Афанасьев Григорий Михайлович - Поэт из города Калтан
3 декабря 2012 - Геннадий Казанин
Афанасьев Григорий Михайлович - Поэт из города Калтан

"Исцели себя сам" … Под таким заголовком вышли стихи Г. Афанасьева в газете Новый вектор 25 мая 2006 года с комментариями редакции. С тех пор я пополняю страничку с его стихами.

- В прошлом номере нашей газеты были опубликованы два стихотворения Григория Михайловича Афанасьева. Он в первый раз выносит на суд читателей свое творчество, хотя за его плечами - солидный трудовой стаж и большой жизненный опыт. Правда, творчеству сам он отводил весьма скромную роль, расценивал его как увлечение, способ занять время, отвлечься от суеты и житейских невзгод.

С раннего детства жил Григорий Михайлович в Калтане - окончил восьмилетку, потом - завершил среднее образование в вечерней школе. Полученная еще в школьном возрасте серьезная травма до предела сузила для него выбор профессии. Отправился в Сургут, обучился на газоэлектросварщика, потом вернулся в Калтан и много лет работал по этой специальности. В его трудовой книжке значатся разные предприятия: ЮК ГРЭС, водоканал; станция техобслуживания ... Оттуда потом он и ушел на заслуженный отдых.

В детстве отец прозвал Григория "буквоедом" - за его пристрастие к книжкам, Записан он был сразу в трех библиотеках, приносил оттуда целые стопки - по 10-15 книг - и прочитывал их на одном дыхании, "залпом". Но с литературой свое будущее он не связывал и первую попытку писать стихи предпринял только в 22 года. Сначала записывал свои впечатления в поезде, когда бесконечно долго тянулась время и хотелась найти занятие "для души", потом изредка возвращался к своей заветной тетрадке в свободное время. Вернулся к этому занятию много лет спустя. В 1997 году у него отказали ноги - видимо, дала о себе знать давняя травма позвоночника. Полгода лежал без движения, и прогнозы специалистов на его счет были в лучшем случае неопределенные, в худшем - самые неутешительные. Спасение нашел в книгах, главным образом - философских.

А поворотным в его судьбе стало знакомство с книгами известного ныне народного целителя Малахова. Советы, которые он в них почерпнул и которым неукоснительно следовал, помогли совершить чудо – вопреки предсказаниям врачей Григорий Михайлович, инвалид первой группы, встал на ноги.

Теперь он вновь пишет стихи, и не только о природе и высоких человеческих чувствах; многие - это размышления о жизни, о предназначении человека, попытка осмыслить нынешнюю действительность, такую непростую и противоречивую.

Поздравляем!

19 августа в областном центре в концертном зале Дворца культуры Шахтеров состоялось подведение итогов ставшим традиционным конкурса в области культуры и искусства "Шахтерская память". Конкурс был организован Кемеровским областным общественным Фондом шахтерской памяти им. В. П. Романова совместно с департаментом культуры и национальной политики Кемеровской области при поддержке партии «Единая Россия».

В этом году награждение прошло по шести номинациям: "Песня. Музыкальное сочинение премии имени героя социалистического труда В. И. Воробьева"; "Театры, Дворцы культуры, самодеятельные коллективы премии "Шахтерский огонек"; "Декоративно-прикладное искусство премии имени почетного гражданина Кемеровской области А. К. Барредо"; "Художники о шахтерах" премии имени Героя социалистического труда В.М. Ерпылева; Документальный фильм Фотовыставка премии имени Героя социалистического труда А. Д. Ракитянского; "Литература. Поэзия. Драматургия. Публицистика".

В адрес оргкомитета конкурса поступило более 50 заявок на участие в конкурсе от кузбассовцев, в чьем творчестве присутствует шахтерская тематика.

В этом году  в номинации «Литература. Поэзия. Драматургия. Публицистика» денежная премия имени  Героя социалистического труда В. Г. Кожевина   и почетная грамота "За творчество и волю к жизни"  присуждены  поэту из г. Калтан  Григорию Афанасьеву.

Жюри конкурса особо отметило его стихотворения "Шахтерские будни" и "О друге".

Редакции "Нового вектора" вдвойне приятно поздравить этого удивительного, талантливого человека с такой высокой оценкой его творчества, ведь мы вместе с клубом поэзии "Кедр" представили его стихи на суд областного жюри.

Два года назад мы впервые познакомились с его творчеством, хотя за его плечами были годы творчества.  Правда, сам он отводил  творчеству весьма скромную роль - расценивал его, как увлечение, способ занять время, отвлечься от суеты и житейских невзгод.

С раннего детства жил Григорий Михайлович в Калтане - окончил восьмилетку, потом - завершил среднее образование в вечерней школе. Полученная еще в школьном возрасте серьезная травма до предела сузила для него выбор профессии. Отправился в Сургут, обучился на газоэлектросварщика, потом вернулся в Калтан и много лет работал по этой специальности. В его трудовой книжке значатся разные предприятия: ЮК ГРЭС, водоканал, станция техобслуживания... Оттуда потом он и ушел на заслуженный отдых.

... В детстве отец прозвал Григория "буквоедом" за его пристрастие к книжкам. Записан он был сразу в трех библиотеках, приносил оттуда целые стопки - по 10-15 книг - и прочитывал их на одном дыхании, «залпом». Но с литературой свое будущее не связывал. Первую попытку писать стихи предпринял только в 22 года. Сначала записывал свои впечатления в поезде, когда бесконечно долго тянулось время и хотелось найти занятие «для души», потом изредка возвращался к своей заветной тетрадке в свободное время. Вернулся к этому занятию много лет спустя. В 1997 году у него отказали ноги - видимо, дала о себе знать давняя травма позвоночника. Полгода лежал без движения, и прогнозы специалистов на его счет были в лучшем случае неопределенные, в худшем - самые неутешительные. Спасение нашел в книгах, главным образом - философских. А поворотным в его судьбе стало знакомство с книгами известного ныне народного целителя Малахова. Советы, которые он в них почерпнул и которым неукоснительно следовал, помогли совершить чудо - вопреки предсказаниям врачей Григорий Михайлович, инвалид первой группы, встал на ноги.

Теперь он вновь пишет стихи, и не только о природе и высоких человеческих чувствах; многие - это размышления о жизни, о предназначении человека, попытка осмыслить нынешнюю действительность, такую непростую и противоречивую. 

Поэт

(Калтанский вестник, 7 октября 2010)

Течение времени уносит мгновения, сменяя эпохи и листая поколения. Его ход незаметен, и зачастую мы в суете дней спешим все успеть и многого вокруг не замечаем: облаков в луже, незнакомых людей, которые живут рядом. Но бывает, что как и в серости асфальтных капель отражается глубина неба, так и в чужих людях, что ходят с нами одними улицами, таится другая вселенная. Вселенная поэзии. Строфы, строчки в зеркале рифмы под рукой автора преломляют такой обычный для нас мир, позволяя взглянуть на него по-новому, разглядеть все то, что мы так часто не замечаем.

Таким автором, поэтом является Григорий Михайлович Афанасьев. Уже не один год он радует нас своими стихами, рассказывая о временах года, войне, любви.

Родился Григорий Михайлович в Прокопьевске. Когда ему исполнился год, родители переехали в Калтан, в котором прошло его детство. В 1971 году Григорий Михайлович работал в Сургуте, выучился на сварщика. В Свердловске поступил в педагогический ин­ститут, но учиться не стал. Вернулся домой, в Калтан, и работал в родном городе. После выхода на пенсию в 1990 году перенес сложную операцию на позвоночнике, но тяжелый недуг не сломил его. В 2005 году Григорий Михайлович вернулся к стихам, создание которых оставил в молодости. Теперь мы можем читать его произведения и в поэтическом сборнике «Калтанские родники», и в самостоятельных изданиях, и в публикациях газет «Калтанский вестник» и «Время и жизнь». Произведения Григория Михайловича заслужили награды на областных и городских конкурсах «Шахтерская память», «Мы с тобой в одной шинели шли дорогами войны».

