди жили дружно, уважали друг друга, ценили, невзирая на национальность, они были победителями и хозяевами своей судьбы.

Умер Владимир Кириллович в октябре 1975 года, после инфаркта, который произошёл из-за застарелых гнойников в лёгких. Сказались последствия войны, землянки, траншеи, пехота. Он успел встретить 30-летие Победы над фашистской Германией.

Р. Будаева

(Калтанский вестник, 20 апреля 2017)

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Калтан – Осинники 21 века © 2017

Калтан – Осинники 21 века

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?