Человек открытый, Григорий Михайлович всегда рад гостям и тепло их приветствует. Будучи книголюбом, эрудирован и посему является хорошим собеседником, а его стихи придутся по вкусу любому, потому что в них раскрываются и актуальные ныне проблемы, и горечь трагедий, и просто красота мира, в котором мы живем.

Седьмого октября Григорий Михайлович отмечает юбилей, ему исполняется шестьдесят лет. Мы присоединяемся к поздравлениям, звучащим в его адрес, благодарим за талант, приносящий людям радость, и желаем Григорию Михайловичу дальнейших творческих успехов.

С. Плотников 

Оглавление

 

Ароматы весны
Бабье лето
В чём сила ума?
Весенний десант
Ветераны Войны
Вопросы
Всему своё время
Высоцкому
Высший суд
Где место мудрости?
Где ты, молодость
Гроза
Долгое прощание
Духовная инвалидность
Его конёк
Еще раз о любви
Жажда жизни
Желания
Жизненное кредо
Жизнь
Жизнь без чудес
Журавли
Зазеркалье
Зал ожиданий
Запахи
Заслуженный
Зимний бал
Как часто разбиваемся, мы, в кровь ...
Кузбасс
Культура
Ласковые путы
Любовь
Могучая энергия огня
Мой город Калтан
Молчание – золото
Мужская работа
На марше
Наши молитвы
Не будьте беспечны
Не теряйте надежды
Ночной дозор
О друге
О чём грусть?
Огонёк
Первый снег
Победа
Погоня за счастьем
Последний выстрел
Привычка
Приемли всё
Приход зимы
Разум и чувства
Речка детства
Россия
Сердце матери
Сибиряк
Сложная техника
Солдат
Старое фото
Старое фото
Твоя судьба
Телемания
Терпение
Тихо дремлет речка, шелестит листва ...
Тополиная метель
Тори свою колею
У Вечного огня
Удача
У трех логов, где рябчики свистят ...
Узникам концлагерей
Уходят старые друзья
Чёрное золото
Чистота
Шахтёрские будни
Шлагбаум
Эвридика
Юность и опыт

***

У трех логов, где рябчики свистят,

Где воздух от черемух словно мята,

Избушки нашей пасеки стоят,

А рядом речка катится куда-то.

 

Здесь царство пчел у липовой, горы.

Здесь запах трав хмельнее медовухи.

По слухам, рай земной, да комары

Порой опровергают эти слухи.

 

А запах от черемухи весной

Не заглушить французскими духами.

Медовый аромат ее волной

Плывет над голубыми родниками.

 

Неброская лесная красота,

Она краснеет кровью на калине.

Росой сверкает с каждого листа,

Алмазами горит на паутине.

 

Здесь гомон птиц разбудит поутру,

Не даст в постели долго залежаться,

Как радостно смотреть на их игру,

Встречать зарю и пеньем наслаждаться.

 

О милые, прохладные лога,

Пронизанные строчками тропинок!

Здесь у ручьев студеных берега

Хранят в траве следы моих ботинок.

 

Удастся ли еще мне побывать

Средь ваших лип, берез, елей зеленых?

Осталась в памяти лесная благодать

От запаха торжественных черемух.

 

У трех логов, где рябчики свистят,

Где воздух от черемух, словно мята.

Избушки нашей пасеки стоят,

А рядом речка катится куда-то ...

 

Тополиная метель

Снова белым пухом тополя

Выстлали ковром тропинки сада.

Снова стала белою земля ­

Побелела, как от снегопада.

 

Ну, зачем, зачем же вы опять

Летний сад заставили поверить,

Будто повернуло время вспять

И зима стучится снова в двери?

 

Мы  бредем по снежной целине,

Загребая белый пух ногами.

Заблудились в мягкой пелене,

Непонятно, что случилось с нами.

 

Не понять, июль или апрель,

Снег вокруг кружится, но не тает -

Это тополиная метель

В летний сад тропинки заметает.

 

До сих пор еще не ясно мне,

Что же вдруг случилось между нами?

Почему в пушистой пелене

Мы случайно встретились губами?

 

Как же это все произошло?

Кто нам подарил такое счастье?

И откуда вдруг на нас сошло

Белое, пушистое ненастье?

 

Мы с тобой давно уже не те

И давно успели пожениться,

Только тополиная метель

Долго нам ночами будет сниться.

 

Долго будет сниться этот сад,

Где тогда бродили мы с тобою,

И пушистый, белый снегопад,

Ставший для двоих одной судьбою.

 

Жизненное кредо

Я «спринтер» и стартую налегке,

Ведь мне нужны немедля результаты.

Я не люблю плестись на поводке

Или нести какие-то утраты.

 

Я загораюсь быстро и легко,

Но сделать ничего не успеваю.

До финиша от старта далеко ­

Поэтому я быстро остываю.

 

Но что поделать, я нетерпелив.

И не люблю копать лопатой землю

Я очень жить спешу - я тороплив,

А очередь всем сердцем не приемлю.

 

Я в этой жизни - пламя, а не лед,

И мне нужна всегда одна победа.

Я тороплюсь - гоню себя вперед,

И это мое жизненное кредо.

 

Я в суть вещей пытаюсь заглянуть,

Меня влекут дискуссии и споры.

Я мог бы шар земной перевернуть,

Но не найду достаточной опоры.

 

Всегда спешу, все время впопыхах,

Но никогда нигде не поспеваю.

И я всегда испытываю страх ­

Что где-то и чего-то прозеваю.

 

Что где-то обойдутся без меня,

И без меня опять случится, что-то,

Что снова мне придется догонять,

А догонять мне очень неохота.

 

Ведь я рожден, чтоб всюду первым быть,

И в этом я сомнения не ведал.

Я много мог бы в жизни совершить,

Вот только жаль, терпенья Бог мне не дал.

 

Чистота

Запомни, покоряя высоту:

Вступать на скользкий путь - всегда чревато.

Не преступи запретную черту,

За нею очень часто нет возврата.

 

Не выбирай по жизни легкий путь,

Стараясь, чтобы дом был полной чашей.

Пусть совесть не дает всю ночь заснуть,

Когда не очень чисто в жизни вашей.

 

Стремись во всем добиться чистоты:

В делах, поступках, в мыслях или в слове.

Пусть будут только чистыми мечты,

А главное, пусть чистой будет совесть.

 

О друге

Он не какой-то баловень судьбы,

Нет, у него шахтерская закалка.

Шаги его надежны и грубы,

Когда идет с работы он вразвалку.

 

Идет по жизни честно, не ловчит,

Хотя порой бывают неудачи,

Он никогда на это не ворчит

И никому в жилетку не заплачет.

 

Он дружбу очень ценит, но не льстит,

Обманывать и лгать он не умеет.

Когда на сердце жар - он охладит,

Когда на сердце холод - он согреет.

 

Пусть друг мой далеко не Цицерон

И не рожден жонглировать словами,

Но в час нужды всегда поможет он

Без всяких слов - конкретными делами.

 

Все беды можно с другом превозмочь,

Ведь для него услуга - не заслуга,

А лишь возможность ближнему помочь,

Так дай вам Бог найти такого друга.

 

Жизнь

Она в природе пламени сокрыта,

Растворена в молекулах воды.

Она во всем: и в прочности гранита,

 

И в вечности мерцающей звезды.

Она меняет облик постоянно,

То выявляя формы, то тая.

Она разумна. Вечна. Непрестанна.

Меняются лишь формы бытия.

 

Еще раз о любви

Как много о любви мы слов сказали всуе!

И этого, увы, нельзя у нас отнять.

Когда пожар любви в груди больной бушует,

То разумом никак нельзя его унять.

 

Но если те слова ты повторяешь смело,

Не чувствуя при том волнения в крови,

Когда слова любви лишь тактика для тела,

Тогда ты не поймешь стратегию любви.

 

Пусть будут говорить: «Любовь эгоистична,

И надо от нее избавиться навек»,

Но если ты любовь не испытаешь лично,

То вряд ли будешь ты счастливым, человек.

 

Телемания

Мне кажется, что мир сошел с ума,

Нас, всех схватил за горло телеящик.

Навязчив, как холера, как чума,

Схватил за горло и куда-то тащит.

 

В нем деньги на экране правят бал.

Но так нельзя, ведь это преступленье,

Чтоб деньги превратились в идеал,

В цель жизни молодого поколения,

 

В нем получает высшее признанье

Программа та, где нет идей,

Где форма подменяет содержание,

А внешность заменяет суть людей.

 

Нас захлестнул поток боевиков,

Который хлынул к нам из-за границы.

Никто ведь не спросил у стариков,

Нужны ли нам бандиты и убийцы.

 

Все в ящике акценты смещены,

Чего стыдились - то вдруг стало модно.

Из высших управителей страны

Кому-то это, видимо, угодно.

 

И пусть меня иные не поймут.

Я их не осуждаю: все мы люди.

Кто выбирает дорогой «сосуд»,

А кто - «огонь», мерцающий в сосуде.

 

***

Как часто разбиваемся, мы, в кровь,

Стараясь за иллюзией угнаться.

И падаем по глупости, но вновь

Мы на ноги пытаемся подняться.

 

Нас призрак Счастья манит и зовет,

То близко подойдет, то удалится.

То скроется совсем за поворот,

То все опять по новой повторится.

 

Но сердце, что колотится в груди,

Не хочет отказаться от погони.

Нам кажется, удача впереди,

Еще чуть-чуть, и мы ее догоним!

 

Все кажется, вот-вот, за виражом

Нам счастье, наконец, протянет руку.

И мы опять спешим за миражом,

Спешим вперед - по замкнутому кругу.

 

Белая ворона

Вы видели, как белую ворону

Преследуют сородичи ее?

Как загоняют бедную на крону,

Галдя в негодовании своем.

 

Слетаясь на галдеж со всей округи,

Спешат, как новобранцы на войну

Ее не очень белые подруги,

Лесную разгоняя тишину.

 

Орут вовсю, как будто обсуждают

Ее нескромный праздничный наряд,

На модницу всей стаей нападают,

Лишь только перья белые летят.

 

Любая ее серая сестра

Уверена: За все богатства мира

Ужасным цветом белого пера

Не запятнала б серого мундира.

 

Вот так и у людей: не любят тех,

Кто рушит установленные нормы,

Кто не старается похожим быть на всех

И отличает содержание от формы.

 

Такого называют чудаком

И белою вороной называют,

Хоть говорит он тем же языком,

Но многие его не понимают.

 

Такой не управляется толпой,

Куда и как ему поставить ногу.

Он не идет проторенной тропой,

А выбирает новую дорогу.

***

Тихо дремлет речка, шелестит листва,

У мальчишки с уды сорвалась плотва.

Как кусочек солнца - радуга-кольцо,

Брызнуло водою рыбаку в лицо,

 

А мальчишка весел: «С уды у меня

Сорвалась не рыба, а сверканье дня».

3асмеялось солнце, ветер озорной

3амутил оконце теплою волной.

 

Солнце уж не в небе, а в воде висит!

Рядом с ним резвятся блики-караси.

И мальчишка в воду! Смехом залился,

Стал ловить руками солнце-карася.

 

Разбежались блики солнечных лучей,

Помахав хвостами резвых карасей.

У мальчишки счастьем кружит голова,

Тихо дремлет речка, шелестит листва.

 

Любовь

Я чувствую невольную вину

За то, что не достиг еще искусства,

Чтоб выразить словами глубину

Простого человеческого чувства.

 

Словами очень трудно передать

Пьянящий аромат весны в апреле,

Который заставляет нас страдать

Под звон неумолкающей капели.

 

Закружит вдруг удушливой волной,

Захочется и плакать, и смеяться,

А сердце переполнится весной

И перестанет нам повиноваться.

 

Высокое давление крови

Перешагнет предельную отметку.

Так сильно бьется сердце от любви,

Что может разорвать грудную клетку.

 

Могучая энергия огня

Живет в любви, нам надо лишь усвоить,

Что от нее не защитит броня,

Она вольна и разрушать и строить.

(Разрушить и построить)

 

Она влечет магнитностью своей,

Соединяя родственные души,

Построить может храм в душе твоей,

А может вдруг легко его разрушить.

 

Она придет, зови иль не зови.

Наполнит сердце маятой сердечной,

И больно станет сердцу от любви,

И сладко станет сердцу бесконечно.

 

Жажда жизни

Олень бежал, проваливаясь в снег,

Бежал к реке, по лесу, без дороги.

Все тише становился трудный бег,

Все чаще в снег проваливались ноги.

 

Он хрипло и прерывисто дышал ­

С трудом давалась снежная преграда.

Он падал, но вставал и вновь бежал

И уводил охотников от стада.

 

Как долго будет длиться этот бред?

Как долго он, спасая жизнь, проскачет?

Без сил, без остановки на обед

И даже без надежды на удачу.

 

Но он бежал, сбивая на ходу

С еловых лап зеленых груды снега.

Лишь замерзала пена на снегу

От этого немыслимого бега.

 

Олень спешил добраться до реки ­

По льду его и пуля не догонит.

Он чувствовал взводимые курки

И близкое дыхание погони.

 

Вот он из леса выбился на лед,

И радостно душа его запела,

Рванулся из последних сил вперед

И вырвался из прорези прицела.

 

Он мчался по ледовой целине,

Свобода окрыляла его душу,

Лишь запоздалый выстрел в тишине

Морозное безмолвие нарушил,

 

Казалось, этот выстрел роковой

Приблизил жизнь к смертельному исходу,

Но он остался все-таки живой

И не упал, а лишь прибавил ходу.

 

Из раны по ноге сочилась кровь,

Но с каждым шагом прибывали силы.

Большая жажда жизни и любовь

Опять его от смерти уносили.

 

Ароматы весны

Я люблю вспоминать тот далекий апрель ­

Как на талом снегу рисовал я узоры.

Над моей головой то свистел свиристель,

То сороки о чем-то вели разговоры.

 

Полной грудью дыша, я шагал налегке,

Лес уже позабыл про недавнюю стужу.

Лишь под палкой моей, что держал я в руке,

Звонко трескался лед на закованных лужах.

 

Снег еще не сошел, не растаяли льды,

Но ручьи уж звенят, обнажая валежник,

И уже кое-где из-под талой воды

Белым чудом лесным показался подснежник.

 

Было радостно мне по проселкам брести

И смотреть, как вокруг   просыпалась природа.

Мне в сегодняшний день удалось пронести

Аромат той весны из далекого года.

 

И сегодня порой снятся дивные сны,

С громким пеньем синиц предвесеннего леса.

Этот солнечный день, как подарок весны,

Он мне силы дает и спасает от стресса.

 

Сколько будет еще дней таких у меня,

Будет много дорог - если жив еще буду.

Только тот аромат от весеннего дня

Я как юность свою, никогда не забуду.

 

Высоцкому

Ты многим был, как друг или как брат.

Тебя любили слушать в доме каждом.

Ты лишь в одном пред нами виноват,

Что к песням и стихам оставил жажду.

 

Душа твоя, как чуткий камертон,

А нервы, как натянутые струны;

Твой хриплый, необычный баритон

На стадионах собирал трибуны.

 

Как часто он звучал по вечерам

В походах, под гитару на привале,

С магнитофонной ленты по дворам,

И лишь в верхах тебя не признавали.

 

Ты к бунту никого не призывал,

Но пел не про луну или про розу,

И в голосе твоем звучал металл,

­Верховной власти ты внушал угрозу.

 

С судьбою ты по-крупному играл,

Менялись козыри - то пики, а то черви,

И на пределе голос твой звучал ­

Ты пел всегда на оголенном нерве,

 

Тот нерв звучал натянутой струной,

Он пел, звенел, хрипел на всю катушку,

А взгляд твой то веселый, то шальной

Порой твердел, как будто брал на мушку.

 

Ты не хотел от жизни уставать,

С друзьями пропустить любил по двести,

Но никогда не стал бы выпивать

С тем, у кого ни совести, ни чести.

 

Ты многим был, как друг или как брат,

Тебя любили слушать в доме каждом,

Ты лишь в одном пред нами виноват,

Что к песням и стихам посеял жажду.

 

Приход зимы

Увяла лета благодать.

Спит утомленная природа.

Она уже устала ждать

Зимы желанного прихода.

Замолкли, сбросив свой наряд,

Когда-то шумные осинки.

В остывшем воздухе парят

И вьются первые снежинки.

В глубоких рытвинах дорог

Под мглистым небом стынут лужи.

Ручей мелеющий продрог

И замер в ожиданье стужи.

Короткий день сменила тьма.

Умолкли птичьи разговоры.

Дыханьем севера зима

Сковала серые просторы.

От берегов до берегов

В оковы заковала воду

И белым саваном снегов

Накрыла спящую природу.

Из пробудившихся небес

Снега всю ночь валили валом,

Укрыв поля, дороги, лес

Пушистым белым одеялом.

Под ним природе снятся сны

О ярком солнце, знойном лете ...

И в ожидании весны

Она забыла все на свете.

 

Живи по солнечным часам

Не станет сердце чистым снова,

Пока лежит на сердце ложь.

Не избежишь последствий слова,

И юность снова не вернешь.

Не изменить свою природу,

Не изменив свои пути.

Вторично людям в ту же воду

Реки текущей - не войти.

К чему теперь воспоминанья,

К чему раскаянья опять

И запоздалые признанья -

Не поворотишь время вспять.

Но если истину ты ценишь -

Живи по солнечным часам.

Пусть мир не очень ты изменишь,

Но измениться можешь сам.

 

Культура

Сегодня оскорбленные «на сдачу»

Бросают оскорбления в лицо.

А раньше защищали честь иначе ­

К барьеру вызывая подлецов.

 

Дуэли заменили матерщиной,

И жизнь намного «веселей» пошла,

И стал подлец считать себя мужчиной,

И частота «дуэлей» возросла.

 

У Даля этих слов вы не найдете,

Их Пушкина не знал репертуар.

А нынче на, заборах всех прочтете

Изысканного слова экземпляр.

 

Как много стало грязи в нашей речи,

В великом и могучем языке!

И защищать его от грязи нечем,

Она уже сквозит в любой строке.

 

В народе говорят, что пуля ­дура

И может невинного убить.

Еще дурней подобная культура,

Способная в нас душу погубить.

 

Ночной дозор

Тихо тает закат золотой

Над далекою кромкой небес.

Пораженный ночной немотой,

Засыпает темнеющий лес.

 

Солнце скрылось за сопками гор,

Все затихло в объятиях сна.

Лишь несет неустанный дозор

До утра в темном небе луна.

 

Вся природа уставшая спит.

На осине не дрогнет листок.

А луна засыпать не спешит ­

Ждет, когда заалеет восток.

 

Ждет, когда из-за дремлющих гор

Солнца луч заскользит над рекой.

Чтоб оставить нелегкий дозор

И за горы уйти, на покой.

 

Где ты - молодость?

Где ж ты детство мое - мое утро раннее?

Где ж ты юность моя - красота и стать?

Как же я не узнал у судьбы заранее,

Где сегодня свою молодость искать.

 

Отшумела она и куда-то сгинула.

От былой красоты - нету и следа.

Ну, зачем ты меня, молодость,

Покинула, Где теперь мне искать юные года?

 

Я моря бороздил, покоряя полюсы,

На страховке висел, падая со скал.

И хотя у меня побелели волосы,

Я повсюду свою молодость искал.

 

Но случилось на днях знатное событие:

И во внуке своем проявился я.

Сделал я, наконец, важное открытие:

Что во внуках живет молодость моя!

 

***

Уходят старые друзья

Уходят старые друзья,

И с каждым годом мне дороже

Их неразлучная семья,

Когда мы были помоложе.

 

И с каждым годом все нежней

Я вспоминаю их проказы.

И вдруг становятся важней

Случайно брошенные фразы.

 

Теперь, отсеивая вновь

Крупу тех дней от снежной замети,

Я вспоминаю ту любовь,

Когда влюбился я без памяти.

 

Когда из школы по пути

Мы шли тропинкою знакомою,

Все не решался подойти,

Чтоб проводить ее до дому я.

 

Не смог в те годы превозмочь

Свою застенчивость ни разу я.

Лишь провожал глазами в ночь

Свою соседку кареглазую.

 

Жизнь развела надолго нас,

И я испытываю жалость,

Что не увижу этих глаз,

Но память светлая осталась.

 

Уходят старые друзья,

Стремительно уходят годы,

Уж скоро очередь моя

Уйти из чувственной природы.

 

Придет и мой когда-то срок

Отпасть от чувственных желаний,

Шагнуть на новый путь - дорог,

Ведущих в мир воспоминаний.

 

Вопросы

Мы родились, чтоб задавать вопросы.

Нам хочется про все на свете знать:

Откуда на земле берутся росы,

Куда уходит солнце отдыхать?

Кто в древности назвал луну луною?

И для чего вообще на свете жить?

И почему нас каждою весною

Преследует желание любить?

Что ожидает нас за поворотом,

За той горой, на перепутье дней?

И станет ли когда-нибудь ясней

Доселе недопонятое что-то?

Удастся ли когда нам увидать

В глазах людей духовные запросы?

И кто, в конце концов, нам сможет дать

Понятные ответы на вопросы?

 

Зал ожиданий

В мире все происходит циклично:

За рождением следует смерть,

Завершая собою цинично

Жизни вечную круговерть.

 

Все идет по обычному кругу:

Завтра снова сменяет вчера.

Не успеете встретить друг друга,

А уже расставаться пора.

 

Радость встреч и печаль расставаний

Будем бережно в сердце беречь.

Наша жизнь, словно зал ожиданий,

Состоит из прощаний и встреч.

 

Вечной радости не бывает.

Все проходит своим чередом.

И сердца от любви остывают,

И река покрывается льдом.

 

После встречи приходит разлука,

Но опять надо верить и жить.

Жизнь такая прекрасная штука,

Как же можно ее не любить?

 

 Зимний бал

Снова снег на землю пал -

Позасыпал лужи.

У зимы сегодня бал –

Ветер в вальсе кружит.

Раскрутили небеса

Вьюги да метели­ –

Передрогшие леса

В снежный мех одели.

Запуржило, замело

Белою порошею,

А сугробов нанесло,

Как гостей непрошенных.

Все дороги, все пути

Завалило к лешему -

Ни проехать, ни пройти,

Конному и пешему.

Утопает в снег нога,

След заносит вьюга.

И не встретишь ни врага

На пути, ни друга.

Только ветер, снег и тьма

Над землею стелятся.

Ах ты, зимушка-зима ­

Белая метелица!

 

Река детства

Как много, милый мой Калтанчик,

С тобою связано всего:

Ты - мой весенний одуванчик,

Ты - радость детства моего!

Сквозь ивы заросли тенистые

Журчат потоки звонких струй,

Тугие, свежие и чистые,

Как юной девы поцелуй.

Перекликаясь перекатами,

Ты даришь миру свой талант,

А под корягами рогатыми

Мерцает омута бриллиант.

От терпких запахов смородины

Благоухают берега ...

Ты - часть моей любимой Родины,

Всегда мне будешь дорога!

Я, сердцем, возвращаюсь в прошлое,

Когда нависнет тень беды,

Чтоб смыть всё грязное и пошлое

Струёй живой твоей воды.

К тебе, пройдя по жизни многое,

Душа моя стремится вновь.

Ты - моё детство босоногое,

Ты - моя первая любовь!

 

Юность и опыт

В семнадцать лет вы так юны,

Так непосредственны, наивны,

Что все советы старины -

Заумны очень и противны.

Вас старость сторожит, любя,

Запретов расставляя путы,

Не оставляя от себя

Свободной ни одной минуты.

Туда нельзя, того не смей,

К тому вообще не прикасайся ...

И не испытывай страстей,

И никогда не ошибайся.

Но пусть советами она

Вам сердце больше не тревожит.

Ведь жизнь прожить за вас сполна

Седая опытность не может.

Ведь всё равно, придется вам

Когда-то в первый раз влюбиться:

А как не ошибиться там,

Где очень просто ошибиться?

Вы начинаете худеть,

Когда Судьба своею властью

Вас заставляет заболеть

В расцвете сил любовной страстью.

Аза любовное вино

Мы платим нервами и кровью.

Вот только жаль - не всем дано

Переболеть такой любовью ...

 

Эвридика

Я жил, как многие, не ведая забот.

Я проводил в загулах вечер каждый,

Как говорят: включив автопилот,

Пока не повстречал её однажды.

И понял вдруг, что жизнь моя была

До этого одной сплошной ошибкой,

Когда она по улице прошла,

Пронзив своей загадочной улыбкой.

Как лёгкое дыхание весны,

Возникла в моей жизни ниоткуда.

Как вышло, что из атомов земных

На свете появилось это чудо?

Лишив покоя, отдыха и сна,

Как вспышка молнии, мелькнула предо мною,

И вновь во тьме растаяла она,

Приворожив улыбкой неземною.

Ищу её с тех пор немало дней

В людской толпе, чужой и многоликой.

В метро за ней спускаюсь, как Орфей

В кипящий ад сошёл за Эвридикой.

В мороз и в зной, в пустыне и на льду,

В улыбке каждой я ищу её приметы.

И верю, что когда-нибудь найду,

Пусть мне придётся прошагать полсвета.

 

Бабье лето

Ах, бабье лето, бабье лето!

Твои чудесные деньки

В нарядах золотого цвета

Глядятся в зеркало реки.

То жёлтой краскою, то красной

Слетает лист календаря

И отражает мир прекрасный

В палитре яркой сентября.

Иду по лесу, без дороги,

Вдоль тихой речки - прямиком.

Смотрю внимательно под ноги,

Сгребая листья в жёлтый ком.

Своим неутомимым взором

Надеюсь отыскать опять

Под тонким лиственным узором

Курчавый выводок опят.

И вдруг порыв шального ветра

Поднял опавшую листву,

Крутя, пронёс с полкилометра

И снова бросил на траву.

Рассыпав золото небрежно

Хрустящей жёлтою стопой –

­Как разгулявшийся невежда,

Швыряет деньги на пропой.

И вновь покой над речкой сонной,

Лес снова дышит тишиной.

Лишь перекат неугомонный

Журчит прозрачною волной.

Раздевшись, забредаю в воду,

В струю прозрачную реки.

Нет лучше времени в природе,

Чем лета бабьего, деньки.

Приятно тело остывает,

Разгорячённое ходьбой.

Пьянит и дрёму навевает

Плывущий купол голубой.

Лежу в траве, раскинув руки,

Смотрю на солнечный закат,

Внимая запахи и звуки

И монотонный звон цикад.

А в голове, помимо воли,

В стихи сливаются слова.

Я рад своей счастливой доле,

И кругом кружит голова.

 

Наши молитвы

Когда приходит вновь молитвы час,

О чём мы Бога просим и мечтаем?

О том, чтоб изменил Он мир для нас,

А вот себя менять мы не желаем.

 

В чём сила ума?

Тот факт, что ты всех выше по уму,

Ты не докажешь людям кулаками.

Как в мудрости не преуспеть тому,

Кто остальных считает дураками.

 

 

О чём грусть

Безумец недоволен от того,

Что люди мало знают про него.

Мудрец печален от других идей:

Что слишком мало знает он людей.

 

Где место мудрости?

Если в давке людской вас случайно обидели -

Это просто намёк на ошибки прямой.

Глупость рвётся вперёд, чтобы все её видели,

Мудрость же не спешит, чтобы видеть самой.

 

Молчание – золото

Когда беседуешь, старайся больше слушать,

Ведь лучше пить из родников питающих,

Чем, наизнанку выворачивая душу,

Испачкать ненароком окружающих.

 

Разум и чувства

От чувств теряют часто разум,

Но слёз по разуму не льют.

Ведь в брак вступив, ещё не сразу

А если красота есть, то наверно

Сюжету верности совсем не встретишь ты.

 

Запахи

Мы не любим тех, кто неопрятен,

Тех, кто в нас брезгливость пробудил.

Прибыли же запах нам приятен,

От чего бы он не исходил.

 

Сложная техника

Купил лопату, а потом,

И рот раскрыл от удивления:

К ней был привязан толстый том

Инструкции по применению!..

 

Всему своё время

Не всякие слова идут в строку.

Иные надо тщательно осмыслить.

Поэтому не надо языку

Давать опережать рожденье мысли.

 

Шлагбаум

Он был причиной всех заторов,

На той дороге, где стоял.

И очень много разных споров

Своей работой вызывал.

Так службы нёс тяжёлой бремя,

Что ни проехать, ни пройти.

Но твёрдо знал, что он всё время

Стоит на правильном пути.

 

Заслуженный

Забыл, когда нырял на дно,

И стилем "брасс" уже не плавал.

Бассейн забросил он давно ­

Теперь купался только в славе.

 

Его конёк

Он опять не выполнил задания

И притом - без совести зазрения.

Он искусным был лишь в оправдании,

Но совсем бездарным в исполнении.

 

Шахтёрские будни

Сегодня снова на работу

Идём мы шумною гурьбой.

Смеёмся, травим анекдоты,

Пока спускаемся в забой.

Кто про жену, кто про похмелье,

Кто про домашние дела.

Но вот кончается веселье ­

Пора рабочая пришла.

Не слышно больше прибауток,

Лишь громкий стук сердец в груди.

Теперь нам больше не до шуток ­

Теперь работа впереди.

Рычит проходческий комбайн,

Вгрызаясь в горные пласты,

Тут не поможет и «Билайн»,

Чтоб услыхал мой голос ты.

Чтоб кровля оставалась стойкой,

Не обрушаясь до поры –

Пусть гидравлические стойки

Несут нелёгкий груз горы.

Процесс работ отлажен чётко,

Сегодня так же, как вчера.

Шумит подземная проходка

И гонит уголь на-гора.

Из дальних штреков и забоев

Стекают угля ручейки,

­Сливаясь вскоре меж собою

В теченье угольной реки.

Несут реки подземной «воды –

Итог шахтёрского труда,

Чтобы работали заводы,

Не замерзали города.

Чтоб наша Родина была

И процветающей, и сильной,

Прими с шахтёрского стола,

Страна родная, вклад посильный!

 

Твоя судьба

Когда желаешь лучшей доли

В осуществлении идей – 

Не нарушай свободной воли

Других желающих людей.

Они ведь, как и ты, мечтают

О том, как им счастливей стать.

И так же глупые считают,

Что им Судьба – родная мать.

Поверь на слово: очень скоро

Твои развеются мечты,

Судьбы суровой приговора

Не сможешь избежать и ты.

Поэтому не обольщайся,

Не строй в мечтах хрустальный дом

И на Судьбу не обижайся –

Живи как все, своим трудом.

Живи в гармонии с природой,

Люби жену, детей расти,

Будь частью твоего народа

Судьбу за трудности, прости.

Она лишь учит нас трудиться,

А это, право, не беда.

Ведь без труда, как говорится,

Не вынуть рыбку из пруда.

Поэтому за всё, что будет,

Будь благодарным ты Судьбе.

Поверь: она не позабудет

Подкинуть трудностей тебе.

Свой тяжкий крест неси достойно,

Нелёгким, праведным путём.

А трудности встречай спокойно ­

Ведь мы на трудностях растём.

 

Терпение

Я в душе своей художник,

В тяге к знаниям - школяр.

Надо обувь - я сапожник,

Красить надо - я маляр.

Я от скуки на все руки ­

Если честно вам сказать,

В жизни разные науки

Приходилось постигать.

Я и сварщик, я и плотник,

Я и конюх, и кузнец.

Я хозяин и работник,

Я и сеятель, и жнец.

Чтоб отвадить лень и скуку, ­

Есть рубанок и топор.

Лишь терпения науку

Не осилю до сих пор.

Я всё тот же торопыга,

И спешить по жизни рад,

Через три ступеньки прыгать,

Как и тридцать лет назад.

Я такой же, как и прежде,

Непоседа-егоза.

В той же простенькой одежде,

Те же синие глаза.

... Незаметно отцветала

Глаз смешливых синева,

И морщинок больше стало,

Поседела голова.

Стал теперь я белоснежный,

Но в своей семье родной

До сих пор остался прежний, ­

Всё такой же заводной.

Гордость чтоб свою разрушить,

Я учусь терпимым быть

И стараюсь больше слушать

И поменьше говорить.

Мне с годами всё дороже

Этот мир, отец и мать.

Стал к себе теперь я строже,

А других учусь прощать.

И меня всё меньше тянет

Торопиться и спешить -

Спешка ведь всегда обманет,

Можно многих рассмешить.

Учит лишь одна разлука

Нас умению страдать.

Очень важная наука

Для людей - терпеть и ждать.

В школе, в поле, на заводе,

Молодой или старик.

Только тот велик в народе, ­

Кто в терпении велик!

 

Чёрное золото

Он под землёй таит в себе упорно

Тепло квартир, достаток и уют.

Недаром ведь в народе уголь чёрный,

Ещё и чёрным золотом зовут.

Но золото, увы, металл холодный,

Расчётлив, и в душе не тает лёд.

А уголь, он и вправду благородный -

Свой жар души весь людям отдаёт.

Но даром никому он не даётся.

Попробуй-ка его наверх поднять.

Кто ленится, над тем он посмеётся,

И любит тех, кого в работе не унять.

Лишь для того, кто в труд свой вложил душу,

Кто в шахту шёл не веники вязать,

Он будет и податлив, и послушен,

Тому себя из недр позволит взять,

Тому он и квартиру обогреет,

И нити, яркой лампочки зажжёт.

С рабочим он сближается быстрее,

С ленивым же совсем наоборот.

Ему не знать шахтового порога,

Ведь уголь в глубине его не ждёт.

Ленивою рукой его не трогай,

Он с нею на поверхность не пойдет.

 

Не будьте беспечны

И краткий миг продлиться может Вечность,

А Вечность - промелькнуть, как краткий миг.

Не допускайте к времени беспечность,

Неважно: молодой вы иль старик.

Ведь жизнь не остаётся неизменной ­

За мигом миг она меняется всегда.

Из мигов состоит вся жизнь Вселенной,

Как из песчинок малых города.

Мы жизнь свою беспечно проживаем.

Мы в праздности проводим время зря

И собственной рукою отрываем

Дни жизни, как листки календаря.

На прихоти и роскошь тратим смело

И время, и последние гроши.

Как много мы потратили на тело,

Как мало на развитие души.

Поэтому: не надо быть беспечным

И тратить понапрасну дни свои.

Они ведь далеко не бесконечны,

Напротив - ограничены они.

 

Первый снег

Снова выпал первый снег

На луга и рощи.

Прекратил ночной свой бег

В небе месяц тощий ...

Эстафету передал

Сонному светилу.

Сам бежать вперёд устал -

Поистратил силу.

Начинает свой забег

Раннее светило.

И лучами первый снег,

Как водой умыло.

Роща снегом убрана,

Что-то с нею сталось:

Расчирикалась она

И расщебеталась.

Утопая в снег, бегут

Узкие дорожки.

Воробьишки на снегу

Подбирают крошки.

То дерутся, то галдят,

Вьются над тропою,

То, сорвавшись, прочь летят

Дружною толпою.

Я бреду куда-то в даль

Белой целиною,

Ветер снежную вуаль

Кружит надо мною.

Как приятно мне шагать

По лугам пушистым

И ногами оставлять

След во поле чистом ...

 

Погоня за счастьем

Как часто разбиваемся мы в кровь,

Стараясь за иллюзией угнаться.

И падаем по глупости, но вновь

Мы на ноги пытаемся подняться.

Нас призрак счастья манит и зовёт,

То близко подойдёт, то удалится,

То скроется совсем за поворот,

То всё опять как прежде повторится.

Но сердце, что колотится в груди,

Не хочет отказаться от погони.

Нам кажется, удача впереди,

Ещё чуть-чуть, и мы его догоним.

И мы его стараемся догнать

И от погони той неровно дышим.

Нам разум что-то хочет подсказать,

Но мы спешим и разума не слышим.

Всё кажется, вот-вот за виражом

Нам счастье, наконец, протянет руку.

И мы опять спешим за миражом,

Спешим вперёд по замкнутому кругу.

И снова сердце рвётся из груди:

И снова разум в ухо шепчет что-то,

И снова лишь надежда впереди,

Что счастье где-то там, за поворотом.

 

Привычка

Любовь для многих - лишь привычка,

Чтоб скрыть в остывшем сердце лед.

Угасших чувств сырая спичка

Огонь сердечный не зажжёт.

От пылких фраз - уплаты моде ­

Не кружит больше голова.

Мы в ежедневном обиходе

Затёрли нежные слова.

Родная, милая, навеки ...

А в голове всегда одно:

Коль тронешь страсти в человеке,

Не встретишь правды все равно.

Привычка наполняет звуки -

В палитре радуги она.

В искусстве, спорте и науке,

В жужжании веретена ...

Привычка больше правит нами,

Чем наше сердце или ум.

Повелевает ночью снами,

А днём потоком наших дум.

Она является в делах,

В словах, поступках, в мыслях даже.

Но как бывает тяжела

Её нелёгкая поклажа.

 

Не теряйте надежды

Если вы не торопитесь жить

И не любите делать ошибки,

По аллеям весенним бродить

И дарить встречным людям улыбки,

Если в жилах бурлящая кровь

Вас весною совсем не тревожит,

Это значит, что ваша любовь

Крепко спит и проснуться не может.

Это значит, что всё впереди,

Это значит, что всё ещё будет,

Что любовь шевельнётся в груди,

Что её кто-то в сердце разбудит.

Вдруг захочется верить и жить,

И дарить всем улыбки как прежде,

И как прежде страдать и любить -

Только вы не теряйте надежды!

 

К 65-летию Победы

Победа

У Победы всегда очень много отцов,

Всех считать - это дело пустое.

Пораженье от нас своё прячет лицо,

Оставаясь для всех сиротою.

И когда летним днём разразилась гроза

Над страною, военной невзгоды -

Смерть-старуха с косой заглянула в глаз,

Всем, кто жизни желал и свободы.

Только верили мы, что к свободе любовь,

И она в нас задушит едва ли.

Мы прошли через боль - мы прошли через кровь,

Но свободу страны отстояли.

Тех немного теперь, кто войну пережил ­

Их сменило беспечное племя.

Только серый гранит обелисков могил

Им расскажет про грозное время.

И про то, как мужали в боях пацаны,

Как сражались отцы их и деды ­

Пол-Европы прошли по дорогам войны

И дошли до Великой Победы!

Но не всем удалось до Победы дойти,

И не всех по делам наградили:

Очень, многие пали на долгом пути,

Потому что себя не щадили.

И остались они на дорогах Земли

В обелисках стоять часовыми,

Чтобы снова весною сады зацвели:

Небеса стали вновь голубыми ...

У Победы всегда очень много «отцов»,

За неё шли на смерть батальоны.

Много пало в жестоких боях храбрецов ­

Ведь ковали её миллионы ...

 

Ветераны войны

Если память опять растревожили сны,

Если раны болят, если давит Усталость,

Вы сомкните ряды, ветераны войны,

На параде Победы вас так мало осталось.

Много огненных верст вы с боями прошли,

Вы друзей боевых хоронили до срока,

Отбирая назад пяди русской земли,

Шли на Запад, чтоб солнце вставало

С Востока.

Вас на прочность враги проверяли всегда,

На удар и разрыв, на воде и на суше.

Но ни острый металл, ни огонь, ни вода не смогли

Покорить вашу Русскую душу ...

Пусть противник любой не забудет в веках

Силу русских штыков и военной науки.

Ветераны войны, мир в надежных руках,

Потому что его берегут

Ваши внуки.

Если память опять растревожили сны,

Если раны болят, если давит усталость,

Вы сомкните ряды, ветераны войны,

На параде Победы вас так мало осталось ...

 

Узникам концлагерей

В глазах у них тоска, а не мольба,

На измождённых шеях бьются вены,

У каждого из них своя судьба -

Что довела, с ранением, до плена.

Кто был под Курском взят, кто - под Ельцом,

Но все хватили лиха, бедолаги ...

И всё же мало было подлецов,

Кто изменил в плену своей присяге.

У каждого ещё последний бой

Стучал в груди, когда с ударом пули

Погас в глазах свет неба голубой,

А чувства и желания уснули.

Мир растворился в грохоте орудий,

Забыв о первозданной тишине,

Когда земля горела, снег и люди

В той беспощадной, яростной войне.

Как будто бы разверзлась бездна Ада,

Чтоб душу человека побороть.

И запылали печи Бухенвальда,

В золу и пепел превращая плоть.

Косой своею острой смерть-старуха

Людей косила, вешала и жгла,

Но только человеческого духа

Ни сжечь, ни уничтожить не смогла!

 

Старое фото

На пожелтевшем старом фото

В своём альбоме вижу я,

Как в кадре замерла пехота -

Военной юности друзья.

Остановившееся время.

На снимке лица без морщин.

Но там, за кадром, зреет семя

Причины, будущих причин.

Стоят, такие молодые,

В одном строю, к плечу плечо.

Ещё пока что не седые,

И не погиб никто ещё.

Ещё армейская одежда

Не прикипела солью к ним,

И в каждом теплится надежда,

Что он останется живым.

 

На марше

Наш путь вперёд был зол и непрестанен.

Под рокот автоматов, лязг штыков,

Но враг, хотя и был смертельно ранен,

Ещё кусал обломками «клыков».

Сон валит с ног, на марше трое суток,

А в воздухе повеяло весной,

Но нам сегодня что-то не до шуток:

Мы знаем, вперед!!! Кровавый бой.

Нам плечи давят мокрые шинели.

Свинцовым грузом тянут сапоги.

Мы, словно загнанные лошади, вспотели,

Перед глазами красные круги.

Все мысли, все мечты лишь о привале,

И вот комбат командует: «Отбой!»

Мы тут же все упали, где стояли,

Не в силах больше двинуть и ногой.

Смертельная усталость вмиг уложит,

Всей тяжестью вдавивши в землю нас.

И, кажется, поднять уже не сможет

Нас на ноги, ни окрик, ни приказ.

Пусть впереди победные салюты,

Но сон накрыл нас тяжкою волной.

И мы ещё не знаем в те минуты,

Что будет дальше с нами и страной.

Ещё не отгремели, канонады,

И рвы ещё травой не заросли.

Ещё не всех бойцов нашли награды

И не везде закончились бои.

Ещё по-прежнему стране грозили беды,

И вся была в развалинах она.

Но в воздухе витал уж дух победы

И корчилась в агонии· война.

 

(Калтанский вестник, 1 июля 2010) 

Не теряйте надежды

 

Если вы не торопитесь жить

И не любите делать ошибки,

По аллеям весенним бродить

И дарить встречным людям улыбки,

Если в жилах бурлящая кровь

Вас весною совсем не тревожит.­

Это значит, что ваша любовь

Крепко спит - и проснуться не может.

Это значит, что всё впереди,

Это значит, что всё ещё будет,

Что любовь шевельнётся в груди,

Что её кто-то в сердце разбудит.

Вдруг захочется верить и жить,

И дарить всем улыбки, как прежде,

И, как прежде, страдать и любить.

Только вы не теряйте надежды!

 

Гроза

Небо нахмурилось тучами, дрогнули листья осин,

Брызнули капли сыпучие, озера гладь погасив.

Капли танцуют по озеру, падают в ветхий шалаш.

Два рыбачка зазевавшихся жмутся под серенький плащ.

Грянув аккордами грозными, дальше уходит гроза,

Села обсохнуть от дождика на лепесток стрекоза.

Радуга семицветная в воду легла концом,

Жаворонок над нею в небе звенит бубенцом.

Льётся весёлое пение, радует новизной,

Щедрой рукой рассыпает лето полуденный зной.

 

Духовная инвалидность

Мы варимся в соку своих страстей:

То - пыл любви, то - горький яд измены.

Все сложное сложилось из частей,

А части часто требуют замены.

Меняем все: и чувства, и дела.

Рубаха-парень может стать злодеем.

Меняем даже души на тела,

Не понимая, что же мы содеем.

Скрепляем кости с помощью гвоздей,

Суставы можем делать из железа.

И в обществе полно уже людей,

Что поменяли души на протезы

Живет такой чудак, и пьет вино,

И оскорбляет всех с надменным видом,

Не замечая, что уже давно

Является духовным инвалидом.

 

Желания

Желание все время получать

Надолго в людях силы не утратит.

Они ведь не желают замечать,

Что тот, кто получает - тот и платит

За все богатства, что приобретешь,

Потерею духовности заплатишь.

Богатство пробуждает к жизни ложь,

А с ложью - совесть начисто утратишь.

Пусть выгодных еще немало дел,

И интерес к богатству неподдельный,

Но все когда-то познает предел,

Лишь глупость и желанья беспредельны.

 

Журавли

Облетают осины на осеннем ветру,

Догорают рябины, как костер по утру

Над широкою Волгой, над раздольем полей

В вышине слышен долго звонкий крик журавлей.

В этом крике печальном боль разлуки звучит,

Словно кто-то прощально о любви говорит.

Удаляется песня над простором равнин,

В синеве поднебесья растворяется клин.

Из родимого края в неизвестную даль

Журавли улетают, изливая печаль.

На родное полесье льется грусть свысока,

А весенняя песня, как весна, далека.

 

Высший суд

Когда-то все на Высший Суд

Придут - и грешник, и святой.

И для отчета принесут

Земных деяний опыт свой

И надо так стараться жить

Под знаком разных полюсов,

Чтоб с легким сердцем положить

На чаши праведных весов

Свои вчерашние дела,

Проекты, планы и мечты -

Все, что тебе Судьба дала,

И все, что сделал лично ты.

 

Жизнь без чудес

Говорят, что нет чудес на свете,

Что от них пора нам отвыкать.

Все, что будет нужно, в Интернете

Можем мы сегодня отыскать.

Мы легко, практически мгновенно,

Можем выйти через Интернет

Даже на окраину Вселенной

Никакого чуда в этом нет.

Изучаем, находясь в квартире,

Океаны, горы и леса.

Только скучно жить сегодня в мире,

Где никто не верит в чудеса.

Перестали верить «глупым» сказкам

В вечного Кощея и в Ягу.

В сундуке Кощея держим краски,

У Яги сломали кочергу.

Не боимся грозовых раскатов,

Стало нам комфортно слишком жить.

Будто мир - из полуфабрикатов,

Нам осталось только проглотить.

Что поделать - вот такое время,

Не унять технический прогресс.

Только очень жаль

Младое племя

Обреченных к жизни без чудес.

Мой Калтан

В родном краю, где вырос и живу я,
Поднялся ты среди полей и гор
И заступил на вахту трудовую –
Строитель, энергетик и шахтер.
Ты молод, ты почти что мой ровесник,
Мой верный, неизменный талисман.
О чем же ты поешь сегодня песни,
Мой город, моя родина – Калтан?
О том, как широко под небом синим
Раскинулась великая страна,
А может быть, о том, что вся Россия,
Как в зеркале, в тебе отражена.
Отражена в деяниях народа,
В дыхании широких площадей
И в том, что обитает здесь порода
Рабочих замечательных людей.
Они живут со мной одной заботой,
Дома возводят летом и зимой,
Шагают утром вместе на работу
И вместе возвращаются домой.
Не разлучит, мой город, нас с тобою
Ни время, ни успех и ни беда.
Мы связаны с тобой одной судьбою,
И кажется, что это навсегда.

Кузбасс

Я этой землей и живу, и дышу,
Судьбу ей свою доверяю.
И с детства любовь в своем сердце ношу
К суровому этому краю.
Ты край мой родной, ты отчизна моя,
И радость моя, и отрада.
Мне сердце не греют другие края,
Да этого мне и не надо.
Здесь юность моя отзвенела струной,
Здесь я и мужал, и трудился.
Любовь свою встретил однажды весной
И в жизни чего-то добился.
Здесь славу тебе добывает и честь
Шахтерское дружное братство.
Прекрасные люди, живущие здесь, -
Твое основное богатство.
Ты в нашей стране не последнюю роль
Играешь своими делами.
А в угольной отрасли – просто король,
Гордится страна горняками.
Здесь рек красота и таежная даль,
Полет облаков в небе синем.
Кузбасс – это уголь, Кузбасс – это сталь,
Кузбасс – это сердце России!
Сердце матери
Мы так молоды были
И росли, как грибы.
Нам казалось: мы жили
Под эгидой судьбы.
Но судьба обманула,
Счастье мимо прошло,
А беда распахнула
Над тобою крыло.
Все вокруг потемнело,
Не пройдет солнца луч
Сквозь холодное тело
Пелены зимних туч.
От февральской метели,
Что дворы замела,
Вдруг виски побелели,
Боль на сердце легла.
Сердце матери стонет:
Сын ушел в дальний путь.
И никто не догонит,
И назад не вернуть.
Не казни себя очень,
Не твоя в том вина,
Что ушел твой сыночек,
Что осталась одна.
За уход его ранний
Лучше сына прости.
Без упреков и брани
В дальний путь отпусти.
Всех своя ждет дорога
И своя колея.
Не суди его строго,
Он – кровинка твоя.

Россия

У России – синие глаза,
Светлая улыбка, без укора.
Расплескалась неба бирюза
Синевою глаз в ее озерах.
Бесконечны ширь ее полей
И просторы вольные Сибири.
Только сердцу русскому милей,
Что простор души намного шире.
Сколько раз на прочность и на слом
Разные враги ее пытали,
То мечом пугали, то числом,
То бронею из прочнейшей стали.
Но не отдала она врагам
Сердцу дорогих просторов вольных.
Как к врагу была она строга,
Так к друзьям – щедра и хлебосольна.
Чтобы по весне опять цвели
Рощи и сады под небом синим,
Ты стоишь на страже всей земли –
Новая, великая Россия!
У России – синие глаза,
Светлая улыбка, без укора.
Расплескалась неба бирюза
Синевою глаз в ее озерах.

Удача

Все люди на земле – ученики
И призваны решать свои задачи.
Успехи в их учебе так редки,
Зато не редкость – неудачи.
Но кто в удаче ищет свой покой,
Тех угрызенья совести не мучат.
Они не знают истины такой,
Что неудачи нас всегда чему-то учат.
А тот, кто, зная ценность неудач,
Идет вперед спокойно и без плача,
Тому всегда в решении задач
В конце концов сопутствует удача!

Приемли всё

Приемли все: и доброе, и злое,
Что встретится на жизненном пути,
И то, что уже кануло в былое,
И то, что лишь должно произойти.
Те чувства, что сегодня так тревожат,
Растают, словно утренний туман.
Когда приемлешь все, уже не сможет
Затронуть ни удача, ни обман.
Не проявляй восторга слабой воли,
Когда ты в облаках и очень рад.
И не впадай в истерику от боли,
Когда качнется маятник назад.
Хвалу и клевету встречай спокойно,
Не трать на них сердечного огня.
С людьми веди себя всегда достойно,
Не восхваляя их и не кляня.
Приемли и богатство, и разруху,
Но только не убей и не предай,
Отдай всему свое. И только Духу
Всего себя до капельки отдай.

 

Коротко о разном

 А мудрость лучше

Мы знаем: умный не потерпит поражения,

Ведь интеллект высокий сразу скажется.

Он выйдет из любого положения,

Однако мудрый в нём и не окажется.

 

Туманные ответы

Когда ты ждёшь ответа на вопросы,

То жаждешь, чтобы кто-то ясность внёс.

Но если тот ответ даёт философ –

Ты перестанешь понимать и сам вопрос.

 

Вера и суеверие

Нам в жизни часто веры не хватает –

Уж очень роль соблазнов велика.

Ведь даже тот, кто Библию читает,

Отнюдь не застрахован от греха.

Вот в суеверия мы верим горячо,

Все ритуалы свято соблюдаем:

Стучим по дереву, плюём через плечо

И иногда в кого-то попадаем ...

 

Не бросайтесь словами

Пусть ветер дует, пусть течет вода,

Пусть дни летят, меняя все на свете,

Но если ветер дует не туда –

Старайтесь не бросать слова на ветер.

 

Взаимосвязь

Пусть это мнение еще довольно шатко,

Но с каждым днем оно все больше зреет:

Что если кто-то не имеет недостатков –

Он и достоинств тоже не имеет.

 

О женщинах

У них инстинкт преобладает стайный,

Поэтому не надо упрощать.

Ведь и они хранить умеют тайны,

Но лишь не в одиночку - сообща.

 

Страсть и воля

Пусть страсть сильна, но дело ведь не в ней,

А в том, как властвует она, сердца корябая.

За сильной страстью часто у людей

Не сила чувств стоит - а воля слабая.

 

Стихи из периодики

Шахтёрские будни

 

Сегодня снова на работу

Идём мы шумною гурьбой.

Смеёмся, травим анекдоты,

Пока спускаемся в забой.

Кто про жену, кто про похмелье,

Кто про домашние дела.

Но вот кончается веселье –

Пора рабочая пришла.

Не слышно больше прибауток,

Лишь громкий стук сердец в груди.

Теперь нам больше не до шуток –

Теперь работа впереди.

Процесс работ отлажен чётко,

Сегодня так же, как вчера.

Шумит подземная проходка

И гонит уголь на-гора.

Из дальних штреков и забоев

Стекают угля ручейки,

Сливаясь вскоре меж собою

В теченье угольной реки.

Несут реки подземной «воды»

Итог шахтёрского труда:

Чтобы работали заводы,

Не замерзали города.

Чтоб наша Родина была

И процветающей, и сильной,

Прими с шахтёрского стола,

Страна родная, вклад посильный!

(Время и жизнь, 15 августа 2015)

Комментарии (1)
Николай, Осинники # 5 июля 2016 в 04:39 0
Отличные стихи!
Калтан – Осинники 21 века © 2017

Калтан – Осинники 21 века

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?